По ком плачет колокол, погружающийся в трясину. Еще раз о тотальном разрушении национальных исторических памятников

28 апреля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 28 апреля-12 мая

Почти год назад состоялись общественные слушания «О сохранении исторического наследия и природной среды Киева»...

Почти год назад состоялись общественные слушания «О сохранении исторического наследия и природной среды Киева». Тогда в выступлениях звучала разгромная критика в адрес столичных властей и приводились многочисленные факты расправы с памятниками истории и архитектуры. Сегодня, к сожалению, обычным явлением стало пренебрежительное отношение власти к мнению общественности, ученых и даже органов управления охраной исторического наследия самой Киевской госадминистрации.

Служба охраны культурного наследия Минкультуры вместо этой самой охраны слишком увлеклась согласованиями, следствием которых стало уничтожение или изменение памятников и исторических ландшафтов. Дошло до того, что Минкультуры начало прибегать к преодолению запретов местного органа, беря на себя явно не свои полномочия. Именно таким образом было предоставлено разрешение на скандально известное строительство по ул. Грушевского, 9а, против которого местный орган охраны памятников категорически возражал. Ни местные органы, ни Министерство культуры почти не применяют санкций к нарушителям охраннного законодательства, не инициируют возбуждение уголовных дел.

Поток жалоб со стороны общественности стал носить обвальный характер. Киевляне протестуют против нового «архитектурного стиля», характеризующегося бессистемностью и хаотичностью; принципом размещения в минимальном пространстве многоэтажных зданий, несмотря ни на что; агрессивным диссонансом с исторической застройкой. Лицо столицы искажается, оставляя на века ужасную память о временах архитектурного своеволия. Формирование городского ландшафта оказалось в руках строительных магнатов, легко преодолевающих слабое сопротивление общественности.

Наиболее печальное то, что мы, сознавая собственное бессилие, уже привыкаем к валу, разрушающему архитектуру города на наших глазах. С фитнес-центром в зоне охраны памятника мирового значения — Софийского заповедника. С сооружением в зоне памятника Тарасу Шевченко, исказившим его исторический фон. С «кувалдой» Грушевского, 9а раскроившей неповторимый ландшафт днепровского склона. С не менее варварским проектом неподалеку — по ул. Январского восстания, 11а, на том же днепровском склоне, который нависнет над Никольской церковью и будет соседом Печерской лавры. С запроектированным сооружением в 90 метров высотой на бульваре Шевченко неподалеку от Владимирского собора.

Единственное в Киеве летописное урочище, сохранившееся с дохристианских времен — Смородинский спуск, уже не вернуть. Отдан под частную застройку. Полностью срыт редут XVIII в. на ул. Радиальной, 7, — памятник национального значения. Застраивается Спортивная площадь — и забудь, «европейская столица», о соревнованиях европейского уровня. Проектируется высотный дом в зоне охраняемого исторического ландшафта памятника мирового значения — Софии Киевской. Планируется высотная застройка в охранительной зоне памятника национального значения — Круглой башни; строительство по ул. Командарма Каменева, тоже в зоне памятника национального значения — ансамбля юнкерского училища и Зверинецких укреплений.

О памятниках местного значения нечего и говорить: сносятся, ломаются — привычно безнаказанно и без какой бы то ни было оглядки на закон. Ул. Б.Хмельницкого, 19а, ул. Набережно-Крещатицкая, 1а, ул. Михайловская, 10, ул. Лабораторная, 12; ул. Набережно-Крещатицкая, 5/13; Красноармейская, 3 (гостиница «Пале-Рояль»); Красноармейская, 5 (дом Шолом-Алейхема). Этот похоронный список можно продолжать и продолжать. Дошло до фарса: архитектурно-градостроительный совет Киева согласился с предпроектным предложением строительства на бульваре Шевченко, 3, предусматривающим уничтожение дома — памятника истории с государственным охранительным номером. Пикантность ситуации в том, что в нем расположено управление культуры КГГА, которое тогда называлось еще и управлением охраны культурного наследия!

Не хочется утомлять читателя продолжением списка жертв, имя которому — легион.

Безнаказанное наступление на национальные святыни ставит в повестку дня принятие международных санкций к Украине, в первую очередь к столичной власти, в частности таких, как исключение из перечня ЮНЕСКО памятников мирового значения, расположенных в Киеве.

Кажется, мы хотим попасть в европейский дом. Но для этого как минимум нужно научиться вести себя прилично в собственном доме.

Как-то показали по ТВ замечательный фильм об истории Эйфелевой башни. Во все стороны камера с высоты рассматривала панораму. В объектив попали и парижские небоскребы — но в такой синей дали от месторасположения знаменитости... Не потому ли Киев настолько далек от изысканности французской столицы, сколь отдален от забот о своем же культурном наследии?

В последнее время появилась еще одна новация в арсенале инвесторов-застройщиков.

Общеизвестно разнообразие и доступность услуг, предоставляемых отечественной судебной системой. Технология уже никого не удивляет предвиденной отработкой. Получить в суде необходимый результат — не проблема. Вопрос только в уровне усилий, направленных на взаимовыгодное сотрудничество. Ноу-хау в этой сфере — вклад судебной системы в устранение препятствий, появляющихся на пути инвесторов в виде памятников культуры. Пример. Вскоре после того, как Государственная служба охраны культурного наследия Минкультуры издала приказ о защите памятника архитектуры — Сенного рынка, включив его в государственный реестр недвижимых памятников Украины, Хозяйственный суд Киева настоящий приказ отменил. Следовательно, даже охранная грамота, выданная самим Минкультуры, спасти памятник от уничтожения уже не в состоянии. Важный составляющий элемент предоставления услуги: о том, когда и где состоится заседание суда, ответчик не ведал ни сном ни духом, а потому не мог не только предоставить доказательства в пользу спасения памятника, но и обжаловать принятое судом решение. Суд руководствовался нормами хозяйственного права — на то он и является хозяйственным. Вопрос культуры в указанном праве не особо выписан. Так что решено не препятствовать полезной хозяйственной деятельности путем упразднения государственного запрета на уничтожение памятника. А чем руководствовался суд, отстранив от заседания лиц, уполномоченных государством защищать культуру, знает только он.

Свежий пример: судебный иск Печерской райгосадминистрации, поданный в тот же Хозяйственный суд Киева, требующий отменить приказ Минкультуры о внесении в государственный реестр памятника архитектуры — дом № 37 по ул. Красноармейской. Достижения Печерской администрации, возглавляемой А.Коваленко, заслуживают отдельного разговора. Ни один район не в состоянии сравняться с числом жертв, принесенных в Печерском районе в угоду энтузиастам-застройщикам. Например, суд непринужденно отразил попытки управления образования и науки КГГА вернуть детсад № 342 «Светлячок» на ул. Январского восстания, 11а. Сооружение на нем продолжит изувечивать днепровский склон, начатый строением на Грушевского, 9а, — тем самым, которое вызывало уже призабытое негодование президента. Доходы застройщиков на месте бывшего детсада, вероятно, будут не менее заоблачными, чем на Грушевского, 9а. Различие лишь в том, что сооружение нависнет уже над Никольской церковью и будет еще ближе к Печерской лавре. Нажиму государственных и местных властей в лице того же А.Коваленко вместе с мощностью власти судебной общественности противопоставить нечего. Нет нужного ресурса. Очевидно, днепровский склон и исторический вид Киева с левого берега обречены.

Есть ли смысл умолять инвесторов и застройщиков пощадить культуру? Если для них единственным аргументом всегда был и остается только размер барыша, получаемого за счет ее уничтожения. Остановить разгулявшееся своеволие способно только государство. Руками своего центрального охранительного органа, наделенного полномочиями и ответственностью перед обществом, президентом и правительством.

Но проблема в том, что охранительной вертикали, которая была бы призвана защищать культурное наследие, в Украине не существует! Несмотря на размах той агрессии, жертвой которой она стала, и на опыт Европы, в которую Украина вроде бы собралась.

Минкультуры и опекаемая им Государственная служба охраны культурного наследия не слишком докучают молодчикам с закатанными рукавами. Разве что понуждают к определенным дополнительным усилиям. Ведь именно Минкультуры дало добро на стремительно вылепленную циклопическую табуретку на Грушевского, 9а, нависающую над мостом метро и вызвавшую праведный гнев президента, который не имел, впрочем, последствий. Кроме волн негодования, которые было разошлись и вскоре так разочарованно затихли среди общественности, не перестающей на что-то надеяться. Та же Государственная служба охраны культурного наследия в лице ее начальника М.Кучерука осчастливила заказчиков разрешением на 90-метровое сооружение неподалеку от Владимирского собора. Кстати, раз уж общество и президент так категорически не воспринимают вкусы Минкультуры и М.Кучерука, почему бы указанным ведомствам не прислушаться и не отозвать те свои разрешения, которые культурному наследию служат официальными направлениями в морг?

Охраной культурного наследия на местах занимаются иногда по нескольку организаций, нередко хозрасчетных (!). Едва ли не единственная их «продукция» — разрешения на отвод земельных участков и на выполнение строительных проектов. Из-за занятости ее изготовлением до исследовательской или учетной работы руки не доходят. Государственной службе охраны культурного наследия за три года не представлено на утверждение ни единого проекта исторических ареалов и зон охраны. Контроль за изучением, исследованием и даже за уничтожением памятников надлежащим образом не ведется.

Например, в Киевской области функции органа охраны культурного наследия возложены на областной центр охраны памятников истории, археологии и искусства — хозрасчетный (!) подраздел управления культуры. Отвод земельных участков и выдача разрешений на проведение работ приобрели неконтролируемый характер. Так, передана в частную собственность усадьба Н.Ф. фон Мекк, включенная в правительственную Программу воспроизведения выдающихся памятников истории и культуры Украины. Застраиваются участки памятников археологии — летописных городищ, в том числе национального значения, занесенных в Государственный реестр недвижимых памятников (Иван-гора, Вышгород, Белогородка, Васильков).

В Крыму, уникальной сокровищнице культурного наследия, более 10 тыс. памятников, среди которых несколько сотен национального значения. В числе наиболее ценных — памятники садово-паркового искусства. Последние получают больше всего сокрушительных ударов именно в силу своей ценности и привлекательного расположения. Раздача земельных участков в границах парков и их застройка уничтожает само понятие «памятник садово-паркового искусства».

Границы парков, их зоны охраны определены в 1995 году постановлением Совета министров АР Крым. Тем не менее это не стало препятствием для дерибана на Южном берегу. Передаются в собственность земли Ливадийского, Алупкинского, Массандровского парков. Симеизский парк имеет лишь семь гектаров из 17 исторических. В том числе отчужденный земельный участок, на котором в 100 м от моря располагается уникальное пресноводное озеро. На территории Ливадийского парка построены три коттеджа и переданы в частную собственность еще несколько участков. Восемь гектаров Массандровского парка подготовлены к отчуждению. Границы парков устанавливаются таким образом, что они узаконивают уничтожение исторической межи. Например, так сделано в проекте внешних границ уникального парка-памятника Утес-Карасан, не менее ценного, чем Ливадийский или Алупкинский.

Не об отдаленной угрозе для нашей культуры идет речь. А о процессе разорения, который уже начался и набирает ужасающий размах. Комитет Верховной Рады по вопросам культуры и духовности эту опасность видит давно. Главная беда — нет вертикально структурированной государственной системы охраны культурного и исторического наследия. Отзываясь на многочисленные и все больше тревожные сигналы, комитет разработал проект постановления Верховной Рады, предусматривающий создание в стране центрального органа охраны памятников.

Какой пафос звучал на заседании Верховной Рады при обсуждении этого проекта! Депутаты говорили о страшной опасности для культуры Украины, о том, что наследие нужно немедленно спасать. Наперегонки набирали предвыборные очки, едва не в слезах рассказывая о страдании несчастного «культурного наследия». И что же в итоге?

Голосованием 12 января Верховная Рада проект отклонила, он собрал всего 131 (!) голос. Вынесен этот приговор усилиями парламентских фракций: Компартии (0 голосов «за» из 56); Регионов (1 «за» из 58); Народной партии Литвина (0 из 40), Партии промышленников и предпринимателей (1 из 13); Народного блока Литвина (4 из18).

Проект постановления был повторно вынесен на голосование. Комитет Верховной Рады по вопросам культуры и духовности постарался максимально учесть пожелания депутатов. И вновь проект постановления, без которого культурное наследие не спасти, провален. Уже без пафоса и драматизма. Преимущественно усилиями одних и тех же фракций. К перечисленным противникам охраны культурного наследия прибавилась фракция СПУ, отказавшаяся голосовать в полном составе.

Ничего нового не произошло во время ни третьего, ни четвертого голосования 14 и 15 марта. Народные любители электората молча и безжалостно забили гвозди в надежду хотя бы что-то изменить в деле охраны культурного наследия. Что, собственно, и определяет украинский народ именно как украинский.

После 26 марта в Верховной Раде лоббистов строительного бизнеса будет еще больше, чем сейчас. Стоит только заглянуть в списки.

Ситуация требует вмешательства правительства и президента. Система охраны и сохранения памятников нуждается в коренном реформировании. Надо создать единый орган в государстве, на котором будет лежать вся полнота ответственности за сохранение культурного наследия, как это предусмотрено в Законе Украины «Об охране культурного наследия». В сферу его обязанностей должен быть законодательно закреплен контроль за деятельностью местных охранительных органов, а также исключенный порядок единоличного согласования проектов и выделения земельных участков. Такие решения должны приниматься исключительно научно-методическими советами при охранительных органах, в составе которых должна быть представлена научная общественность в области истории и культуры.

Иначе не спрашивай, по ком плачет колокол, погружающийся в трясину. Он звонит по тебе, культура и историческая память Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно