НАШ ЯЗЫК: «СОЛОВЬИНЫЙ» И «ПТИЧИЙ» - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

НАШ ЯЗЫК: «СОЛОВЬИНЫЙ» И «ПТИЧИЙ»

18 августа, 2000, 00:00 Распечатать

Большинство разнообразных исследователей, которые никак не могут зачастую помириться между собой, как правило, солидарны в том, что язык — один из основных факторов самоопределения нации...

Большинство разнообразных исследователей, которые никак не могут зачастую помириться между собой, как правило, солидарны в том, что язык — один из основных факторов самоопределения нации. Им эта нация держится изнутри как гомогенное образование, им определяется уровень национальной самоидентификации, уровень культуры. Вот уже девять лет мы имеем основания считать себя единой и суверенной нацией. Но это основания политического толка. А вот как у нас с самоопределением? Только около трети — 30,5% опрошенных — считает, что все украинцы, проживающие в нашей стране, составляют ментально единую нацию. Не согласно с этим утверждением больше половины опрошенных — 56,3%. !3,2% респондентов затруднились с ответом. Языковое же проявление нашей личной причастности к единой и независимой нации, заслуживает отдельного разговора.

Согласно социологическому опросу, проведенному Украинским центром экономических и политических исследований, большинство считает, что каждый гражданин Украины, независимо от национальности, должен владеть украинским языком (61,9% опрошенных). В корне не согласны с этим утверждением чуть больше трети опрошенных (34,9%). Не сумели определить свою позицию всего 3,2%. То есть, надо думать, основная масса населения, скорее всего, разделяет «украинизаторский» курс, но лишь настолько, насколько это не заденет лично ни «согласных», ни «несогласных». Скажем так, любовь и всеобщее признание украинского языка у нас довольно теоретические.

Впрочем, языковая ситуация, сложившаяся за годы независимости, согласно опросу, не дает повода для серьезных волнений. Всего 13,6% опрошенных считают, что они пережили в той или иной форме притеснения, связанные с языком. Большинство же (83,3%) живет в этом плане вполне счастливо, вкушая плоды недавнего тщательного интернационалистического воспитания и радуясь возможности договориться друг с другом. То есть это большинство чувствует себя вполне дома в нашем языковом сегодня.

Те, кто не чувствует себя уютно, главным образом пеняют на недоразумения в бытовом общении, чувствуют себя сильно ущемленными именно в быту. Здесь наименьшее количество «недовольных» опрошенных не нашлось с ответом, и наименьшему же количеству вопрос языка в быту ни разу не помешал. То есть вопрос языка снова становится в первую очередь вопросом воспитания — нам все еще трудно себе представить, как можно высказать свое недовольство чем бы то ни было, формируемым на государственном уровне, и при этом еще и не обидеть ближнего своего. Мы по- прежнему решаем свои проблемы не на избирательных участках, а в трамвайных спорах, быстро переходящих на личности. Мы высказываем свое презрение к существующей ситуации не посредством изъявления своей гражданской воли на выборах и плебисцитах, а отворачиваясь на улице от человека, говорящего «не на том» языке.

Вторую позицию языковой вопрос занимает как вопрос из области права. Трудно здесь разделить тех респондентов, которые не сумели из-за языковых недоразумений толком отстоять свои права в суде, и тех, которые считают себя лишенным права говорить и быть услышанным на своем родном языке. Но на самом деле эти сферы не так уж далеки — для этих «дискриминированных» респондентов вопрос языка лежит в одной плоскости с законом, это, если хотите, вопрос государственный, а может, и вовсе юридический.

Следующую позицию по степени страстности занимает языковой аспект построения карьеры. Основной массе «дискриминированных» в этом вопросе помешал, исходя из данных опроса, все же не язык, а что-то другое.

Наиболее же парадоксально то, что так же «обиженные» опрошенные индифферентны к языку как некоей культурной данности. Здесь не нашлось с ответом наибольшее количество, и больше половины не посчитали себя ущемленными именно в культурном плане. То есть для нашего человека вопрос языка — вопрос чего угодно, только не культуры. Язык определяет наш быт, правовую сферу, карьеру и в наименьшей степени — нашу культуру. Так-то…

Впрочем, большинство наших сограждан чувствуют себя в сложившейся языковой ситуации вполне комфортно. Их языковые «обиды» главным образом смутны или ограничиваются бытом — по трем позициям «не помешал» языковой вопрос более чем половине «неудовлетворенных» респондентов.

Итак, наши сограждане в большинстве своем считают, что украинский язык «должен быть». Но насколько он «должен быть» и насколько он должен быть хорош — не суть важно для нашего человека. Об этом можно судить хотя бы по тому, что подавляющее большинство из нас не знает (никогда не интересовались?) о существовании в родных населенных пунктах школ украинского языка для взрослого населения (79,1% опрошенных). Знает о таковых 14,2%, затруднились с ответом 6,7%. Можно предположить, что если не будут приняты серьезные меры языкового давления, указанное большинство этим вопросом так и не поинтересуется. Ввиду ли обычной для нас инертности или потому, что мы самонадеянно уверены в качестве своего украинского языка — не суть важно. А если уж загонять население в школы для изучения государственного языка — начните с первых лиц государства и телеведущих.

>

Кстати о СМИ, то есть об их языке. Здесь нас в принципе тоже все удовлетворяет: количеством украиноязычных СМИ удовлетворено 38,4, качеством — 28,8% опрошенных. Сильно желающих изменения количества украиноязычных СМИ среди обычных читателей и телезрителей не так уж много: 19,9% считают, что их должно быть больше, 2% — меньше. Что касается качества, 20,6% удовлетворены им не в полной мере и 11,5% не удовлетворены вовсе. То есть вопрос языка у нас — вопрос больше политический. Он исходит не от наших прославленных «корней» — он решается «сверху». А вторую позицию в отношении количества и первую — в отношении качества украинского языка в СМИ занимают безразличные (соответственно 33,7% и 32,3%). Они составляют в обоих случаях около трети опрошенных. С точки зрения «демократичности» после получения подобных результатов дебаты о языке в Верховной Раде следует немедленно прекратить — большинство избирателей этим вопросом или не интересуется, или вполне удовлетворены существующим положением.

С точки зрения национальной культурной политики, надо принимать срочные меры, причем как можно более крутые, чтобы не потерять те крохи языковой культуры, которые еще остались в узком кругу украинской интеллигенции и на филологических кафедрах. Впрочем, интеллигенция у нас всегда была довольно бездеятельна и скептична в отношении культурных потребностей и возможностей широких масс, а на филологических кафедрах плодят «правопысы», ни один из которых так до сих пор и не канонирован. Стоит ли удивляться, что плохой украинский, а зачастую и просто суржик заполонил украинские СМИ, и это вполне удовлетворяет зрителей, слушателей, читателей, поскольку это — увы! — и есть их родной язык. А в политических кругах продолжают продвигать идею «украинизации» и упорно не замечать, что она оборачивается превращением «соловьиного» языка в птичий. Потому что — увы! — для них главная цель не продвинуть и популяризовать украинский язык, а потеснить русский. И с этой позиции, конечно, испорченный русский вполне сойдет за украинский. А среди признавших себя дискриминированным по языковому принципу вряд ли было большинство таких, кто, отвечая на этот вопрос, учел свою обиду на окружение за коверкание языка. Безразлично, какого именно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно