Слава Виталины

3 февраля, 2017, 23:04 Распечатать Выпуск №4, 4 февраля-10 февраля

Виталина Библив, ставшая недавно открытием для многих театралов, в этот уик-энд играет в премьере "Кольори" по пьесе Павла Арье (на сцене "Золотых ворот"). А осенью в прокат выходит фильм "Брама" по популярной пьесе "Баба Пріся" того же автора: там она играет Славу.

Виталина Библив, ставшая недавно открытием для многих театралов, в этот уик-энд играет в премьере "Кольори" по пьесе Павла Арье (на сцене "Золотых ворот"). А осенью в прокат выходит фильм "Брама" по популярной пьесе "Баба Пріся" того же автора: там она играет Славу.

Слава — дочь бабы Приси, 90-летней чернобыльской мавки. Эта дочь — как дичь — разбитная оторва в застиранных штанах и растаманском берете. Старуху-мать она то жалеет, то третирует, то регулярно посылает по всем известному адресу: "Да пошла ты…". 

Когда она ее туда посылает в спектакле "Сталкеры", то в зрительном зале никто не морщится и не ерзает. Потому что так должно быть. И потому что адрес известный. И потому что великовозрастная дочь-дичь Слава изъясняется, как и положено в глухомани, в Чернобыльской зоне, в кругу слегка одичавшей семьи.   

Сколько ей лет, этой Славе? 40, 50, 60? Паспорт потерян, время не властно. Да и это ли важно и в модном спектакле, и, полагаю, в будущем фильме (под названием "Брама")? Живет и живет себе эта Слава в обнимку с позором, с потерями. Потеряв счет времени. Оторвавшись от цивилизации. Лишившись мужского тепла. Воспитывая сына-дебила. Третируя вездесущую мать свою. 

Виталине Библив драматургом и режиссером четко предписано воплощать на сцене очередное потерянное поколение. Поколение советских матерей, нарожавших не очень здоровых детей. Поколение женщин, как бы  "профукавших" настоящую жизнь и настоящих мужчин. 

Мама назвала ее "Славой" — в честь "Слава КПСС!". Но "слава" КПСС обернулась позором, крахом и прахом. А эта — витальная Слава в радиационном лесу — непреходящий женский тип в разнообразных украинских селениях (причем, не только чернобыльских). 

Это нагловатая бабища. Где сядешь, там и слезешь. Это черноротая оторва. За словом в карман не лезет. Это одинокая душа. Приросла сердцем к
своей родне по несчастью.  

Некоторые наши известные актрисы воплощают на сцене, скажем так, темы глобальные и магистральные (в зависимости от пьес, конечно). В этом ряду, например, Н.Сумская или И.Витовская: их главные роли в их главных спектаклях исподволь выявляют темы национальной почвы, национального характера, большой родины. 

А у этой, у шебутной Виталины, совершенно нет никаких претензий чего-нибудь "обобщать", суммировать. Ее разбитные девки, конечно, тоже родина. Но малая. Со всеми ее сельскими репейниками или райцентровскими ухабами. Возвышенными или бесстыдными проявлениями локального женского нрава. 

Малая родина — еще не значит мелкая душа. 

Малая родина — вовсе не синоним приблуды безродной. 

Здесь у Виталины, в ее ролях, как раз все четко и ясно. Многие ее героини (на сцене "Золотых ворот", на сцене Молодого театра, в добром десятке сериалов про "соседей" и "женских докторов") — коренастые и очень почвенные. Узнаваемые в конкретной местности и в определенной области. 

Они "нарицательные". Их должно быть много. Им всегда есть что сказать. Они должны побеждать обстоятельства. И если не силой воли (доли) их побеждать, то хотя бы матерным словом. 

Ей самой и ее героиням присущи самоирония, острохарактерность, комедийные выкрутасы. 

Как правило, эти разные-разные женщины с "малой земли" никем не согреты. Кем-то брошены или кем-то посланы. За внешней бравадой прячут внутреннюю печаль. Трагедию подают на наглой ухмылке. А комедия у них — через горькую складку на губах. 

В театре зачастую мужчина интересен на сцене своим будущим, а женщина —прошлым. Мужчина в театре удерживает внимание своими способностями (или неспособностями) к победам, а женщина чаще волнует зал своими подлинными или мнимыми поражениями. 

У разных-разных женщин, сыгранных Библив, кажется, вообще никогда не было поражений! Сама — как молния: может поразить кого угодно на пути. Выматерить, отхлестать по щекам, выставить дураком самого умного. 

Например, в спектакле "Слава героям" (еще одна пьеса ее любимого автора) она торжественно выезжает на сцену как мерседес в роли блатной медсестры. Рот не закрывается. Из уст — регулярно — репертуар радио "Шансон". Естественно, это не женщина с прошлым, а женщина с будущим. Которое для многих уже наступило. 

* * * 

— Виталина, а кто она, твоя героиня, из премьерных "Кольорів"? Вас же в спектакле таких несколько — важных и разноцветных женщин?

— Да, пять женщин. Моя героиня — вдова. Она любила мужа, вместе прожили 13 лет. С ним ощущала себя неимоверно счастливой. Оставшись без мужа, она тоже очень хочет счастья. Хочет хотя бы "приспособиться" к счастью в изменчивом мире. 

Получится ли? Вот придете и посмотрите. В спектакле, кстати, каждая из женщин существует в нескольких измерениях. От абсурда до реальности. Какой из них важнее? Сама не знаю. 

— Между прочим, и твоя Слава в "Сталкерах" тоже хочет быть счастливой. Но "может" ли она быть такой? 

— В том мире, с которым она уже смирилась, моя Слава по-своему  счастлива. Потому что у нее нет выбора. Солнце взошло, травка проклюнулась, сын Вовчик не кашляет — вот в этом и счастье ее! Бабка Прися из опасных болот невредимой домой вернулась — и это тоже огромное счастье для Славы. Играем "Сталкеров" третий сезон. А счастливы — все — как на премьере. 

— То есть в каждом спектакле все-таки открывается нечто новое-новое-новое  в этой героине? 

— Есть же каркас спектакля и пьесы. И есть внутренний ресурс — мой и моих коллег на сцене. Совершенно не хочу выпендриваться, говоря, что каждый спектакль играю "по-новому", поскольку это было бы неправдой! Но в жизни ведь всякое случается: с кем-то поссорился, кому-то не дозвонился, колготки порвались. И все "это" накладывается перед спектаклем. И, естественно, "по-новому" уже играешь на сцене. То есть подкладываешь под эту Славу или под другую героиню что-то личное, даже сиюминутное. 

Бывают моменты в тех же "Сталкерах", когда в одной и той же сцене я иногда кричу, а иногда этот же текст говорю шепотом, и это звучит глубже. 

— Как драматург воспринял Славу? Ты же участвуешь сразу в трех его пьесах.  "Муза", можно сказать.

— Дружба дружбой, а служба службой. В театре я это разграничиваю. Когда Павел Арье посмотрел "Сталкеры", то обратил внимание, что одна фраза моей героини куда-то исчезла. Слава говорит: "А що у церквах не такі ж люди, як скрізь?". А вот следующую фразу я "сократила": "У них Бога немає, їх Бог — це гроші!". Драматург посмотрел и сразу понял, чего не хватает. Впоследствии фраза вернулась. Вот вам и "муза"!

…А потом она меня огорошила. 

* * *

— Я вообще никогда не хотела быть актрисой! Я всегда хотела быть клоуном и работать в цирке. 

— О, Боги… Конечно, цирка нам хватает в жизни, но все-таки… 

— Я и в театральный пошла только потому, чтобы получить высшее образование, поскольку на тот момент оно еще было бесплатным. А так меня всегда тянуло на манеж!

— Откуда такая потребность у юной девушки "быть клоуном", точнее клоунессой. Все же тогда, в 90-е, мечтали стать либо моделями, либо поп-дивами. А из женщин-клоунов худо-бледно вспоминается, пожалуй, только Ириска из телевизионной "АБВГДейки". 

— Сама не знаю. Учительница спрашивала: "Дети, а кем вы хотите стать?". А дети отвечают:  "Космонавтами! Пожарниками! Хирургами!". А я, как скала, стою на своем: "Клоуном!". 

Меня никто не понимал.  А мне так нравилось все из серии "цирк зажигает огни"... Когда мама впервые привела меня на цирковое представление, и я увидела на манеже клоуна, — влюбилась в него моментально. И решила: я смогу! 

— С другой стороны, есть же актрисы в мировом искусстве, склонные, скажем так, к клоунаде. Как Джульетта Мазина в фильмах Феллини. Как Фаина Раневская в "Подкидыше" и многом другом. 

 — О чем вы? О Раневской и о других великих актрисах я и узнала-то только "потом". Понятия в детстве о них не имела. Пожалуй, в раннем детстве хотела быть похожей не на известных актрис, а на худеньких девочек с огромными глазами. Ведь тогда меня дразнили обидно — "корова жирная". А так хотелось, чтобы называли "Алисой Селезневой", которая спасет мир (как в фильме). Худенькая такая, эти плечики и глазики. 

Поэтому, когда смотрела даже такие популярные фильмы, как "За двумя зайцами", то имена знаменитых украинских актрис — Нонны Копержинской и Маргариты Кринициной — мне ни о чем не говорили. И я не собирала о них вырезки из журналов. 

Зато, кстати, я была (и остаюсь) фанаткой Клары Новиковой. 

— А эта страсть откуда? 

— С детства ходила на все ее концерты, смотрела во всех "смехопанорамах" и "аншлагах". Клара же тоже умеет представить на эстраде женщину-клоуна, которой не страшно показаться смешной в образе тети Сони, в других образах.

С Кларой Новиковой судьба меня свела благодаря одной замечательной женщине — Фаине Соломоновне Ковалевской. Это потрясающий преподаватель сценической речи. У нее обучались Игорь Славинский, Лариса Трояновская, другие актеры. Когда-то Фаина Соломоновна вела театральную студию в Киеве. И в той студии в свое время обучалась Новикова. Однажды Софье Соломоновне сказали: мол, есть одна девочка из Василькова, она на баяне играет, обратите внимание… И так получилось, что я стала последней ее ученицей. И через этого педагога у меня творческая связь с Кларой Новиковой. 

* * *

Еще спрашиваю у нее: какие первые важные роли на театральной сцене убедили тебя саму в том, что ты — актриса, что ты попала именно туда? Что это не передвижной цирк, а именно серьезная сцена. 

Она называет только две свои роли, между которыми продолжительная дистанция. Первая, естественно, наша старая знакомая Слава (ее недавний успех в "Сталкерах"). А вторая — ранняя Лаура, это период первых шагов в профессиональном театре, который, к сожалению, исчез — "Ателье 16". 

Лаура — несчастная дочь Аманды Уингфилд и сестра Тома Уингфилда из пьесы "Стеклянный зверинец", которую в середине прошлого века написал Томас Ланир Уильямс, по прозвищу Теннесси. Это была его первая успешная пьеса, еще "до" всемирного триумфа "Трамвая "Желание". Пьеса личностная, нескрываемо автобиографическая. Проявляющая хитросплетения родственных уз в его же сложноподчиненной семье. 

Плотная и витальная Виталина в том давнем спектакле, казалось бы, должна была играть мать. То есть Аманду, жизнелюбивую и цепкую американскую тетку. Но Виталина сыграла Лауру. В пьесе это существо ранимое и раненное. Это мечтательница-хромоножка, придумавшая себе игру в стеклянных зверушек как спасение от мучительной действительности. 

Так вот, когда эту роль играла Виталина, то на сцене не было игрушек, зверушек и никакого стекла. Не было предметных образов на материале Уильямса. Потому что стеклянный зверинец жил  только в ее голове! Все это было вымыслом, ее фантазией. Мечтой, в которую она хотела увлечь и маму, и брата. И даже нежданного жениха по имени Джим. 

Я видел разных Лаур на сценах разных городов. И все они, как правило, напоминали пленниц Освенцима: тощие, нервозные, шатающиеся от ветра.  У Виталины была Лаура земная и плотская. Сильная внешне, но слабая внутренне. Воспринимавшая весь мир как стеклянный зверинец, а каждого обитателя этого мира — за капризную игрушку, потерянную Хозяином. 

Пожалуй, впервые в знаковой и очень любимой самим Уильямсом сестре Лауре пульсировало и пыталось вырваться наружу неутоленное материнство, ее плоть жаждала встречи с плотью. Бедная сестра, сыгранная Виталиной, была готова разбить вдребезги мир остекленевшего быта, лишь бы быть счастливой, да вот не с кем. Вот вам какая трактовка. 

* * *

Тема заблудшего детства и сложного материнства неожиданно вернется к ней при встрече с Кирой Муратовой. В 2008-м как раз снимали "Мелодию для шарманки", сюрреалистичный фильм об упитанных сиротах, которые ищут фантомных родителей. И сама Муратова, чистый гений, утвердила Виталину на выгодный эпизод. 

Уже впоследствии, когда ученица Киры, Ева Нейман, искала актеров для фильма "Дом с башенкой" (по мотивам произведений Фридриха Горенштейна), то Муратова и посоветовала ей обратить внимание на девочку из Василькова.

 Ее вызвали на пробы. Без разговоров утвердили. Фильм получил много наград. 

Ну а потом Ева Нейман начала работу над лентой "Песнь песней" (по мотивам Шолом-Алейхема). И сбилась с ног в поисках актрисы на важную роль еврейской мамы. Таких актрис искали в Прибалтике, в России, в Украине, естественно. Подходящая кандидатура не находилась. 

Это раньше, возможно, не было бы проблем в кино с качественными еврейскими мамами, когда еще на полную катушку творила Галина Волчек. Когда была Римма Быкова, другие актрисы. 

Короче говоря, не находилась еврейская мама в "Песнь". Тогда Ева вспомнила: "Позовите мне Виталину!" — "Да какая же она еврейская мать?". 

Режиссер настаивает, актриса приезжает. 

"Ну вы же понимаете, что совершенно не подходите на эту роль, но все-таки должны попробоваться!".  

Много репетиций, сложные пробы грима и костюмов. 

Все знают, что она будет сниматься, но "утверждение" долгое, как песнь песней.  

Сама картина — о праздниках детства и буднях взросления (прозрения). В еврейском городке в начале ХХ в. живут Шимек и Бузя, десятилетние влюбленные, принцесса и принц. Жизнь летит, время властно. И только спустя годы приходит понимание, что подлинная любовь осталась именно там — в их сказочном вчера. 

Кто видел "Песнь песней", тот, конечно, запомнил и Виталину, и ее еврейскую маму: в очередной раз — женщину без возраста. 

Собственно, у ее героини два возраста: вечная молодость и вечная зрелость. И тут уж ничего не поделаешь: никакой грим не поможет, если лицо актрисы соврет про честный век. 

Ее лицо не соврало. И даже тело было брошено в дело: актрисе пришлось то худеть, то толстеть ради еврейской мамы. Неделями сидела на рисе и на овощах, покуда не отощала. Нужно было ради фильма "распухнуть" — тут же в ход шли булочки с маком. 

В итоге образ получился символичным и реалистичным, полнокровным и авторским. 

В связи с картиной "Песнь песней", как мне показалось, артистка Библив хранит в душе тихую обиду. Не на режиссера, Боже упаси. И не на продюсеров, сохрани Всевышний (в их числе, кстати, Игорь Коломойский).

Это тихая обида громогласной актрисы на то, что зрители и критики должным образом "не распробовали", пожалуй, ее главную роль в искусстве кино. В адскую жару эту картину показали в Одессе на фестивале. Потом где-то еще. Даже не на все премьеры ее приглашали... 

Вот она, солнечная мечта клоунессы: блестяще сыграю еврейскую маму и наутро проснусь такой знаменитой, как Анна Маньяни! 

Мама сыграна, роль прекрасна. Уже и утро настало. И песнь рассеялась в тумане. 

Но — снова на "манеж". Грудь вперед, улыбка победительницы. Ладно, с евреями в кино публичного паблисити не сложилось, зато ее украинская чернобыльская Слава (на сцене) — признак честной и заслуженной славы. А дальше — посмотрим. 

* * *

— Какие чувства по отношению к твоей, скажем так, возникшей славе (в сериалах, на сцене) испытывают родители, которые живут в Василькове? 

— К подобному я их готовила. Когда-то снялась в клипе Ирины Билык. И накануне премьеры этого клипа в "Мелораме" вся наша семья накрыла стол, позвала родственников, соседей. Ждали мой бенефис! А когда показали клип, то меня там даже не обнаружили. Лишь какое-то пятнышко, на меня похожее, мелькнуло в массовке. Я объяснила так: в этом — концепция! 

— Не попрекают ли тебя родители "рублем", мол, что ты все за копейки в маленьком театре работаешь и не стремишься на "дорогую" национальную сцену? 

— А меня не интересует никакой другой театр, кроме того, в котором работаю.  Была бы моя воля, играла бы только у одного режиссера, у Стаса Жиркова. Хотя есть и другие очень талантливые, даже выдающиеся. Но такого репетиционного запала, как здесь, у него, я прежде не встречала. У нас со Стасом несколько спектаклей: "Сталкеры", "Слава героям", "Відчуття за стіною", "Ілюзії". 

— Недавно один твой коллега, замечательный артист, я его очень ценю, сообщил в СМИ, что наш украинский театр находится в ж…  То есть ниже пояса. Я то всегда считал, что украинский театр находится не в ж…, а в сердце. Но это такое дело. Так вот, на твой взгляд, "где" же все-таки находится наш театр? 

— Украинский театр, его новейший период, находится в процессе обновления, переосмысления. Многое нужно заново поднимать, новые пьесы нужно открывать. Современный украинский театр для меня — как подросток, который резво стремится доказать, что и он может сделать сегодня что-то серьезное, стоящее. Важное!  

Конечно, несправедливо, что артист в Национальном за три спектакля в месяц получает "тысячи", а другой за 20 спектаклей в месяц получает копейки.  Плохо, что в некоторых наших театрах вода застыла и никуда не движется. Даже боятся ведро с этой водой перевернуть: видимо, им приятно, когда стоит и воняет! И театральный университет на "чебуречную" превратился: жарят партиями эти чебуреки, которые называют "актерами". 

Какими еще актерами? Папа заплатил деньги, а ей вручили корочку. А потом она будет ходить на телевизионные шоу и рассказывать, что у нее есть актерское образование.

— В актерской среде возможно такое паранормальное явление как "женская дружба"? 

— Конечно, возможно. Я — живой пример. Дружу с Ирмой Витовской, Олесей Жураковской, Инной Мирошниченко. Дружбу невозможно спланировать. Тут уж как судьба сложится. Но с каждой из этих актрис судьба сводила меня в разных работах. Судьба испытывала. Испытания мы прошли. Очень люблю и ценю их.   

— Поговорим, наконец, о мечтах. Потому что о планах говорить опасно. Вот о чем ты мечтаешь — в стране, в своей частной жизни, в своем творчестве?  

— Мечты каждый день разные. Они меняются в зависимости от того, как сама страна меняется. Конечно, хотелось бы, чтобы все мы начали жить как нормальные люди, чтобы я не видела, как в супермаркете бедная бабушка прячет украдкой луковицу в карман, потому что ей нечего кушать. 

Героиня Ирмы Витовской в "Сталкерах" потрясающе читает молитву бабы Приси, в которой есть такое обращение: мол, сглянься, Всевышний, над нами, несчастными… И если можно, накажи тех, кто приносит нам беды… 

По христианским законам нельзя никому желать плохого. Я и не делаю этого. Но мечтаю, чтобы справедливость все-таки была, чтобы жизнь наладилась! 

А о своей жизни что мне говорить? Счастье любит тишину. Поэтому и не буду говорить о нем вслух. Но об одной мечте скажу. Давно собираю камни из разных уголков земли. Вот будете, например, в Средней Азии — в каком-нибудь ауле, увидите там камушек на дороге, так и возьмите его в карман — и привезите для Виталины! Все мои друзья так делают. 

Мне привозят разные камни — отовсюду. Даже из Антрактиды есть. Со временем хочу возвести дом. И когда буду заливать фундамент, все камни — туда. Вырастет дом — и весь мир будет у моих ног. Вот она, слава!

 

Из досье. Виталина Библив — актриса Киевского театра "Золотые ворота". Родилась в Василькове. Окончила Киевский театральный университет (2003, мастерская Леся Танюка). Работала в театрах "Вільна сцена", "Ателье 16". Театральный успех пришел после премьеры спектакля "Сталкеры" на сцене Молодого театра. Снималась в фильмах: "Мелодия для шарманки", "Дом с башенкой", "Песнь песней", "Слуга народа". В телевизионных фильмах: "Шеф полиции", "Мотыльки", "Женский доктор", "Одесса-мама", "Лист ожидания", "Соседи", "Когда закончилась война" (всего более
90 кинопроектов).  

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №24, 22 июня-25 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно