Пересмешницкое евангелие

28 января, 2005, 00:00 Распечатать

Конечно, нет ничего веселого в том, что лишь на 41-м году жизни поэт издает собственную книгу. Однако хорошо уже то, что это происходит хотя бы на 41-м году, а не на 51-м, 61-м или, чего доброго, посмертно...

Конечно, нет ничего веселого в том, что лишь на 41-м году жизни поэт издает собственную книгу. Однако хорошо уже то, что это происходит хотя бы на 41-м году, а не на 51-м, 61-м или, чего доброго, посмертно. Последнее не раз случалось в истории украинской (и не только украинской) литературы. Поэтому появление сборника поэзии Назара Гончара «ПРОменеВІСТЬ» в «фактовской» поэтической серии «Зона Овідія» (при продюсировании известного поэта и литературтреггера Тараса Федюка) можно считать определенным прогрессом. Как-то даже чудачески получается: в стране, где за последнее десятилетие поэтические дебюты (уже не говоря о прозаических), как правило, случаются до 25 лет, появляется первая книга поэта, поэзию которого ты читал, знал и любил, кажется, целую вечность (ну, знал уж точно раньше, чем себя самого).

Гончар давно входит во фракцию чудаков (еще их принято называть «божьими людьми») парламента украинской поэзии, возглавляя депутатскую группу «Словоблудие», эксклюзивным и единственным членом которой он и является. Но прочь политические аллюзии: Гончар и политика — вещи не просто взаимоисключающие, они вообще находятся в абсолютно разных реальностях. Скорее, место, в котором находится Гончар, точнее было бы назвать ирреальностью, ибо что же такое сфера, в которой, кроме диктата языка и только языка, ничего не существует. Да и самого лишь языка вполне достаточно. Хватит уже даже того, что постоянно вертится на языке, что вечно каламбурится, понимаясь иногда только самим автором. Герметист Трисмегист, то есть «Трижды Величайший». Каламбурщик, беглец и автаркист. Ибо что необходимо настоящему эскаписту с вечным сонно-инфантильным выражением лица для счастья, индивиду, который превыше всего ценит собственную самоценность, кроме языковой игры, оказавшейся окончательной и абсолютно самодостаточной? «Не все те золото, що мовчить»…

Васыль Стус когда-то написал сакраментальные слова: «В мені уже народжується Бог…» — Гончару же хватает малого, но необходимого: «я не христос, та хто ще є, як я». Гончар — сам себе муза, прирожденный лингвист-изобретатель сотни тысяч украинских языков — на каждый случай у него свой язык. И каждый из них — украинский по форме и гончарский по содержанию и духу. Если и можно кого-то назвать в нашей поэзии истинным перевоплощением барокко (в первой половине 90-х в Украине была мода все выводить из украинского барокко), то это именно Гончар. Именно его «ПРОменеВІСТЬ» свидетельствует обо всех потенциальных креативных возможностях украинского языка намного больше, чем все языковедческие диссертации вместе взятые. Можно было бы спокойно отправить эту книгу в открытый космос, поскольку язык, как писал в конце 80-х депутат всех созывов Павло Мовчан, явление космическое. Более того: язык Гончара — явление тотально ко(с)мическое. Его стихи — это сгустки аутентично-аутичной комичности: за каждым словом притаилась его словотень. Каждый стих Гончара — маленькое Пересмешницкое Евангелие, сплетенное из «зайчиків-пострибайчиків», то есть слов — случайных кусочков того, что ежесекундно проносится в голове Назара. В этих стихах много упоминаний о Боге и Божьем, словно поэт пытается достучаться, найти для Него универсальное имя. О теологии Гончара можно написать не одну диссертацию.

Поэзия по Гончару — доброкачественная опухоль, и каждый читатель может попробовать для себя роль онколога-онтолога, понимая весь этот делириум тременс по-своему. Но может ли понять Гончара среднестатистическая украинская голова? Даже с филологическим образованием — не всегда. Просто Гончара не нужно пытаться понять — он пишет не для того, чтобы быть понятым. Поэзия — это всегда выход за пределы возможного. Поэзия Гончара — это игра в сфере невозможного, бриколаж, возведенный в главный творческий принцип. Иногда кажется, что у поэта нет ничего своего и, в то же время, именно ему известны правила всех словесных игр в мире. И все они — его собственные. А если и не все, то Гончар имеет в своем распоряжении целую вечность, чтобы придумать их.

Говорят, что истинно народным и популярным является только то, что разобрано на цитаты. Например, все мы к месту или просто смеха ради цитируем Леся Подервьянского. Но лично я люблю цитировать Гончара. Отныне у меня всегда с собой мой маленький друг — «ПРОменеВІСТЬ». Это также и про меня весть, и про всех, кто ее решится взять в руки и просто прочесть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно