Начинается театр с вешалки, а разваливается — с софитов?

8 июля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 8 июля-15 июля

Здание Черновицкого областного музыкально-драматического театра имени Ольги Кобылянской, которому в октябре 2005 года исполнится сто лет, пребывает в катастрофическом состоянии...

Здание Черновицкого областного музыкально-драматического театра имени Ольги Кобылянской, которому в октябре 2005 года исполнится сто лет, пребывает в катастрофическом состоянии. Чтобы его спасти, директор учреждения Юрий Марчак даже обещает установить рядом с мемориальной доской австрийским создателям этого храма муз еще один — на сей раз новейшим меценатам, которые не пожалеют средств на ремонт имиджевого для Черновцов объекта. Ведь представить себе столицу Буковины без возведенного за общественные средства венской строительной конторой Фердинанда Фелькнера и Германа Гельмера театра — все равно что лишить Нью-Йорк статуи Свободы, Париж — Эйфелевой башни или Москву — Кремля. Легенду о том, что в мире существуют лишь два похожих на черновицкий театра — народный в Вене и оперный в Одессе, коренные жители главного города Буковины впитывают, как говорится, еще с молоком матери. Однако те несколько десятков буковинских миллионеров, которые официально задекларировали свои доходы, не спешат пока переводить средства на обнародованный в январе этого года расчетный счет театра. По-видимому, черновицкие нувориши рассчитывают попасть в историю родного города как владельцы шикарных автомобилей, а не какие-то там банальные спасители уникального строения. Именно поэтому, преодолев несколько кругов ада чиновничьих кабинетов, г-н Марчак теперь больше рассчитывает на запланированную встречу с министром культуры и туризма Оксаной Билозир, а если и там не встретит понимания — уже как физическое лицо будет добиваться приема у премьер-министра Украины Юлии Тимошенко. Терять директору на самом деле нечего, ведь если фундамент театра рассыплется, а его стены треснут, виновником все равно будет стрелочник. К тому же, если спасти театр не удастся сейчас, то после празднования столетнего юбилея его уже точно никто не будет ремонтировать.

Венский и одесский театры построены той же строительной конторой, что и черновицкий, однако его близнец находится в баварском городке Фюрт.

Похоже на то, что построенный всего за 14 месяцев черновицкий красавец театр, переживший две мировые войны, румынскую и немецкую оккупацию Буковины, строительство коммунизма на 1/6 планеты, имеет все шансы погибнуть в годы усиленных евроатлантических деклараций новой украинской власти. Вред театру начали наносить уже с 1922 года, когда румынские оккупационные власти убрали установленный перед входом в театр памятник Фридриху Шиллеру, вместо этого после присоединения Северной Буковины к СССР советская власть установила здесь вначале первый в Черновцах памятник Ленину, а затем — Ольге Кобылянской. Тогда же экстерьер боковых фасадов театра, который до этого украшали бюсты Шуберта, Моцарта, Шиллера, Бетховена, Гете, Гайдна, обогатили истрактованными в несколько иной стилистической манере бюстами Пушкина и Шевченко.

Однако намного более серьезные повреждения обнаружили львовские архитекторы уже в наши дни. Непоправимый вред театральной акустике нанесла непрофессиональная реставрация внутренних площадей в конце 70-х гг. После замены покрытия в овальном ажурном вестибюле за трехстворчатой парадной дверью, фойе и на беломраморных ступенях, ведущих к ложе-бельэтажу на втором этаже и амфитеатру — на третьем, она значительно ухудшилась. Согласно выводам экспертов, из-за повреждения австрийской вентиляционной системы и замены австрийских водосточных труб, которые никогда не замерзали, на изготовленные из советской жести, влажность фундамента, стен цоколя и половины первого этажа театра значительно превышает все допустимые нормы.

Что это значит на практике, пояснил директор театра Юрий Марчак: «Основу подвала составляют бетонные конструкции, однако все остальное — кирпич, а кирпич от влаги крошится и превращается в песок. А если рассыплется фундамент, то сразу после этого треснут стены, как это случилось в Одесском театре оперы и балета. Тогда ремонт будет стоить значительно дороже». Уже сейчас в театре установлены специальные сигнальные маячки, которые фиксируют опасные изменения в стенах здания. Незначительные повреждения получил даже фасад театра, когда в начале 2004-го в расположенном неподалеку продуктовом супермаркете случайно взорвался газовый баллон. Особенно досталось скульптурному изображению музы театрального искусства Мельпомены, расположенной над самым входом в театр. После взрыва Мельпомена, стоявшая на фасаде театра с 1905 года, потеряла кисть руки, в которой она держала факел. Правда, вскоре руку с факелом приделали на место.

К строительным проблемам добавились технические. Одна за другой выходят из строя приобретенные еще в 60-х годах звуковая, подъемная и светотехническая системы. Апогеем разрушений стал обрыв в самом начале зимы одного из восьми тросов, которыми над сценой крепятся театральные софиты. Затем один из четырех 2,5-тонных механизмов, которые используются в театре еще с середины 50-х годов прошлого века, оборвался, потом поднялся ввысь и застопорился. (Для сравнения: современное осветительное устройство весит не более 150 кг.) «Это первая ласточка, которой достаточно для того, чтобы бить в набат», — подчеркивает директор. Однако настоящей «бомбой» под театром Юрий Марчак считает «терристорную, регулирующую электроэнергию, которая подается на театральные прожектора». В целом из 134 блоков терристорной работают только 28.

Ремонта требует и внутренняя отделка: шторы на окнах, изношенные театральные диваны, столетние стулья в артистических комнатах и кресла в зрительном зале. Заменить их новыми нельзя, учитывая акустические нормы. Ведь австрийские мастера делали театральную начинку по специальной технологии, поэтому расположение в зале, форма кресел и даже изгиб спинок — все имеет огромное значение для сохранности акустики. К тому же кресла уже и так пострадали, когда в конце 70-х горе-реставраторы заменили в них специальные морские водоросли поролоном. В 90-х кресла в партере вообще демонтировали, а сам театр превратили в съемочную площадку фильма «Певица Жозефина и мышиный народ» (режиссер Сергей Маслобойщиков). Очевидно, использование во время съемок пиротехнических средств также не пошло на пользу сусальной позолоте на внутренней отделке театра.

Одним словом, даже невооруженным глазом видно, что для ловких реставраторских рук работы в театре более чем достаточно. Согласно выводам специалистов Львовского научно-реставрационного института «Укрзападпроектреставрация», в 1999 году подготовивших проектно-сметную документацию для капитального ремонта помещения театра, начинать следовало бы с дренажных работ и водоотвода на уровне фундамента, а уже избавив театр от повышенной влажности — обработать все поверхности специальными антибактериальным и антигрибковым растворами. И средств на эти первоочередные меры (в ценах 1999 года) необходимо не так уж много: каких-нибудь 2 млн. грн. Однако, начиная с 90-х годов, театр практически не получает средств на реставрацию. (Государственных дотаций едва хватает на выплату более чем скромной зарплаты 146 работникам театра. Например, в нынешнем году финансирование предусмотрено только до июля, а дальше хоть бери и закрывай театр.) Правда, перед приездом в Черновцы в начале ІІІ тысячелетия президентов Румынии, Молдовы и Украины, а также представителя Австрии в театре сделали косметический ремонт, в частности на 70 процентов обновили фасад. А поскольку протоколом встречи не предусматривалось, что высокие гости совершат прогулку вокруг здания, то ограничились латанием одного лишь фасада и боковых стен, — на остальное не хватило средств. Так что тыльная (сценическая) сторона театра до сих пор покрыта строительными лесами (на фото). Что уж говорить о проведении более спешных реставрационных работ, если даже за этот, в сущности, косметический ремонт строителям до сих пор должны 19 тысяч грн.

Едва ли не единственным источником заработков для коммунального предприятия с правом осуществлять хозрасчетную деятельность, коим является театр, пребывающий на балансе Черновицкого областного совета как собственность территориальных общин городов и сел Буковины, остаются средства, полученные от сдачи помещения театра в аренду, благотворительные пожертвования и деньги, заработанные от продажи билетов. Хотя еще неизвестно, чего больше — пользы или вреда от проката зрительного зала не по назначению, который используют как для представления губернаторов, так и для воскресных проповедей священников церкви евангельских христиан-баптистов. (Например, с целью установления колонок и усилителей для безголосых «звезд» уже поднялась рука на боковые порталы, которые для этого специально порезали.)

Дирекция театра уже устала от переписки с различными государственными и самоуправляющимися организациями и учреждениями, которые вроде бы все понимают, но сделать ничего не могут. Сигнал о бедствии директор послал даже в Вену. Если судьба уникального памятника архитектуры не интересует местных власть имущих, то, возможно, ею заинтересуются в бывшей метрополии. Г-н Марчак говорит, что обратился в областной совет и к черновицкому городскому голове, написал несколько писем губернатору Буковины, во все архитектурные организации города и области, отделы культуры и Общество охраны памятников и т. п. Однако единственное, чего удалось достичь, — это получить обещание от мэра Черновцов (хотя театр не принадлежит территориальной общине города), что в рамках подготовки к столетнему юбилею театра город за собственные средства поменяет асфальт вокруг него на мостовую. Конечно, те, кто не хочет ничего делать, как правило, ищут причину, почему это сделать невозможно, а действительно заинтересованные судьбой театра нашли бы выход из дебрей национального законодательства о местном самоуправлении. Наконец, в Черновцах уже есть опыт по спасению театра. Пару лет назад Летний театр, обрушившийся под весом снега, на несколько лет передали в аренду одному из крупнейших промышленных рынков Украины — «Калиновскому», что в Черновцах. Предприниматели сразу нашли средства на его восстановление и возобновление деятельности. Конечно, помещение облмуздрамтеатра, который является памятником архитектуры национального значения, так просто, как Летний, в аренду никому не передашь. Однако, ища возможные пути спасения уникального здания, безусловно, можно набрести на нужную формулу. Главное — действительно стремиться к этому. Ведь пока что получается так, что в Черновцах есть сотни тысяч гривен на музей Жукова и постамент Победы, миллион — на асфальтовый завод и т. п., но нет средств на пристанище для муз.

Так называемые «отцы города» всех мастей, включая главу партии черновчан, как называет себя мэр, любят помечтать вслух о перспективах внесения старой части Черновцов в перечень архитектурного наследия человечества ЮНЕСКО. Однако, учитывая их отношение к проблеме сохранения оставленных нам в наследство сокровищ, иногда возникает впечатление, что уничтоженные во времена их хозяйничанья в городе архитектурные шедевры они надеются заменить не иначе как собственными особняками. Вот только заинтересуют ли эти дворцы ЮНЕСКО?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно