НУЖНЫ ЛИ КИЕВУ «ЗОЛОТЫЕ ВОРОТА»?

12 апреля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 12 апреля-19 апреля

Сейчас, в конце XX века, пожалуй, самого страшного в человеческой истории по количеству преждевреме...

Сейчас, в конце XX века, пожалуй, самого страшного в человеческой истории по количеству преждевременно оборванных жизней, для оставшихся жить на Земле особенно необходимы события, в которых ощутим перст Божий, Божье провидение.

Беру на себя смелость сказать, что жизнь небольшого коллектива, которым руководит талантливый режиссер Валерий Пацунов и который носит замечательное имя театра «Золотые ворота», подтверждает мысль о том, что этот театр угоден Богу.

Сентябрь 1995 года - театральный фестиваль в Эдинбурге. Театр «Золотые ворота» достойно представил себя и творческие возможности столицы Украины. Получен высший балл от мирового театрального жюри и признание искушенного зрителя международного фестиваля.

Казалось, родной Киев встретит театр, как встречали победителей римляне, но, увы... В течение полугода театралы не видят афиши «Золотых ворот».

Объяснение предельно простое - нет сценической площадки, в арендованном в последнее время зале кинотеатра «Киевская Русь» идет ремонт.

Но... и тут мы видим Божью помощь человеческим усилиям выжить. Театр едет теперь не на Запад, а на Восток, на фестиваль в Пакистане.

И опять триумф. Но на выступления в родной Украине остается только надеяться...

Итак, киевский театр получил признание на Западе и на Востоке. А вот если бы провести опрос среди киевской интеллигенции, то с наибольшей степенью вероятности можно было бы убедиться, что мало кто из опрошенных бывал на спектаклях театра «Золотые ворота», мало кто слышал и об актере Миронове.

И это притом, что еще в 1984 году газета «Советская культура» писала о нем как о великолепном актере, чтеце и исполнителе даже малоизвестных теперь произведений Парни.

В качестве оправдания себе и людям моего поколения скажу, что в наши молодые годы в Киеве было только четыре театра: два драматических - украинский и русский и два музыкальных - оперный и оперетты. Легче тогда было стать известным и молодым актером. Стоило, к примеру, Николаю Рушковскому успешно сыграть Ромео, и его имя было уже у всех на устах, то же происходило с Адой Роговцевой, Олегом Борисовым, Юрием Гуляевым, Аркадием Гашинским, другим молодыми актерами.

Мне, уже немолодому человеку, любящему театр и выросшему в доме, где бывали Зоя Гайдай, Константин Хохлов, Юрий Лавров, известный театровед, историограф театра имени Леси Украинки Марсель Городецкий, где на книжных полках стояли книги о театре, через многие годы, в 1995, жизнь снова подарила театральное потрясение - спектакль театра «Золотые ворота» «Калигула» по пьесе Альбера Камю с Петром Мироновым в заглавной роли. Можно сказать, что своего рода подарком судьбы была встреча и знакомство с Петром Мироновым.

- Мы должны были встретиться, - сказал мне Петр. Уж видно так распорядилась судьба, задумывающая и осуществляющая удивительные и, пожалуй, ни одному романисту неподъемные жизненные коллизии.

И действительно, какая связь может существовать, казалось бы, между отдаленными во времени и пространстве людьми и обстоятельствами. Судите сами. Что общего между жившими ранее Альбером Камю, ушедшим из жизни в дни чернобыльской трагедии другом нашей семьи высокоодаренным человеком-поэтом, музыкантом, эрудитом Валерием Мельником и ныне здравствующими уже названными мню Петром Мироновым и симпатичными работниками из скромной библиотеки санатория «Слава» в небольшом украинском городке Миргород.

Коллизия эта или, хотите, сюжет для небольшого рассказа о том, как рано или поздно сходятся человеческие судьбы, начала разворачиваться в скромном санатории «Слава». Здесь среди небольшого книжного фонда санаторной библиотеки удалось отыскать мне том сочинений экзотического, пожалуй, для этих мест Альбера Камю. Не скрою, что и для меня это была первая встреча с мэтром французской литературы. Прочла повести «Посторонний», «Падение». Своеобразие философского осмысления жизни автором, переданное им через миропонимание его героев, стало для меня откровением. Захотелось ближе и больше познакомиться с творчеством этого писателя. И как же велика была моя радость, когда, вернувшись в Киев, я случайно обратила внимание на афишу театра «Золотые ворота», где значился спектакль «Калигула». Автором пьесы значился А.Камю. Решение о том, что спектакль надо посмотреть, пришло мгновенно.

Зал не был переполнен и не было поначалу ощущения привычной театральной атмосферы, возникающего при посещении академических театров. Но вот в зале погас свет и началось подлинное священнодействие. Стенография, хотя и аскетичная, какой-то будоражащий музыкальный фон, создающий чувство напряженного беспокойства, и, наконец, выход всех участников спектакля, облаченных в римские тоги и туники, и какое-то завораживающее торжественное прохождение их через зал и сцену сразу же вызвали глубоко осознаваемую иллюзию полного погружения во времена великого Рима. А далее разыгрываемые на сцене события, отдаленные от нас многими столетиями, указывались удивительно созвучными нашему великому и больному XX веку, в котором к власти приходили люди с уязвленной психикой - Сталин, Гитлер, Пиночет. В силу удивительного феномена массы подчинялись, а может быть, и внутри себя таили чувство, о котором один из римских цезарей довольно цинично сказал. «Пусть ненавидят, лишь бы боялись».

Правители, о которых я сказала, были подвержены психической болезни, именуемой «некрофилия» - любовь ко всему, что связано со смертью и разрушением.

Повторяющейся бедой народов является то, что этот страшный порок угадывается не сразу. И это стоило дорого, очень дорого.

Поражает то, что Калигула был убит своими ближайшими соратниками через три с половиной года его правления, «каллигулы» XX века оставались у власти десятилетиями.

Петр Миронов, следуя замыслу Камю и режиссера Валерия Пацунова, блестяще показывает нам Калигулу в постепенном развитии страшного, но и привлекательного в каких-то моментах образа.

Глубокое психологическое проникновение в мир своего героя и профессионализм высочайшего уровня позволяют актеру выявить и представить зрителю все стороны и неоднозначность этой глубоко трагической натуры.

Калигула - Миронов знает, что он обречен и сознательно идет навстречу своему концу, он как бы играет в своеобразную игру со смертью. Эта неоднозначность образа, удивительно тонко трактуемая Мироновым, вероятно, и заставляет нас, сегодняшних зрителей, затаив дыхание, следить за ужасной игрой, составляющей как бы основу всех перипетий жизни Калигулы. И ощущение партнеров по сцене, и даже настрой зала. Это позволяет ему быть разным, уходить от стереотипности образа от спектакля к спектаклю. Создаваемый Мироновым образ находится как бы в постоянной динамике. Эту способность актера к свободной импровизации я почувствовала, посмотрев «Калигулу» несколько раз. И признаюсь, что желание вновь встретится с этим спектаклем во мне не угасло.

Однако на этом прерву свои восторженные впечатления по поводу спектакля, игры Петра Миронова (надо было бы сказать несколько добрых слов и обо всем актерском ансамбле, ибо именно таковым он ощущается), мудрого прочтения пьесы ее постановщиком Валерием Пацуновым, поставившим 10 лет тому назад и сумевшему вместе с актерами сохранить всю свежесть премьерных нюансов.

Приведу лишь слова самого Валерия Пацунова: «Калигула» в нашем репертуаре неслучаен. Наше общество плохо изучает себя. Корни тоталитаризма находятся в древнем Риме, но где есть раб, там будет и тиран. Мы стараемся раскрыть механизм зарождения жажды угнетать себе подобных и наоборот - развивать рабскую психологию».

Расставаясь на этих страницах с театром и с нетерпением ожидая новых встреч с ним, мне бы хотелось пригласить всех любящих театр жителей нашего города, а также облеченных властью депутатов всех уровней, работников Кабмина Украины и уважаемого Президента с его командой посмотреть «Калигулу» в театре «Золотые ворота».

* * *

Интервью с Петром Мироновым после спектакля «Ваш выход, Ахматова», в которой он играет роль Николая Гумилева, я беру, когда он собирает реквизит спектакля и грузит его на большую «кравчучку», чтобы увезти его к себе домой.

- Чем занят артист Миронов сегодня, когда в Киеве не стало афиш театра «Золотые ворота»?

- Готовлю роль в комедии американского драматурга, пишу стихотворный цикл, преподаю в эстрадно-цирковом училище, работаю на TV и радио. Сыграл роль художника Мурашко в телевизионном спектакле. На радио участвовал в записи Евангелие.

- Были ли еще какие-либо театральные роли?

- Да, сыграл Иисуса Христа в спектакле театра «Маргарита».

- Что приносит тебе наибольшую радость - стихи, сцена, преподавательская или режиссерская работа?

- Неважно что, важно, чтобы было хорошо сделано.

- Что тебе помогает в жизни?

- Ирония.

- Какими философскими истинами ты руководствуешься?

- Несколькими. В частности, законом велосипеда: «Если нет движения, предстоит падение».

И как бы в подтверждение этого закона артист Петр Григорьевич Миронов, схватив упакованную «сумку», помчался на репетицию другого спектакля.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно