«Нацию хотят посадить на низкорослых калмыцких коньков!» Художник Стас Жалобнюк: коллаж из настоящего

26 ноября, 2010, 16:00 Распечатать Выпуск №44, 26 ноября-3 декабря

В галерее «АВС-арт» (ул. Воздвиженская, 10 Б) открылась выставка художника Стаса Жалобнюка «Охота на калмыцкого конька»...

В галерее «АВС-арт» (ул. Воздвиженская, 10 Б) открылась выставка художника Стаса Жалобнюка «Охота на калмыцкого конька». Стас — настоящий одессит. Он — не просто носитель культуры, а также духа приморского города, принадлежащего мечтателям, платанам и кошкам… По праву своего рождения он может и стремится быть — да и на самом деле является — исследователем, активным интерпретатором и промоутером южнорусской живописной школы, даже шире — культурной традиции Южной Пальмиры.

Художник сразу разорвал собственный «одесский футляр», в котором творили и продолжают творить многие художники Одессы, и делает шаги к общемировому культурному пространству: вышел на художественный рынок, пока украинский, нашел «свое место» в музеях и частных коллекциях, стремится принимать участие в выставках за пределами Украины, последняя из них — биеннале живописи в городе Больцано, Италия, в прошлом году.

Выпускник знаменитой «грековки», Жалобнюк учился у двух Владимиров: шестидесятника Власова и нонконформиста Цюпко, который в 70-х годах прошлого века присоединился к «Мамаям».

Настоящими иконами для Стаса среди одесских художников являются почти современники Валентин Хрущ и Юрий Егоров, а также авангардист Теофил Фраерман.

В контексте мирового художественного процесса Стас готов соотносить себя с лемком Энди Уорхолом и Ивом Кляйном.

Стас не зря для определения собственной деятельности употребляет слово «изготавливать» (а не «писать» или «создавать»). Используя краску, холст, куски обоев, ткани, дерева или металл, он стремится передать внутренние переживания, определенное ощущение мира, реализовать желание выйти из состояния внутренней тревожности и погрузиться в состояние внутреннего комфорта.

Именно поэтому живописные работы Жалобнюка, как правило, фактурные, он широко применяет технику коллажа, наслоение различных материалов, хотя к массивному корпусному письму художник прибегает довольно редко. И сам автор в процессе работы, и зритель во время созерцания ощущают фактуру холстов Стаса как живую плоть, как непостоянную поверхность воды (к ним всегда хочется дотронуться, даже если по типу восприятия вы и не кинестетик).

Художник, безусловно, стоит на прочной культурной основе, чувствует себя частью творческой среды и все еще находится в поиске собственной неповторимой идентичности.

Это проявляется в исследовании и интерпретации в сериях собственных работ художественных техник и стилистики знаковых фигур в художественной жизни Одессы — прежде всего Егорова (ранняя живопись Жалобнюка — морские и городские пейзажи) и Хруща (ранняя графика Стаса — женские торсы). В сериях более поздних натюрмортов ощущается легкий намек на старую голландскую школу, дыхание раннего кубизма Жоржа Брака и Александры Экстер. При этом вряд ли можно обвинить Жалобнюка в подражании упомянутым мастерам — он ведет диалог, своего рода дискуссию с ними.

В своей мастерской Стас любит громоздить холсты в причудливые плоскостные построения. Таким образом он привлекает гостя не к пассивному созерцанию, а к куражу, соучастию в акте химерической игры, раскладыванию увлекательного пасьянса и — сотворчества. Живописные полотна становятся строительным материалом для архитектуры человеческого восприятия и собственных интерпретаций. Причастность, «соучастие» и «сочувствие» зрителя, по мнению Жалобнюка, — неотъемлемая составляющая творческого процесса, важное условие совершенства каждого произведения.

Иногда сложно определить жанр работ Стаса, как, например, в случае с «Шенбруннскими львами» (2009 год). Что это — архитектурный пейзаж? Портрет? Фигуративная живопись? Так или иначе эти «человеколевоскульптуры» дышат глубокой мудростью, одновременно внутренним покоем и тревогой, даже скорее предостережением людям, их взгляд обращен вглубь самих себя, а стать воплощает благородство.

Тонкая чувственная эстетика просматривается в серии изображений мужских торсов, выполненных в оригинальной технике: по сути — это монохромный академический рисунок, выполненный на бумаге, наклеенной на холст. За счет нескольких слоев сильно разведенной масляной краски достигаются эффекты прозрачности, богатства полутонов простых и естественных земляных красок.

«Старуха» (образ Марии Примаченко) — единственная из персонажей серии «VIP-анатомия» (2008 год), чье лицо или другие части тела на полотне не подверглись анатомическому препарированию художником в буквальном смысле этого слова. Это потому, что она, как верит автор, единственная достоверно правдивая из всех изображенных, кому в поисках настоящего лица пришлось снять кожу с его половины или раскрыть грудную клетку и обнажить сердце. Главное в портрете старухи — ее глаза: пронзительный взгляд достигает самого дна души зрителя бессловесным укором нынешним поколениям о потерянном наследии и погубленном будущем.

Техники живописи мастера разнообразные, абсолютно разные в многочисленных циклах: «Трасса Е-95», «Очевидцы», «Розарий» и других. Эта «многоликость» художника иногда выводит его за пределы живописи. Он экспериментирует в плоскостях почти чистого коллажа с незначительными дорисовками и элементами нетрадиционной графики, когда, например, мастер наносит на собственное тело типографскую краску и делает оттиски на специальной сверхтонкой бумаге, которая применяется для реставрации живописи.

Стас Жалобнюк, в отличие от многих его коллег, среди которых, к сожалению, нередко встретишь угрюмых отшельников, пьяниц или городских сумасшедших, — подчеркнуто социализированный художник. У него есть очевидная амбиция культуртрегера.

Активно формируя и подпитывая всегда нужные обществу мифы о грандах одесского изобразительного искусства, он таким образом продолжает их социальное существование, не отпускает в забвение. Стремится удержать в контексте художественного процесса талантливых мастеров, которые порой ведут асоциальный образ жизни, постоянно контактируя с ними и поощряя их — хотя бы простым вниманием или словом.

Художник поддерживает отношения с большинством ключевых фигур культурной жизни и арт-рынка Одессы. В этом году Стас был соорганизатором двух важных для культурной жизни Одессы событий: Второго одесского биеннале современного искусства в сентябре и аукциона произведений украинского и российского изобразительного искусства ХIХ—ХХ веков в октябре.

Собственные работы Жалобнюк тоже регулярно выставляет не только на одесских, но и на киевских аукционах (к этому времени были «Эпоха» и «Золотое сечение»).

У Стаса, пожалуй, как у каждого настоящего одессита, есть коммерческая жилка. И это для любого художника скорее преимущество, чем недостаток. Жалобнюк, впрочем, не забывает об опасности коммерциализации творчества как побочном эффекте успешных продаж. Это становится понятно, когда он неловко и словно оправдываясь (но не без лукавинки в глазах) признается, что есть только одна работа, которую он вынужден был повторить шесть (!) раз, поскольку холсты находили владельцев еще до того, как на них успевала высохнуть краска. Интересует сюжет? Стройная обнаженная женщина полулежит на пляжном лежаке с широко раскинутыми ногами и прикрытым ладонью лоном. «Ну что ж, — иронично вздыхает Стас, — голые ягодицы на полотне все еще пользуются наибольшим спросом».

Для тридцатитрехлетнего художника ощутимо важен европейский вектор развития как в культурном, так и в геополитическом контексте. «Моя страна проигрывает откровенную войну по абсорбированию нации, которая ведется на собственном поле. Ну не хотят нас европейцами видеть, хотят на калмыцких низкорослых коньков посадить!» — возмущается Стас. Большинство его произведений — материализованные рефлексии вокруг проблем и болезней нынешнего украинского общества. Это, однако, не стоны страдальца, по уши увязшего в свалке исторических артефактов и коллективных фобий неполноценности, а серьезные, иногда ироничные размышления успешной самодостаточной личности, которую тревожит современность.

Невозможно написать работу «вневременную», об этом даже не стоит беспокоиться, считает Стас. При этом он убежден, что только вещи, которые беспокоят, задевают, волнуют настоящего почитателя искусства, можно назвать актуальными. «Воспринимаю свое время как грустное, полное неопределенности, а потому, возможно, и открытое для многого», — подытоживает свои размышления художник.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно