НАД ПРОПАСТЬЮ СТРАСТЕЙ

26 октября, 2001, 00:00 Распечатать

Как можно сегодня сыграть «Отелло», чтобы это не смотрелось архаичной стариной или бездумным авангардом?..

Отелло — народный артист Украины Анатолий Хостикоев
Яго — народный артист Украины Богдан Бенюк
Отелло — народный артист Украины Анатолий Хостикоев

Как можно сегодня сыграть «Отелло», чтобы это не смотрелось архаичной стариной или бездумным авангардом? Постановочная группа (режиссер — заслуженный артист Украины Виталий Малахов, «автор идеи» — народный артист Украины Анатолий Хостикоев) и в первую очередь исполнители главных ролей — Отелло (А.Хостикоев), Яго (народный артист Украины Богдан Бенюк), Дездемона (Оксана Батько), уходят от сложившихся стереотипов, от трагедии в чистом виде, переводя тон сценического рассказа в другую плоскость, заменяя высокую ноту драматизма в некотором роде обыденным повествованием, иногда даже иронией по отношению к привычному. Трагедия звучит пронзительнее, если к ней подводят исподволь, ненавязчиво, когда она возникает, можно сказать, на пустом месте. Спектакль строится на противостоянии двух человеческих ипостасей, олицетворением которых есть Отелло и Яго. Любовь к Дездемоне в этом спектакле берется как повод к возможности «побродить» в малоосвещенных лабиринтах человеческих душ. Может, несколько небрежно играются сцены любви. Кажется даже, что любимая мешает Отелло, поэтому он стремится поскорей «закончить» любовь, чтобы сосредоточиться на главном, ошибочно выбранном главном. Начало спектакля дает общую установку. Спокойный, уверенный Отелло сидит на стуле на авансцене, он не ощущает потребности быть осторожным. Все происходит у него за спиной. «Наше тело — это сад, а садовник — то наша воля». И злая воля Яго, движимого завистью, превращает жизнь Отелло в ад, доверчивость и открытость Мавра оказываются погребенными усилиями гения злодейства.

Яго — народный артист Украины Богдан Бенюк

В спектакле, сделанном очень грамотно режиссерски, много интересных образных метафор, переводящих столкновение героев в разряд обобщений. Подлость, ревность, чистота — чувства, ставшие расхожими синонимами Яго, Отелло и Дездемоны, приобретают реальные очертания, и страшен результат их взаимодействия. Сценография спектакля (Антон Лобанов) образна и конструктивна. Она — камертон идеи. Все легко меняющееся, трансформирующееся, вроде и не предметы это, а их остовы, которые прочны и хрупки одновременно, их вид будто подтверждает мысль об изменчивости природы вещей, о многомерности восприятия происходящих событий. Все в серых тонах, словно великолепно изысканные кружева, ветхие от времени, присыпаны пылью веков. И роскошнейшие костюмы. Фантазия художников (Елена Богатырева, Татьяна Соколова) буйствует в вихре венецианского карнавала. Смена костюмов иллюстрирует состояние персонажей. В ярком переливающемся и бликующем золотом наряде будет Отелло только когда расцветет его любовь, когда захочет он в полной мере ощутить себя молодым и счастливым. Но в начале и в финале — он в черном. Одежды Дездемоны тоже «играют» состояние героини. Лишь костюм Яго остается одинаковым, даже визуально констатируя неизменность его внутренней сути. Музыка спектакля (Иван Небесный) лишена иллюстративно сопровождающей функции. Партитура действия расписана под музыку, она в ткани спектакля, дает оценку событиям, искусно воссоздает нужное настроение. Удивительное сочетание шумов, звуков, тем, мелодий порождает одновременное ощущение старины и современности музыки. Она становится звуковым выражением идеи всего спектакля, стремящегося сделать давние события трагедии Шекспира вневременными, и поведать, что предательство и подлость не имеют срока давности.

Безусловная удача, определившая успех спектакля, — дуэт главных исполнителей А.Хостикоева и Б.Бенюка. О.Батько ведет свою роль тонко, прочувствованно, удачно отходя от привычности образа нежной венецианки, придавая характеру естественность, внося нотки современного звучания в чувства Дездемоны. И все же главное противостояние: Отелло — Яго. Сыгранность этого актерского дуэта вновь дала повод для восхищения. Лишь однажды они эмоционально сбились на интонации Дон Кихот—Санчо Панса, но в основном актеры на высоком уровне провели мощный поединок мироощущений Отелло и Яго. Их дуэтные сцены — свидетельство настоящего мастерства, а сцена смерти Дездемоны, традиционно наиболее сложная в решении постановки «Отелло», достойна войти в энциклопедию современного театрального искусства. Хостикоев играет сложнейшую человеческую эволюцию Отелло, прослеживает состояние мощного мужчины, превращающегося из уверенного, счастливого и мудрого воина в подобие человека, потерявшего способность управлять собой, своими эмоциями, чувствами, в полностью разрушившуюся личность. Палитра характера Яго многокрасочна. В Яго Бенюка намешан такой коктейль чувств! Актер балансирует над пропастью страстей. Не примитивный злодей, а искусный знаток человеческой природы, дергающий за нужные ниточки, выстраивает он свое зловещее марионеточное представление. И какая досада, что перетершаяся нитка всего одной взбунтовавшейся марионетки ломает всю созданную картину. И Яго срывается в пропасть вслед за Дездемоной. И совсем скоро туда сорвется Отелло. И заструится в его руке кровавым следом алый злополучный платок...

Анализируя любой спектакль, принято докапываться, о чем же он, для чего создан, как справились с поставленной задачей его создатели. В этом отношении «Отелло» театра им.И. Франко — спектакль особенный. Здесь искусство предстает в истинном своем проявлении. Просто и понятно давая ответы на вечные вопросы, спектакль остается настоящим театральным зрелищем, прежде всего дарящим зрителям эстетическое наслаждение от режиссерских находок, сценографии, музыки, от актерской игры, органики и искренности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно