Режиссер Анатолий Матешко: "Украинское кино нужно не "спасать", а снимать"

22 августа, 2013, 17:55 Распечатать

Как только попадаешь в некий "тоннель", ты ведь все равно хочешь, рано или поздно, из него выбраться. Жили при "совке" — хотели выбраться. Сейчас живем в период "глобализации" (все в одном "Макдоналдсе") — а все равно хотим свернуть в сторону, проявив свое  индивидуальное начало. 

В Украине решили всерьез заняться детским кино. На подходе несколько проектов, поддержанных государственным финансированием. Буквально недавно завершился съемочный период одного из таких фильмов — "Трубач". Режиссер ленты — Анатолий Матешко — человек (одновременно) скромный и знаменитый. Не часто его встретишь в "светских хрониках" или на необязательных тусовках (это скромность). А вот успешность его, умноженная на талант, говорит сама за себя. Еще в 1999-м снял телеблокбастер "День рождения Буржуя". Затем, сходу, начал активно экранизировать популярное творчество королев российского детектива — Дарьи Донцовой и Татьяны Устиновой ("Даша Васильева", "Миф об идеальном мужчине"). 

В общей сложности, в его персональном режиссерском реестре около трех десятков картин. И именно этот режиссер в свое время открыл для большого кино Владимира Машкова, Елену Корикову. А самого его когда-то открыл Леонид Быков, пригласив на роль Смуглянки в фильм "В бой идут одни старики". Однако… 

Однако, это отдельная история, о которой гость редакции ZN.UA — режиссер без титулов, но с именем, Анатолий Матешко — расскажет подробно. Почему режиссер решил остаться в Украине, не променяв Киев на коммерческие выгоды Москвы? Почему решил снять детский фильм на украинском языке, не испугавшись рисков в прокате? Что думает о нынешней "актерской школе" в Украине? Об этом и не только наш разговор  "в трех сериях". 

Первая серия.
"Трубач" и друг Мадонны

— Анатолий, пока неясно, чего больше в вашем порыве снимать для проката детское кино на украинском языке? Альтруизма? Патриотизма? Или просто подфортило с финансированием?

— Детское кино в Украине — непаханая целина. По сути, наша страна вообще никогда целенаправленно и не создавала детский кинематограф. Да, быи фильмы Евгения Шерстобитова. Были успешные картины Радомира Василевского на Одесской студии. Но, согласитесь, чаще всего за этим считывалась идеологическая направленность. В основном, те картины — русскоязычные. В них — просоветская сценарная подоплека. 

Поэтому когда-нибудь надо начинать снимать наше кино для наших детей.  

В фильме "Трубач" как раз важная составляющая. Украинский язык. Более того: песни на украинском языке. 

— Это будет язык "университетских лекторов"? Или язык улиц, то есть живой язык? 

— Конечно, живой. Ведь даже успешный дубляж популярных анимационных лент ("Тачки" и т.д.) доказал свою состоятельность. 

Украинский язык в дублированных фильмах приняли с восторгом. Так почему его не должны принять хорошо в собственно украинском сюжете, в национальном фильме? 

Хотите, открою один секрет? 

— Скажем "не хотим" — никто не поймет. 

— В "Трубаче" в роли одного из главных героев должен был сниматься участник знаменитой группы Gogol Bordello — Евгений Гудзь. 

— Близкий друг Мадонны?

— Да, и это неспонтанная идея. Музыку для "Трубача" написал Сергей Рябцев, один из участников группы Гудзя. И все было бы замечательно. Ведь история экранного героя перекликается с историей самого Жени. Но, увы. 

— Мадонна не отпустила?! 

— Не совпали графики. Производство художественного фильма в системе государственного финансирования предполагает свои строгие сроки. К счастью, с композитором Рябцевым мы давно знакомы. И начали работать еще до запуска проекта. 

— Ваш "Трубач" предполагает жанр мюзикла? 

— Только начав детально знакомиться с технологиями киномюзикла, ожидаемо выяснил: мы находимся в каменном веке по сравнению с тем, что происходит в этом жанре во всем мире. 

Было сложно организовать процесс. Долго искали творческую группу. Разговаривали с разными ребятами из музыкальной среды. 

Потом оказывалось, что "язык" у нас разный. У них свои клише и свое видение, "как" нужно писать современную музыку для современного российского рынка. 

Например, один композитор мне сразу заявил, на какой секунде он может вышибить у зрителя слезу, если будет звучать тот или иной трек. 

Но, понимаете, ремесло — это хорошо, а еще лучше — творчество. 

В общем, пришлось аранжировки делать в Нью-Йорке. И это оказалось дешевле. 

— Бюджет фильма, и это не секрет, 16 млн грн. Судя по синопсису, тема картины лиричная, а мотив воспитательный. То есть это в хорошем смысле "доброе советское детское кино". Но "поведется" ли на него наш массовый подросток — с попкорном в зубах и компьютерными монстрами перед глазами? Нынешнее поколение, увы, не всегда откликаются на лирические интонации в кинематографе. 

— С этим нужно считаться. Правда, "бороться" с этим нельзя. Но надо принимать сегодняшний день таким, как он есть. И то, что в свое время  сказал Сергей Эйзенштейн — "кино как монтаж аттракционов" — теперь и наблюдаем повсеместно в разных "форматах". 

А уж если ты выходишь за рамки "монтажа аттракционов", то попадаешь в узкую колею арт-хауза. 

Но, знаете, мне этот путь не интересен. Все-таки кино — массовый продукт для массового зрителя. 

…Сегодня в Украине мы переживаем трудный период поиска "рецептов": как привлечь публику в кинозал на отечественный фильм? Чем увлечь украинского зрителя, имея не очень развитый ресурс национального кинопроизводства (имею в виду кинотехнологии, бюджеты)? 

При этом: специалисты у нас есть, актеры — замечательные. 

И даже каскадеров не надо далеко искать. 

Однако, когда начинаешь "осваивать" жанр того-таки киномюзикла, приходится изобретать колесо. С одной стороны — интересно, с другой — осознаешь, как же далеки мы от европейского контекста. 

— Несколько слов о сюжете "Трубача". Чтобы читатель — будущий зритель — проникся интересом…

— Наш герой, 13-летний паренек Коля Соколов (в исполнении Лени Шевченко) с удовольствием играет в оркестре, сочиняет музыку. Он должен выступить на конкурсе со авторской мелодией. Накануне конкурса его любимый педагог (Алексей Горбунов) ломает ногу. На его место приходит плохой человек (Владимир Горянский). И пытается все разрушить. И, кажется, мальчик теряет свою мечту… 

— Действительно, добродушная советская киноистория в духе Ролана Быкова… 

— Этого паренька, когда он оказывается на улице, слышит известный музыкант. Он покупает его мелодию, дарит мальчику инструмент. История, возможно, незатейливая? Но светлая, человечная. 

Сюжет нам дал повод "повариться" в музыкальной среде. Почувствовать этот мир. 

Это должно быть кино для детей и родителей. 

А дети у нас талантливые. Киевский мальчишка, наш герой, не музыкант. Го уже настоящий интересный актер. 

Во время подготовки к проекту дети три месяца ходили на танцы, занимались музыкой. 

Впоследствии трем из них предложили участвовать в оркестре. Они до сих пор (даже после съемок) этим занимаются. 

С творческой группой как-то посетил репетицию этого детского оркестра. Полтора часа их прослушали. А потом вышли оттуда и говорим друг другу: "Возникло ощущение, будто в церкви побывали". 

— Кроме детей у вас и звезды задействованы.

— О Горбунове и Горянском я уже сказал. А еще играет Нонна Гришаева. Она знает украинский язык. Сама-то одесситка. Я даже мысли не допускаю, чтобы ее озвучила другая актриса. Прекрасная актриса Киевского Молодого театра Римма Зюбина играет директора музыкальной школы.  

Сейчас фильм на завершающей стадии. Закончен первый черновой монтаж.

— Все-таки каковы перспективы проката детского фильма в Украине? Не отпугнут ли дистрибьюторов лирика и труба, а иностранцев — украинский язык? 

— В Одессе, когда мы показывали тизер картины, россияне заинтересовались. И украинские прокатчики говорят, что есть потребность в такой продукции. Западным дистрибьюторам это менее выгодно, поскольку нужны дополнительные средства на переозвучку и т.д. 

Но, поверьте, в этой истории для меня принципиально другое. Сделать украинский фильм на украинском языке — для детской аудитории в нашей стране. 

Прокат (предположительно) стартует в 2014-м во время весенних каникул. 

А по поводу восприятия? Точно сказал Юрий Андрухович: для кино важна внутренняя ситуация в стране, чтобы сам украинский зритель захотел (!) видеть свое национальное кино. Ведь у многих из нас словосочетание "украинский блокбастер" давно вызывает улыбку… Ведь необходимо желание самих украинцев смотреть "про себя". 

Помните, как с сериалами было? Поначалу смотрели бразильские. Затем переключились на отечественные: посмотреть "про себя". 

И, знаете, в чем еще парадокс? 20 лет в Украине говорили: "Нема національного кіно!". А тут пришел президент Янукович — и началось какое-то движение… 

Парадокс? Не хочу оценивать конкретных украинских политиков. Однако надо опираться на факты.

— Если сегодня не иметь в "сателлитах" государство-финансиста, реально ли найти в Украине (на прокатное кино) инвестора? Замечательный сценарий о трубаче написала ваша супруга Анастасия Матешко. А самостоятельно вы пытались искать какого-нибудь олигарха под этот проект? 

— Дело в том, что найти сегодня спонсора в Украине на украинское кино — нереально. Более того: если бы даже у меня были большие деньги, то, возможно, я бы их тоже не вложил. Разве только, если некуда девать. И то из спортивного интереса: окупится или нет? 

В Украине такая ситуация: спонсору часто неинтересны подобные вложения. Многие не видят в этом смысла, отдачи, престижа. Имиджевой подоплеки. 

В России, кажется, этот период прошел. Там выстроились иные взаимоотношения между кинопроизводителем, инвестором и государством. 

Правда, ни инвестор, ни режиссер не решат одну из глобальных проблем современного кинопроизводства. Проблему качественных сценариев. Их во всем мире не так много. Я вот читаю огромное количество сценариев: российских, украинских. И осознаю, что написать нормальный качественный текст для кино — колоссальная проблема. 

Должно быть, вы заметили, что на сегодняшний день в плане сценарного мастерства стали более интересны американские сериалы, нежели прокатное кино США. Возможно, причина — в недавнем бунте голливудских сценаристов? Многие из них ушли на ТВ. И американское телекино — в сюжетном плане — сегодня действительно может дать фору кино прокатному. 

Вторая серия. "Генеральская сноха"
и "Буржуй"

— Давайте-ка вспомним "золотые времена" конца 90-х, когда вышел ваш "Буржуй" по сценарию Юрия Рогозы. Сейчас-то вас идентифицируют с этим фильмом? 

— Да, до сих пор. Особенно старшее поколение. В Москве одна женщина как-то мне сказала: "Вы спасли мне жизнь этим фильмом!"… 

В свое время сериал стал рейтинговой бомбой. И на канале "1+1" у Александра Роднянского, и в России на НТВ. Со сценаристом Юрием Рогозой мы впоследствии сделали телефильм "Дурдом". 

— А что скажете о писательницах — Донцовой, Устиновой, Улицкой, произведения которых экранизировали? Все они популярные, но очень разные. 

— По произведениям Дарьи Донцовой сделал два сезона "Даши Васильевой" с Ларисой Удовиченко. 

Дарья — очень позитивный человек. Была у нас одна встреча перед запуском. Она сразу сказала, что даже не собирается вмешиваться в кинопроцесс. И тут же обмолвилась, что однажды общалась с другом Борисом Акуниным, который пытался влиять на экранизацию своего "Азазеля", а в результате все равно остался недоволен. 

Так что Донцова в процесс не вмешивалась... Мы пили чай, кофе. Она вспоминала, как стала писательницей. Как серьезно болела. А потом… вдруг… просто села за стол и начала писать. Поначалу, говорит, домашние над ней посмеивались. А позже, когда она построила дом, когда дети начали учиться за рубежом, когда она смогла жить на писательские гонорары, стали относиться к ее деятельности с пиететом — как к кормилице. 

Другой писатель и другой человек — Татьяна Устинова, замечательная, талантливая. 

Людмила Улицкая — вообще одна из моих любимейших писательниц. Это настоящая московская интеллигенция, без "понтов". Ведь чем значимей человек, тем проще с ним разговаривать. Впоследствии, когда вышел мой фильм "Женщина для всех", по сценарию Улицкой, она хорошо отозвалась о картине. 

— А есть у вас какой-нибудь текст — в голове, в душе, волнующий и напрашивающийся: экранизируй меня!

— Думаю о текстах Лины Костенко. Люблю ее "Марусю Чурай". Интересна и ее проза — "Записки українського самашедшого". Читал Сергея Жадана. Прекрасно пишет, но там есть заданный элемент негатива по отношению к действительности. 

Вообще мне интересна хорошая украинская литература. Из российских? Загорелся одно время акунинской "Пелагеей". Но, как известно, эта история уже экранизирована.  

— Вы — украинский режиссер, давно и активно делающий телепродукт (сериалы, ТВ-муви) для телеканала "Россия". Не сочтите за бестактность, но не ощущаете ли некоей "дискриминации" в системе оплаты? Ведь всем известно, что своим, местным, платят больше, а нашим — меньше? 

— На эту тему можно было бы поговорить. Более того, честно признаюсь, у меня есть возможность жить и работать в Москве за хорошие деньги. Денис Евстигнеев не раз предлагал проекты. Другие продюсеры часто предлагают сценарии. 

Вообще это целая история взаимоотношений… 

Но уж лучше буду получать меньше, но жить хочу здесь. В Киеве, в Украине. 

Это даже не тема какого-то обостренного патриотизма. А тема моей связи с Киевом. И, скажем так, это чувство комфорта. 

Москва — сложный город. Там иная атмосфера. Там даже снимать кино — менее комфортно, нежели у нас. Хотя, работая в России, проехался по замечательным местам — по Золотому Кольцу, побывал на родине Толстого, Есенина. 

Но, все-таки, в Киеве мне легче, даже в плане энергетики. 

Да и потом, как вы знаете, российским продюсерам гораздо выгоднее, чтобы для них снимали здесь, у нас.

— Тогда вспомним об украинских актерах, ротирующихся в ваших фильмах. Вот, например, Екатерина Кистень из Киевского театра на Печерске. Сегодня одна из самых популярных в телекино. 

— Кстати, я ее когда-то и открыл для экрана. Увидел на курсе Николая Рушковского, на экзамене. И сразу обратил внимание. Характерная, интересная. Она сразу выделялась в отрывке, который играла. 

…В принципе, в разных сценариях есть разные роли, которые московские продюсеры отдают украинским режиссерам как бы "на откуп". Дескать, твой выбор: кого видишь в этой роли, того и приглашай. И когда в кадре появляются такие украинские артисты как Катя Кистень, Римма Зюбина, Андрей Саминин, Виталий Салий, Олеся Жураковская, Анастасия Сердюк, Алексей Зубков, они только украшают фильм. 

— Вы вроде затронули тему "поколения" в нашем театре-кино. Упомянутые артисты — это и есть "непотерянное" поколение? Что могли бы сказать о нашей нынешней актерской "школе"? 

— В Украине много разных стенаний… По разному поводу. По поводу театра. По поводу кино. Так вот по поводу украинского кино… Его нужно не "спасать", а снимать. 

А в отношении "кризиса" актерской школы? Здесь соглашусь. Но если есть такой педагог, как Николай Рушковский, то заметны и его прекрасные ученики. Та же Кистень, многие другие.

Но сегодня на площадку приходит уже другое поколение, 20-летние. Они более раскрепощены. Есть среди них интересные ребята. Но с ними много хлопот. Потому что не всегда внутренняя свобода в человеке — залог успеха того или иного образа. А как только даешь актеру полнейшую свободу, он начинает либо повторяться, либо часто не совпадает с персонажем и ситуацией. Увы, иногда даже самый хороший актер может выглядеть глупо. 

Среди отечественных артистов — интересных и перспективных — еще раз вспомню Андрея Саминина из Театра драмы и комедии на Левом берегу Днепра. В фильме "Бабье лето" он работал с Ириной Пеговой. У них было два эпизода. Так вот она ходила и смотрела как за 12-часовой съемочный день Андрей ни разу "не вышел из образа"! Просто-таки сидел в нем. Это удивительно. Талантливый Виталий Салий сыграл у меня одну из своих первых ролей в кино. Мне кажется, не до конца раскрыт в кино актер Театра имени Ивана Франко Анатолий Гнатюк. Хотелось бы с ним в дальнейшем поработать. 

— Можете сказать, какой из ваших телефильмов возымел запредельный рейтинг на российском или на украинском ТВ? Естественно, уже после успеха "Буржуя". 

— Да, скажу. Представьте, это одна из последних картин — 4-серийная "Генеральская сноха" с Ларисой Кадочниковой. Там действительно были какие-то запредельные показатели. И продюсеры меня "не отпускают": хотят, чтобы снимал "еще". 

Для меня не было принципиально, чтобы одну из главных женских ролей сыграла известная украинская актриса. 

— Российские заказчики сразу откликнулись? Или с их стороны были свои варианты актрис? Ну, например, Талызина или Лужина? Или Тамара Семина? 

— Бывают разные моменты. Но хотелось представить в характерной роли именно Ларису Валентиновну Кадочникову. Поскольку на экране она давно не заявляла о себе в ролях такого плана. 

Чтобы утвердить ее в этот фильм, я пошел даже на кинопробы. "Лариса, — говорю. — Хочу сделать пробы!". Она не стала возражать. И на площадку пришла потрясающая молодая женщина с внутренним драйвом. 

Мы сразу сделали четыре сцены. Российские продюсеры, увидев эти пробы, просто ахнули. 

Работа над телефильмом — тяжкий труд. Например, Лариса Валентиновна играла в день семь, а то и девять сцен. Не каждый 20-летний актер выдержит такую нагрузку! А она выдерживала. Потому что человек творческий, дисциплинированный. И осознает реалии современного телевизионного производства. 

— В принципе, как часто продюсер давит на режиссера, навязывает того или иного артиста? Хотя режиссерский выбор и мог бы быть точнее-интереснее в конкретном сценарии? 

— Это же обычные вещи. Снимали, например, фильм по сценарию Валентина Азерникова "Весна в декабре". И на главную женскую роль продюсеры предложили актрису МХТ Дашу Мороз. Хорошую актрису… 

— …Она-то как раз, увы, не может похвастаться артистическим обаянием. 

— Это субъективно. Тем не менее, я позвонил Даше. И она призналась: "Это не моя роль". Но я понимаю, что отказаться не может, поскольку аккуратно ведет политику по отношению к телеканалу. Всякое может быть. Сегодня отказываешься ты. А завтра отказываются от тебя. 

В итоге в фильме сыграла Екатерина Климова.  

— Послушайте, согласившись снимать "Трубача", вы ведь отказались от каких-то текущих выгодных российских сериальных предложений? И, наверное, это несопоставимые деньги. 

— Это сознательное движение души. Как только попадаешь в некий "тоннель", ты ведь все равно хочешь, рано или поздно, из него выбраться. Жили при "совке" — хотели выбраться. Сейчас живем в период "глобализации" (все в одном "Макдоналдсе") — а все равно хотим свернуть в сторону, проявив свое  индивидуальное начало. Так и с этим фильмом… 

— А может это просто состояние усталости от сериалов? 

— Есть и усталость. Но если находишь интересные сюжеты, такие как у Валентина Азерникова или Алексея Рыбалко, то снова входишь в ту же реку.  

Третья серия.
"Старики" и другие

— В 1973-м вы снимались у Леонида Быкова в фильме "В бой идут одни старики". Но фамилии вашей в титрах нет! Осталось лишь лицо в двух эпизодах. Хотя якобы должны были играть одну из главных ролей — знаменитого Смуглянку. 

— Действительно, в 19 лет я начал сниматься у Леонида Федоровича. А параллельно меня утвердили в картину "Земные и небесные приключения" режиссера Игоря Ветрова — о "проблемах" советских старшеклассников. 

Фильмы создавались практически параллельно. "Небесные приключения" снимались в Чернигове (я — в роли плохого мальчика). И нужно было срочно ехать к Быкову. А меня не отпускают! 

Проходит время. И меня уже не зовут к Быкову. Потому что в роли Смуглянки снимается Сережка Подгорный… 

…В результате в "Стариках" и осталось лишь пару кусочков с моим участием. Но без фамилии в титрах. 

Когда-то для меня эта история была сродни трагедии. Потерять такой фильм! Ведь в "Небесных приключениях" меня никто не заметил. И фильма никто не заметил. 

Однако со временем стал относиться к этой ситуации, как к некоему провидению Господнему. Возможно, меня "кто-то" увел со съемочной площадки Быкова? Потому что в 20 лет стать всесоюзно известным… И как бы потом сложилась жизнь? Даже не знаю. 

— Каким запомнили Быкова? 

— Потрясающий человек. Запомнился мне как необыкновенный оратор. Мог выйти на сцену — и долго хорошо говорить. Еще будучи студентом, я ходил на встречи с ним в переполненный Октябрьский дворец. И он там два часа держал аудиторию. 

Он же актер потрясающий. 

А в жизни, на площадке — скромнейший человек. 

Разговаривал тихо. При этом в работе все у него было выстроено четко. Так что мне хватило пяти съемочных дней работы с ним. Увидел, как с утра до вечера он ходил в военной форме, сам и самолет водил. Правда, по земле. 

— Возможно, немногие знают, что свой первый полный метр — фильм "Зеленый огонь козы" — вы снимали по сценарию сына Владимира Высоцкого… 

— С Аркадием мы встретились чуть раньше. Когда я еще снимал свой короткометражный дебют "Черная яма" (1988). А после этого был уже и "полный метр". Он хороший сценарист. Учился во ВГИКе на сценарном. Преподавал. Одно время мы с ним довольно плотно общались. Сейчас он по-прежнему активно работает над сценариями, телепроектами. Но, может быть, в отличие от брата Никиты Аркадий человек более закрытый и непубличный. 

— В своем дебюте, по сути, именно вы и открыли для кино Владимира Машкова. Во всяком случае, в его фильмографии этот фильм значится первым. 

— Володя Машков работал в "Табакерке". Я посмотрел спектакль "Матросская тишина", совершенно потрясающий. Володя сразу тогда сказал: буду играть только главную роль. И сыграл. А в 1990-м, когда по сценарию Аркадия Высоцкого я снимал фильм "Ха-би-ассы", на главную роль утвердили Елену Корикову. То был ее дебют в большом кино. 

Теперь некоторые друзья по поводу "крестников" (а эти актеры сегодня стали одними из самых востребованных и высокооплачиваемых) шутят: так они тебе "отстегивают"? Ну, естественно, — нет!  

— Ваша сестра, замечательная украинская киноактриса Ольга Матешко, когда-то прославившаяся ролью Зои в быковских "Стариках", сегодня по-прежнему в Америке? 

— У Ольги американское гражданство. Но снимается и здесь, в Украине. Мы поддерживаем ее, чтобы она была в профессии. Снималась в моей "Генеральской снохе", в картинах сына — Саши Итыгилова — "Медовая любовь", "Рябины гроздья алые", "Куплю друга", в других фильмах. 

Она очень любит Украину, Киев… 

— …о Киеве. За последние лет десять он стал глобальной съемочной площадкой для российских и украинских продакшнов. Не тесно ли вам всем здесь? 

— Знаете, а ведь Киев уже практически нельзя снимать! Во всяком случае, исторический — подлинный — Киев воссоздать невозможно. Для определенной "эпохи" в том или ином кино еще остаются Львов, Одесса, Черновцы. Небольшие городки в Западной Украине. Но истинный Киев с каждым годом — как в кино —уже уходящая натура. 

Из досье ZN.UA

Анатолий Матешко родился с Гостомеле (Киевская область). Окончил актерский факультет Киевского института имени Карпенко-Карого и Высшие курсы сценаристов и режиссеров в Москве. Как актер известен по фильмам "Земные и небесные приключения" (1974), "Весь мир в глазах твоих" (1977), "Строгая мужская жизнь" (1977), "Наталка-Полтавка" (1978), "Быстрее собственной тени" (1980), "Инспектор Лосев" (1982) и др. Режиссерские работы: "Зеленый огонь козы" (1989), "Ха-би-ассы" (1990), "Женщина для всех" (1991), "День рождения Буржуя" (1999), "Даша Васильева" (2003), "Миф об идеальном мужчине" (2005), "Подруга особого назначения" (2005), "Дурдом" (2006), "Генеральская сноха" (2013). Последняя по времени телепремьера — "Каминный гость" с Машей Шукшиной в главной роли. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно