НОН-СТОП ЕЛЕНА КОСЯЧЕНКО

11 августа, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 11 августа-19 августа

Она обладает редким даром: при ней люди раскрепощаются. Дебютанты телепередач, общаясь с ней, не замечают телекамеры, объявленные ею артисты выходят на сцену, забыв о недавнем мандраже...

Она обладает редким даром: при ней люди раскрепощаются. Дебютанты телепередач, общаясь с ней, не замечают телекамеры, объявленные ею артисты выходят на сцену, забыв о недавнем мандраже. Когда она появляется на телеэкране, у меня нет сомнений — она обращается ко мне... Познакомились мы на съемках передачи «Нон-стоп рандеву», и с тех пор часто пересекаемся на концертах, фестивалях, в съемочных павильонах. Первая попытка интервью провалилась: забарахлил диктофон и восстановить в памяти все, чем она так горячо и темпераментно делилась со мной — планы, сомнения, надежды — я не сумел. К счастью, через две недели она позвонила сама: «Слушай, давай все перепишем заново. У меня за это время столько изменилось! Приходи завтра на телевидение в дикторскую»...

В дикторской, едва поздоровавшись, она попросила: «Подожди, пожалуйста, пять минут. Сейчас только «кукукну» и вернусь»... Ровно через пять минут мы уже беседовали:

— Где теперь «кукукаешь»?

— Спроси лучше: «Где ты скоро будешь «кукукать»?» Дело в том, что на нашем ТВ произошли перемены, которых все давно ждали. Во всяком случае, лед тронулся.

— А кто будет командовать парадом?

— Я бы хотела, чтобы зритель. Но вот что получится? Наше новое руководство решилось на акцию, о которой мы здесь уже много лет вели речь — дать диктору больше прав, сделать его ведущим дня, так, как это начиналось на УТ-3. У каждого из нас будет своя команда. Ведение будет авторским. Всем очень хочется, чтобы зрители, как в михалковских «Пяти вечерах» спрашивали друг у друга: «Кто сегодня ведет, Танечка или Олечка?» Масса волнений у всех: получиться — не получится? И тут я должна сказать спасибо
УТ-3, при рождении которого присутствовала и где успела опробовать такую манеру ведения.

— Значит, у тебя все хорошо?

— Все хорошо не бывает. Хотя бы потому, что новому руководству, да и телезрителю, хочется новых лиц, и это закономерно. Так и должно быть. Но, с другой стороны, что делать тем, кто отдал старому УТ лучшие 20—25 лет жизни? Подойдет ли эта система нам? Подойдем ли мы новому руководству? Никто не знает. А у всех, между тем, за плечами не только опыт работы, но и годы учебы. Раньше ведь существовал институт дикторов-педагогов, который потом ликвидировали, а теперь будут восстанавливать. Например, мы с Витей Власенко — первые и последние на УТ, кто получил диплом диктора-комментатора, год проучившись на высших дикторских курсах в «Останкино».

— Почему именно вы?

— Тогда в 1987-м мы с Витей оказались единственными, кто по семейному положению мог позволить себе год находиться в Москве. Это были удивительные дни нашей жизни! У нас были удивительные педагоги. Например, педагог по технике речи Светлана Корнельевна Макарова настолько изменила мою речь, что меня пригласили озвучивать на ЦТ шесть серий удивительного фильма (видишь, все время употребляю слово «удивительный») «Музеи Лувра». Когда я услышала в фильме свой голос, я его не узнала. Дикторское мастерство у нас преподавалось, как ораторское. Мы изучали психологию, историю культуры, историю религии. Мы ходили на репетиции в студию Анатолия Васильева, когда он только выходил из подполья. Я познакомилась с Урмасом Оттом и когда похвалила его передачу, он сказал со своей неподражаемой интонацией: «О Лена! У вас хороший вкус». Я подружилась с Таней Веденеевой, написала два сценария для ее передачи «В гостях у сказки», и они сразу же пошли в эфир. В общем, когда я вернулась в Киев, мне хотелось летать...

— После таких оптимистических откровений, обычно делают паузу и говорят: «Но, к сожалению...» «Но» было?

— Конечно! Особенности тогдашнего УТ были в том, что оно плотно застегивалось на все пуговицы. Официоз мешал дышать. Я приехала из Москвы с массой новых идей, а когда поняла, что здесь с ними глухо, решила продолжить поиск в другом направлении. Направление оказалось верным, и очень скоро я реализовала себя в другом — родила сына Митьку.

— Можно сказать, что из дикторства ты ушла в материнство?

— Нет. Не думаю. Уже на втором месяце материнства я с Митькой на руках и с Митькой за кулисами снималась в телепередачах и вела концерты. Другое дело, что очень скоро для меня опять настало сложное время. Знакомо тебе состояние, когда очень хочется чего-то, а чего сам не знаешь? И вот тут-то мне подвалила утренняя музыкально-развлекательная передача режиссера Любови Корольковой. Там нужно было много снимать, ездить, импровизировать. Все это пришлось на подъем деловой активности, и эта передача принесла мне большой круг знакомых. А потом — приглашение на УТ-3, и это был для меня, извини за нелепую фразу, расцвет внутри самой себя. Это был период, когда я сама себе завидовала. Мне было так легко! Мне было просто чудесно! Ностальгия по тогдашнему УТ-3 (теперь его уже нет, а каким оно стало потом, — я не знаю) у меня до сих пор не прошла... Тем не менее, довольно скоро я заметила, что новизна из передач постепенно уходит, и сама я начинаю повторяться. Тогда я ушла в отпуск. Отпуск затянулся, а когда вернулась, то поняла, что поезд ушел. Может, это и неплохо. Время от времени нужно что-то менять в жизни.

— По-моему, ты любишь перемены.

— Во всяком случае, не боюсь. В душе я авантюристка. Я ведь по первой профессии инженер-сантехник. Закончила с отличием КИСИ, имела массу публикаций в научных журналах, приглашалась в аспирантуру, но выбрала СМУ — поближе к практике. К счастью, быстро поняла, что восьмичасовая отсидка за столом пять раз в неделю не для меня, и вдруг краем уха услыхала о наборе на ТВ. Пришла, без комплексов первой села в дикторское кресло, взяла в руки любимого с детства плюшевого мишку по кличке «Дмитрик» и поздоровалась с комиссией, как популярный в те годы Дiдусь Панас: «Добрий вечiр вам, малятка, любi хлопчики й дiвчатка!» Через неделю звонок: «Вы приняты»... Сейчас у меня опять-таки период поисков. Много, например, веду концертов. Сказать, что это занятие мне просто нравится, нельзя. Я концерты вести обожаю!

— Когда все начиналось?

— Лет десять назад. В первое время очень мандражировала. Как студент перед экзаменом. И тогда мне очень пригодились слова Татьяны Цымбал — моего учителя и друга. Она сказала: «А ты их люби. Ты должна в этой любви купаться». Прошло много лет, но когда выхожу на сцену, обязательно вспоминаю эти слова. Теперь конечно легче: среди тех, кого объявляю, большинство — мои друзья. Мне просто приятно их объявлять, говорить о них со сцены. Я их всех люблю. Если не знакома с артистом и объявляю его впервые, неважно кто он — звезда или новичок, всегда подхожу и спрашиваю, как он хочет, чтобы его объявили. Что о нем сказать?

— Неужели все всегда гладко проходит?

— Так не бывает. Расскажу о самом ярком, что у меня есть на сегодняшний день, — о «Славянском базаре». Для меня это «праздник, который всегда с тобой» — концерты, встречи, общение с замечательными людьми, ночные тусовки, все «нон-стоп», все без сна и отдыха, все в охотку. Кстати, передачу «Нон-стоп рандеву» мы тоже умудряемся там снимать... Ты, наверное, знаешь, что на «Славянском базаре» проводятся дни России, Украины и Беларуси. Представь себе первый фестиваль. День Украины. На Беларусь идет прямая трансляция. На Украину и Россию идет запись, снятая московской телебригадой. Специфика ТВ такова, что музыканты вынуждены выступать под фонограмму. Итак, позывные, мы с Витей Власенко спускаемся на сцену. Молодые, счастливые, окрыленные! На одном дыхании приветствуем зрителей и представляем группу
«Ю ДЖИ» с Олексой Берестом (он потом стал первым лауреатом). Ребята выходят и вдруг (о ужас!) посредине их выступления запись обрывается. Несколько тягостных минут паузы, и фонограмма опять пошла. Музыканты задвигались, заулыбались, вдруг на сцену выбегает разьяренная московская телебарышня постбальзаковского возраста и машет руками: «Стоп! Мы не можем снимать такую грязь! Украина не смогла подготовить нормальную фонограмму! Пусть начинают все сначала!»... А ведь в это время шла прямая трансляция на Беларусь! Музыканты наши — белее снега. А меня как пружиной подбросило — подбежала к центральному микрофону и говорю: «Мы приехали сюда, чтобы подарить вам праздник! Чтобы спеть наши лучшие песни! Мы не виноваты, что ЦТ поставило нас в такие условия по звуку, а московские звукорежиссеры, которые сидят сейчас за пультом, не в состоянии обеспечить нормальное звучание. Ребятам очень трудно выходить к вам второй раз. Но я знаю, что вы прекрасные зрители. Давайте сделаем вид, что ничего не произошло. Мы сейчас уйдем, а когда зазвучат фанфары и мы выйдем, вы встретите нас еще лучше, чем в первый раз». Вышли мы под шквал оваций, и весь вечер прошел на «ура». Московская дама подошла ко мне после концерта: «Ты молодец! Я тебя все время показывала».

— Идеалы в твоей профессии есть?

— Скорее, камертоны. Например, Татьяна Цымбал. Она начисто лишена фальши. Если я чувствую, что текст не идет, что не хватает искренности, я прошу прочесть это Татьяну Васильевну и тут же с голоса могу «петь» дальше. Жаль, что ушла с телевидения Таня Веденеева. Я у нее всегда училась хорошему настроению, гармонии в отношениях с окружающими. Приходя на работу, я включала «Останкино» (они начинали на час раньше), и если Таня читала афишу, мне после нее ничего не стоило прочесть свою.

— Насколько важно для телеведущей быть красивой, сексуальной?

— Элизабет Тейлор однажды прервала съемки на телевидении. Сказала: «Оператор меня не хочет» — и была права. А что до красоты, то некрасивых женщин, извини за банальность, не бывает. Дурнушки есть. А некрасивая — это значит плохой макияж, плохая походка, злая улыбка, безвкусная одежда. Женщина всегда рождается с короной на голове, и важно, чтобы она пронесла эту корону через всю жизнь. Тогда мужчина, который будет рядом с ней, тоже будет чувствовать себя королем. Несколько лет назад я познакомилась с княгиней Трубецкой и вдовой Сержа Лифаря графиней Лейланд Алифельд. Обеим далеко за 70. Но осанка! Царственность жестов! Умение сказать что-то одним поворотом головы, взмахом ресниц!.. Знаешь, на ТВ всегда приходит много писем для дикторов. Один парень написал: «Лена! Мне нравится, как вы улыбаетесь»... В последнее время замечаю, что улыбаться стала реже. Не потому, что стало хуже. Просто наступил момент перехода в другую градацию. Из категории «молодая женщина» в категорию, скажем, «женщина еще молодая». Нужно расти. Нужно идти дальше. Если раньше в моей жизни 10 процентов занимало личное, а 90 — работа, то теперь — это 50 на 50. И это очень сложные для меня 50 на 50. Не могу сказать, например, что уже на все сто состоялась как женщина. Этому я тоже еще учусь. Что получится, покажет время. Если говорить о нон-стоп, то сейчас у меня в жизни больше стоп чем нон. Хочется чего-то нового. Хочется себя полнее реализовать. Но как? Приеду со «Славянского базара» — буду разбираться...

Приехав с «Базара», она позвонила: «Слушай, может, переделаем фото? У меня сейчас совершенно другая прическа!»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно