О ВРЕДЕ «РИЖСКОГО БАЛЬЗАМА»,

17 декабря, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №50, 17 декабря-24 декабря

Несколько лет назад я, телевизионщик по профессии, иронией судьбы столкнулся с преподаванием. Предмет, который мне нужно было «легко и доходчиво» нести в массы студентов, назывался «тележурналистика»...

Несколько лет назад я, телевизионщик по профессии, иронией судьбы столкнулся с преподаванием. Предмет, который мне нужно было «легко и доходчиво» нести в массы студентов, назывался «тележурналистика». Телепрограммы в жанре интервью (в основном, это ток-шоу и передачи-портреты), - мои любимые. Беседа с глазу на глаз с умным (а уж тем более не умным!) человеком - очень непростое дело. И потому мастерству «интервьюирования» я уделил достаточно большое внимание: рассказывал о подготовительной работе к встрече с героем (особенно знаменитым), изучении его биографии, творческого пути; составлении «костяка» вопросов, которые будут держать под контролем ход самого интервью; умении небанально формулировать свои мысли, избегая леденящих душу многозначительных штампов: «В чем смысл жизни?», «Как вы пришли к религии?», «Ваши планы на будущее?» и т. д.; наконец, ремеслу просто-напросто грамотно выражать свои мысли и не оказываться в дурацком положении перед собеседником, когда в вопросе заключается и ответ на него. Без этих азбучных истин в кадр для беседы садиться недопустимо. А, впрочем, никто и не допустил бы… Но, Боже мой, как же я оказался наивен. Новые времена - новое телевидение - новые нравы.

Основное содержание

Как вы уже поняли, надеюсь, из вступления, к телевизионным программам, построенным в жанре интервью, я отношусь с особенным вниманием. Что, в общем-то, объясняется не только профессиональным интересом, но и обывательским любопытством: на мой взгляд, ничего ценнее личности в этом мире не было, нет и, вернее всего, не будет и в XXI веке. Потому программы, которые появляются на украинских и российских телеканалах и отвечают изначальной задаче - «раскрутки» героя путем интервьюирования, - знаю достаточно хорошо. Это, конечно, старые знакомые: «Телевизионное знакомство» Урмаса Отта (простите за тафтологию), «Пока все дома» блистательного, хотя и очень незамысловатого, на первый взгляд, Тимура Кизякова, «Герой дня без галстука» с Ириной Зайцевой, просто «Герой дня» (автор - Светлана Сорокина), «Женские истории» и «Женский взгляд» профессиональной Оксаны Пушкиной. Список можно продолжать долго, да оно и неудивительно - российское телевидение и «постарше будет».

Ну а теперь о грустном. Когда в нашем молодом государстве стали, как грибы после дождя, возникать новые телеканалы, естественно, появились и новые телепроекты. Плохие и разные. Многие в жанре интервью, во всяком случае, базирующиеся на нем. Логика их рождения тривиальна: что проще-то - сел в кадр, поболтал о том, о сем - и передача готова, и ты практически уже Познер. Дешево и сердито. Из ныне живущих и уже почивших, но запомнившихся, назову следующие: «Монологи» Анатолия Борсюка (его же «Ночной разговор с женщиной» - по-моему, я не ошибся с названием?), «Променад» Виктории Яковлевой, «В ночь на субботу» (ведущая Елена Ромина), «Ток-шоу с Ольгой» (автор - Ольга Лосинская), «Я - памятник себе» с Ильей Ноябревым, «Имя» Ирины Гордейчук, свеженькая еще «Приглашение к откровению» Александра Зинченко и, наконец, «Рижский бальзам на душу» Светланы Иванниковой и Игоря Пронина, выходящей на «Интере».

Что до последней, то с первого дня ее появления в эфире меня мучил вопрос: почему, по каким критериям попала в украинский (пусть русскоязычный!) эфир программа Латвийского телевидения. Герои эксклюзивны? Нет. Пугачева, Киркоров, Быстряков, Черкасский - все, что и на других каналах.

Личности ведущих вызывают трепет от произнесения их громких имен? Отнюдь. Прошу простить меня за бестактность, но до сих пор четко запомнить фамилии авторов программы не могу, может, потому, что их двое…

Эрудиция? Сомневаюсь. И не раскладывая по полочкам многие программы, скажу лишь, что мне было невыразимо стыдно, когда беря интервью (эксклюзивное, кстати!) у малодоступного журналистам актера №1 (по моему мнению) поколения 80-х Олега Меньшикова, ведущая в развитие разговора о том, бывает ли артист за рубежом, получила утвердительный ответ: да, мол, и часто. И с непосредственностью ребенка, выросшего в советской школе с вытекающими оттуда последствиями, кокетливо спросила: «А с языком-то как справляетесь?..»

Здесь чуть не подвело даже блестящее актерское мастерство самого Меньшикова, повисла пауза, и он сдержанно сказал: ничего, дескать, справляюсь… Он, думаю я, знает о себе много: и что замкнут, и что не допускает в свою личную жизнь журналистов, и что в этой области могут быть самые неожиданные вопросы. Но что телеведущие (между прочим, бывшие его коллеги) не в курсе его блистательной, в течение нескольких лет игры на подмостках английского театра вместе с Ванессой Редгрейв, - об этом не писали только самые ленивые газетчики, - предположить, конечно, не мог…

Пойдем дальше. Может быть, задумывался неоднократно я, привлечение «варягов» в наш телеэфир вызвано более деликатными вещами. Все-таки у многих современных журналистов, живущих в Украине, родной-то язык, как вы понимаете, украинский, а телеканал «Интер» ориентируется и на скучающего по хорошему русскому произношению и лексике зрителя нашей страны?.. Не дождетесь. Опять же примеры можно тиражировать, но приведу лишь один. Или два. В одной из последних программ с писателем Владимиром Войновичем в начале беседы ведущая сказала прелестную фразу, резюмируя житие писателя на две страны: «Вот так и живет он, практически враскаряку, то в Москве, то в Германии…» А в финале подвела итог, просто перефразировав крылатое высказывание Жириновского о том, что папа у него юрист, а мама - русская. Послушайте: «Вот такой он, Владимир Войнович, русский писатель и молодой художник»…

Итак что остается? Очевидно - невиданный профессионализм. Ну, пригласили же Урмаса Отта в Россию, когда поняли, что может он делать в телевизионном пространстве нечто такое, чего в то время другим было не под силу. А мы чем хуже? Да лучше мы. Урмасу и в страшном сне не привиделись такие вопросы: «А книги у вас дома есть?», «А вы их читаете?» (передача с Алексеем Михайличенко), «Зачем нужна бешеная популярность?», «Вы уже прикоснулись к ней?», «Вам много лет?» (это уже с Николаем Гнатюком), «Вы уже знаете сегодня, зачем вы родились на свет?..», «Где был этот голод, уточните?..» (такому строгому допросу был подвергнут вышеупоминаемый Войнович).

Последние догадки о феномене «Рижского бальзама». Оригинальный монтаж, нестандартное построение программы также сильно подлежат сомнению. Затянутые малоэстетичные панорамы двух великих столиц - Москвы и Киева - с притянутыми за уши, «приблатненными», в лучшем случае, бардовскими песнями, не имеющими никакого отношения к герою или основной теме программы. Неинтересные, в основном, фронтальные съемки интервьюирующих и интервьюируемых, нелогичные «перебивки» (планы картин, сигарет, ваз и т.д., всего, что попадается в кадр), студия, оформленная в «лучших традициях 70-х» - вот это и есть общий облик передачи, навеянной «парами» «Рижского бальзама». Можно было бы конкретизировать данные сентенции, но это уже, к счастью, совсем другая история...

Вместо послесловия

А иногда, между прочим, сами авторы, поняв, очевидно, что «Рижский бальзам» приторен при частом употреблении, вообще обходятся без одной составной интервью (поясню: в интервью, как правило, две составных - вопросы и ответы). Отгадайте с двух раз, без какой они обходятся?!) и как в передаче с Владимиром Быстряковым заменяют их хаотичными титрами. И это уже более гуманно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно