«РЕВИЗОР» И ВСЕ, ВСЕ, ВСЕ…

21 ноября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 21 ноября-28 ноября

Известный режиссер и актер Игорь Афанасьев, наш бывший соотечественник, десять лет живущий в Америке, свой 50-летний юбилей решил отпраздновать в любимом Киеве, городе, где он закончил театральный институт им...

Юбиляр — Игорь Афанасьев
Юбиляр — Игорь Афанасьев

Известный режиссер и актер Игорь Афанасьев, наш бывший соотечественник, десять лет живущий в Америке, свой 50-летний юбилей решил отпраздновать в любимом Киеве, городе, где он закончил театральный институт им. Карпенко-Карого, начал творческую биографию в Театре оперетты, продолжил ее в Театре им. И.Франко, Театре эстрады. Так родилась идея совместных проектов, в результате которых на сцене Национального театра им. И.Франко появилось три новых спектакля в постановке И.Афанасьева. «Три… под пятьдесят» — так называлась юбилейная афиша, объединившая эти спектакли. О «Варшавской мелодии-2», осуществленной ранее с блистательной Адой Роговцевой, наша газета уже писала, о двух последних премьерах разговор ниже.

С момента первой постановки «Ревизора», на которой присутствовал сам Николай Васильевич, холодеющий от сознания собственной смелости, гоголевская пьеса — едва ли не первая в списке режиссерских мечтаний. Знаменитая фраза «Я пригласил вас, господа, чтобы сообщить…» не однажды звучала на сцене Театра им.Франко, в разные времена коллектив театра шесть раз обращался к инсценизации пьесы. Прозвучавшая в последней интерпретации театра она удивила ожидания театралов. Гоголь написал свое произведение в идеально выверенных пропорциях гипертрофированной сатиры, подтекстов, и социальных, и бытовых. Всякое последующее желание усилить эту сатиру приводит к абсурду, к явной разбалансировке изначальной структуры произведения. Но И.Афанасьев смел в намерениях и персонажей своего «Ревизора» переносит в реалии сегодняшнего дня. Роковую фразу «…к нам едет ревизор!» городничий Сквозник-Дмухановский (В.Мазур) произносит в бане, где собрались отдохнуть уважаемые в городе люди и где между сеансами эротического массажа, проводимого девушками без комплексов, местные чиновники Ляпкин-Тяпкин (С.Станкевич), Земляника (О.Шаварский), Хлопов (В.Розстальный) обдумывают, как же им справиться с этим ревизором, который еще и инкогнито путешествует. Инкогнито, кстати, волею того же режиссера, превратился в реальный персонаж — огромных размеров фигура чиновника, солидного представителя власти. Все бы хорошо, но он без головы, такой вот намек на власть имущих — не то чтобы безликих, а вообще безголовых. Этот Инкогнито незримо для героев присутствует на сцене, по-своему вмешивается в действие, процесс организует, в нужный момент зеркало подставит, то самое, на которое «неча пенять…», расшалившихся приструнит, в общем, все под недремлющим оком.

Сценография спектакля (М.Глейзер) минимальна, незаполненное сценическое пространство не решено и не организовано убедительно. Персонажам приходится взаимодействовать с многофункциональными светлыми пуфами, из которых составляются различные комбинации частей оформления (кровать, подиум, стенка и т.п.), и центральной металлической конструкцией с угадываемыми контурами городских строений, пригодной лишь для того, чтобы повесить на ее перекладины рекламные баннеры спонсоров спектакля. Названия рекламной продукции навязчиво вмешиваются и в гоголевский текст, а невообразимо модные столичные штучки — Хлестаков и его слуга Осип — общаются друг с другом по мобильным телефонам.

Вообще в спектакле все перевернуто с ног на голову (настоящий цирк!). Гротескно иллюстрируя трагикомедию нынешней жизни, постановщик, впрочем, не предлагает четкой режиссерской концепции, заменяя ее сюжетным соединением волнообразных по эмоциям сцен, которые буффонно-клоунским исполнением напоминают студенческий театральный капустник. Парадоксально в нем существуют актеры, создавшие цельные, в заданных рамках образы, это безусловно творческие удачи Остапа Ступки (Хлестаков), Александра Заднепровского (Осип), Анатолия Гнатюка (Бобчинский), Назара Заднепровского (Добчинский). Актеры от души веселятся, просто купаются в щедром драматургическом материале, пародируют ситуации столь страстно, что они перестают восприниматься как пародия, а становятся убедительными проявлениями характеров. Анна Андреевна (Н.Сумская) и Марья Антоновна (Т.Михина), напоминая стриптизерш у шеста, яростно состязаются в похотливых притязаниях на Хлестакова. Двусмысленность возводится в абсолют, вопрос художественного вкуса остается, что называется, за рамками. Основой перипетий хлестаковского приключения становится модная гомосексуальная тема, фантазия режиссера сделала крутой вираж, открыто намекнув на интимные отношения Хлестакова и Осипа. Не остановившись на этом, пошла дальше. Усилиями Осипа «зараза» в уездном городке распространяется с удивительной быстротой и к концу спектакля все герои с обезьяньей готовностью вдевают в правое ухо отличительную серьгу. Определенная ориентация Хлестакова изменяет течение и смысл известной сцены объяснения с дочкой Городничего. Поменявшись текстами диалога, Марья Антоновна бесстыдно напирает на стыдливо защищающегося Хлестакова. Муссирование «голубой» темы в искусстве уже поднадоело, но с пародией на женоподобные ужимки и педалирование на вопросах о наличии «заднего выхода» явно переборщили. Многие зрители громко смеялись над первым появлением Хлестакова, выплывшего на пуантах под звуки «Лебединого озера», а многим стало совсем грустно. Над чем смеемся? В пестроте безвкусной действительности, представшей в спектакле, многогранный алмаз гоголевского произведения сверкнул всего лишь одной гранью, и, отразившись в том самом кривом зеркале, она явила вот такое уродливое наше время. В одном из интервью режиссер отметил, что в «Ревизоре» хочет обратиться к вечной теме ревизии общества, внутреннего мира. Посмотрев спектакль, я подумала, если процессы современной ревизии приводят к таким результатам, пусть этот мир останется прежним.

Третьим спектаклем — «Школа Донжуанов» по собственной пьесе с музыкой В.Бузенкова и Н.Шаншиашвили, И.Афанасьев небывалым образом перенес зрителей в славные семидесятые, в мир знакомой ему Киевской оперетты, где он в молодые годы гарцевал в седле красавцем Д’Артаньяном. И пусть тема нового водевиля архисовременная — клонирование людей по сексуальным признакам «самцов и самок», и сказывается в его постановке влияние бродвейского искусства, тяга режиссера к раскованному студенческому театральному капустнику прослеживается и здесь. Участие в спектакле звезды эстрады, грузинки Нуцы определило приоритет в нем музыки, вокального исполнения. Хотя поют и другие персонажи —Александра-Александр — О.Власова и К.Кистень, Василий — И.Рубашкин.

В интриге намешано всего — неожиданные открытия, вспыхнувшая страсть, любовь с первого взгляда, перевоплощения с потерей половых признаков, катастрофическое несоответствие мужского ума и женского тела. Невообразимые эти фантазии автора происходят под звон шпаг, шелест дамских нарядов, выстрелы старинных пистолей. Не отпускает романтическое время 50-летнего Д’Артаньяна, как не отпускает его и любимый музыкальный жанр оперетты, мюзикла.

Разными получились у Игоря Афанасьева эти три спектакля… под пятьдесят. Как три юбилейные рюмки с различным наполнением. У каждого напитка находится свой приверженец, будет свой зритель и у каждого из спектаклей. Эти заметки мало похожи на юбилейные поздравления, но в Игоре Афанасьеве, вижу прежде всего профессионала. Умного.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно