НАТАЛИЯ СУМСКАЯ: СПАСИТЕЛЬНИЦА НЕ ЧАЯВШЕГО В НЕЙ ДУШИ ПОЭТА

21 апреля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 21 апреля-28 апреля

На сцене Национального академического драматического театра им.Франко премьера спектакля Ярослава Стельмаха «Крошка Цахес» по мотивам одноименной повести Эрнеста-Теодора-Амадея Гофмана...

На сцене Национального академического драматического театра им.Франко премьера спектакля Ярослава Стельмаха «Крошка Цахес» по мотивам одноименной повести Эрнеста-Теодора-Амадея Гофмана. Премьера, которую долго ждали и которая прошла, что называется, на первого зрителя. Без проб, генеральных сдач. До официальной премьеры спектакль никто не видел. Своеобразная, далеко не классическая постановка Сергеем Данченко немецкой классики застала почти врасплох киевскую театральную публику. Э.Гофмана считают сложным автором как для постановщиков, так и для актеров. И вдруг – мюзикл, местами настоящее шоу, фарс...

Среди всего этого – голубая героиня, нежная, хрупкая Кандида. Жертва колдовских экспериментов и спасительница не чаявшего в ней души поэта. Она гибкая, с раскованной пластикой, со звонким и одновременно каким-то уютным смехом. То ею манипулируют, то она проваливается, как кукла, в одну из зрительских лож. И, конечно, поет. Она – Наталия Сумская, заслуженная артистка Украины.

В этот раз была ненавязчивая беседа с актрисой возле гримерного зеркала, как это уже сложилось, с постепенным вхождением в образ.

— Наташа, чем «Крошка Цахес» отличается от предыдущих спектаклей?

— Гофман никогда у нас не ставился. Такое первопрочтение – впервые. Ситуация в повести фантастическая, хотя если вспомнить стольких известных миру оборотней, то получается, Гофман написал вполне реальную драму. Ну и как же без единственной спасительной силы любви. Обо всем об этом мы говорим посредством музыки, вокала, пластики. Постановочная группа та же, что и в «Энеиде». Автор музыки снова Сергей Бидусенко, Цахес – заслуженный артист Украины Богдан Бенюк. И моя роль Кандиды – ослепленная фальшью жертва, а потом спасительница любви и жизни Бальтазара. Вообще, получается много старого, но по-другому сыгранного.

— А вот эта смесь жанров, сплошные пения, арии? Не слишком ли комедийна сказка Гофмана?

— Возможно... Тем более, была такая задача поставлена Сергеем Данченко в процессе репетиций. Он хотел соединить разные вещи – фарс, трагедию, пародию, карнавал, что угодно. Но есть тут и глубокая философская мысль о грустном, непостижимом, на что нельзя повлиять. «Печаль моя светла» – говорил известный поэт, в таком же ключе работает мой изумительный партнер народный артист Украины Анатолий Хостикоев, нежный, слегка инфантильный, но за этим могучий и верный его Бальтазар. Такой герой был некогда забыт и актером вновь возрожден. Как надежно и легко с ним играть! Как быстро проходит сценическое время.

— Кстати, Наталия, мне показалось, что уж очень коротко идет спектакль, сто минут, не больше. Может, это приближение к европейскому стилю?

— Абсолютно верно. Такая лаконичность не разрешает расслабиться. Главное, чтобы зритель не скучал, это хороший тон. И снова-таки, мы переживали, удастся ли за этой лаконичностью дать понять зрителю все, что мы хотели сказать. Вот уже несколько спектаклей – есть отзывы, что нравится. Не просто «нравится», а за этим что-то стоит, у каждого свое. Это ассоциативный спектакль.

— Если уж речь об ассоциациях, то вы для многих не только актриса, а и певица. Как бы вы себя назвали – поющая актриса или играющая певица?

— Наверное, на этих двух концах как бы плавает мой барометр. Мне рассказывала моя сестра Ольга, что когда я вышла на сцену, был слышен шепот: «Это певица?.. Нет, актриса,.. нет, певица». Ну пусть так и будет. Если я и то, и другое – это здорово!

— Наталия, вы лауреат прошлогоднего «Песенного вернисажа», а в этом вернисаже вы не принимали участия...

— У меня так получается, что я бываю не на каждом фестивале. Мне больше понравилось на телевизионном фестивале популярной песни «Мелодия-94». Там были открытия, новые имена. Понравилась атмосфера. Меня это стимулирует для записи новых песен.

— Ваше нынешнее состояние предполагает и работу на сцене, и концертную деятельность, и студийные записи, и съемку клипов...

— Да, пусть именно так все и идет. Записываю новые песни. В принципе, эта работа двигается нормально. Я довольна, и прежде всего теми людьми, с которыми работаю сейчас в поп-музыке. Это тесный маленький коллектив. Мы постигаем друг друга. Роман Суржа, экс-гитарист «Рок-трио», – композитор. А еще с нами – продюсер Виталий Климов, экс-гитарист «Баниты-Байды», он же и пишет стихи в основном.

— Актриса академического театра – тут, можно сказать, годами проверенный коллектив, а в поп-музыке новая команда. Чувствуется ли разница?

— Конечно. Мы очень поддерживаем друг друга. Жаль, что меня в свое время так не поддерживали. Должна сказать – никак не поддерживали. Я была совершенно одна. А если есть люди, которые идут к тебе, то как же не пойти им навстречу? Тем более талантливые люди. Их музыка интересна, нова, самобытна. Стиль, в котором мы втроем работаем, можно назвать неоромантичным. Наверное, это еще идет и от моей ментальности украинки, какой-то нежности, которую я бы хотела принести в эстраду. Необходимо в каждой песне доискиваться своего неповторимого исполнения.

— Наталия, есть мнение, что сцена подменяет человека, неизвестно, где он настоящий. А ведь песня требует правдивости...

— Я считаю, что сцена – это хороший труд, хорошее ремесло, которое дает твердо стоять на ногах. Актер и певец – я приравниваю это. Совсем отделить, мол, последний работает только горлом, нельзя. Это тоже сердце, и руки, и пластика, и душа – все связано. Только в театре это еще больше, музыкальные спектакли – это та же эстрада, но более активная.

— А есть ли у вас такая честолюбивая мечта – сделать что-то классное и удивить мир?

— Вот мой продюсер молодец! Он настолько прислушивается, присматривается ко мне, постоянно поддерживает искру веры в себя. Надо только хотеть и твердо идти к своей цели. Мысль, как видно, не новая, но так как он ведет дела – я действительно верю, что можно достичь любой высоты. И мне как избранной единице, вокруг которой вертится дело, остается отвечать всем требованиям.

— Но для этого, кроме прочего, нужны деньги. Время такое, что никуда не денешься от разговора об этом. Кто вам помогает?

— Песнями, конечно, не заработаешь. С записью новых песен нам очень помог «Украинский дом Селенга», который взял на себя финансирование этой работы. Что будет дальше – сказать трудно. Это уже дело продюсера.

— Наталия, многие, наверно, знают вашу сестру актрису театра русской драмы им. Леси Украинки Ольгу Сумскую, кто-то, быть может, слышал, что вы из театральной семьи. Но услышать это из первых уст, согласитесь, совсем другое дело.

— У нас действительно актерская семья. И это определило наш выбор с сестрой – пошли в артистки. Не объявляя на семейном совете. А вот родители – народный артист Украины Вячеслав Сумский и заслуженная артистка Украины Анна-Галина Опанасенко-Сумская – из простых многодетных вдовьих семей. Театр в 50-е годы был так популярен. Сколько прекрасных актеров родило это поколение. Жизнь родителей в театре настолько самобытна, искренне активна, что не могла не увлечь нас.

— Бытует мнение, что в театрах существует наследственность, не всегда оправданная, в спектаклях задействованы дети актеров, скажем, не достаточно талантливые. Как вы к этому относитесь и можете ли подтвердить это?

— Подтверждаю абсолютно. Как-то вспомнился школьно-ботанический термин — наследственность, РНК, ДНК... Учили, но не понимали, что он часто напрямую воздействует, хотя и по-разному. Правду говоря, не могу сказать, чтобы я в юношестве как-то особо проявляла свое актерское дарование. Может, я и сейчас кому-то неугодна. Но, желание петь, танцевать и по-актерски дурочку свалять вело меня к тем разным ролям, которые довелось сыграть. Главное условие – это должно быть убедительно. Но смею думать, что свое, только свое место мы занимаем в искусстве.

— У вас дочка?

— Да у нас вообще женское царство. Нашему отцу весело с нами. А со своей дочерью я как раз переживаю всю прелесть оттенков переходного возраста. Замечаю в ребенке большую (не наследственную) тягу к телевизору. Что ж, возможно, она станет полезным сотрудником ныне популярнейшей музы — телевидения... А пока куклы, игра с ними в мексиканские телесериалы.

— Скажите, пожалуйста, в театре (или не в театре) – есть ли человек, которому вы доверяете как самой себе?

— Актеры вообще самый доверчивый народ. Порою очень горим на этом, но продолжаем доверять. И на это идем сознательно. Это кажется, что больше всего доверяешь себе. Так нужны всякие подпорки, ориентиры, отсчеты, – но это живые люди. Бывает, веришь режиссеру, а он предает тебя в конце постановки, а то и в начале. Говорю о режиссерах, поскольку с ними более всего соотносится мое доверие. О тех, кому верю сейчас или уже не верю, но делаю вид, – не говорю, чтобы и не вспугнуть. А в жизни доверие – это как сокровище, важное и дорогое. И потому что оно такое дорогое, я не назову этого человека. Я только скажу, что он есть.

— Кроме театра, песен есть еще киноактриса Наталия Сумская. Вы снимаетесь, будете сниматься? Что вам предлагают?

— Прежде я снималась стабильно в отечественном кинематографе, благодаря которому, возможно, мои поклонники приходят и в театр, слушают мои песни. А пока в украинском кино кризис, и демонстрируется в основном великое мексиканское. Поэтому если предложат, с удовольствием снимусь.

— Представим, что появился режиссер из Голливуда. Кого бы вы сыграли?

— Кстати, есть известный анекдот. Когда приходит режиссер из Голливуда, предлагает роль на любых условиях. А наш актер ему отвечает: «Вы знаете, с 1 по 13 января я не могу, у меня Елки...» Вот такая наша зависимость от обстоятельств. Конечно, я бы с удовольствием попробовала свои силы. Хотя вот Янковский играл немого, ему не понадобилось знание языка. Я не говорю, что мечтаю о такой же роли. Но с удовольствием сыграла бы свою соотечественницу, болгарку, славянку. Была бы потребность в кинематографе. А еще нужен промоушн, реклама, чтобы кто-то занимался этим. Может быть, мой продюсер – у него дойдут руки, чтобы рекламировать мою работу, и вдруг у кого-то возникнет острая необходимость во мне как в киноактрисе!.. Актер должен быть в движении, пусть кино догоняет его.

Тем более женщина-актриса. Она должна быть мобильна, активна, красива и, главное, любима – не это ли основная составная счастья любой женщины.

Наш разговор вышел за рамки обычного интервью – охотно и увлеченно Наташа рассказывала о многом, но прозвучал звонок, приглашая на бал очаровательную Кандиду.

А после спектакля актриса в день своего рождения, 22 апреля, спешит на поезд во Львов на съемки очередного тура музыкального телефестиваля «Мелодия-95». Несмотря на расстояние, близкие и родные люди найдут способ поздравить Наташу и сказать ей нужные, приятные слова. А мы присоединяемся к поздравлениям!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно