МУЗЫКАЛЬНАЯ ОЙКУМЕНА

16 мая, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 16 мая-23 мая

На открытии ІХ международного фестиваля современного искусства «Два дня и две ночи новой музыки»,...

На открытии ІХ международного фестиваля современного искусства «Два дня и две ночи новой музыки», состоявшегося в Одессе, его президент Бернгард Вульф назвал цифру 9 знаковой, напомнив, что симфония №9 Бетховена призывала к объединению всего человечества. Взойдя на девятую ступеньку, Одесский форум продолжает двигаться навстречу всем ветрам мирового культурного пространства, объединяя на своей сцене различных его представителей. Представляя творческую жизнь Украины, фестиваль в то же время является своеобразным барометром для определения европейских приоритетов в современном искусстве.

Новая музыка, радикализм которой перечеркнул весь исторический музыкальный материал, взбунтовавшись против обычного, устоявшегося языка, связана, прежде всего с нововенской школой (А.Шенберг, А.Берг, А.Веберн). Наряду с новым типом выразительности, ее новации дали мощный импульс процессу интернационализации музыки, что, по мнению выдающегося искусствоведа Теодора Адорно, происходило одновременно с политическим падением национальных государств.

В Советском Союзе новая музыка категорически отрицалась и провозглашалась атрибутом антагонистического общественного строя. Между тем в 60-е годы в Украине были сделаны шаги в сторону атональной системы и сформированного на ее основе додекафонного метода, который к тому времени охватил музыкальное творчество большинства стран Европы и США. Тогда это вызывало жесткую официальную реакцию, но в то же время сеяло зерна принципиально нового среди творчески настроенной молодежи. Остановить этот процесс уже было невозможно. В первые годы государственной независимости Украины передача эстафеты познания «чужого» и стремление быстрыми темпами пройти информационное поле осуществлялись в формате форума современного искусства «Два дня и две ночи новой музыки», которому было суждено родиться в талантливой многонациональной художественной среде Одессы. Со временем начали появляться его коллеги — львовские «Контрасты», киевские «Премьеры сезона», «Форум музыки молодых». Одесса презентовала первый в Украине «частный», то есть авторский фестиваль. Его создатели — известный композитор Кармелла Цепколенко и немецкий дирижер Бернгард Вульф. Организационный успех обеспечивает директор фестиваля Александр Перепелица.

Об уникальности форума в Одессе знают все, кто хоть немного интересуется современным искусством. «Новичкам» объясню: представьте себе 24-часовой марафон новой музыки, разбитый на двое суток, которые начинаются в полдень и продолжаются, до «первых петухов». Каждый час меняется музыкальное действо, которое сейчас называют перформанс, инсталляция, визия, «спектакль на мгновение» и т.п. Скажем, последний фестиваль завершился композицией В.Райфенедера «День бокса» в виртуозном исполнении перкуссионистов из Германии на картонных коробках из-под бытовой техники, усиленном ритмичным световым сопровождением. (Публика неистовствовала: что-то все же осталось в нас от первобытного человека). В Одессе есть возможность услышать произведения классического авангарда и постмодерна, разнообразные течения «живой» и электронной музыки. Но если вы увидите ритуальные танцы, услышите горловое пение — это тоже новая музыка, поскольку неизвестное нам аутентическое искусство также вписывается в одесский контекст. Хотя, следует отметить, лавина экспериментов, эпатировавших нашего слушателя на первых фестивалях, пошла на спад, и пришло время взвешенного вслушивания в собственно творческий процесс.

Теодор Адорно в свое время говорил, что музыка ХХ в. изменяется столь бурно, что даже специалисты не успевают фиксировать этот процесс. Поэтому лучшим искусствоведом является время. Можно предположить, что современную творческую ситуацию в определенной степени фиксирует Одесский фестиваль. Вот лишь несколько наблюдений. За девять лет стало значительно больше композиторов, прежде всего молодых, работающих в направлении новаторских поисков. Но, как и любая новаторская сначала система или техника должна таить в себе опасность превратиться в догматический принцип, который может стать лишь декором для творческой беспомощности.

Опасность потери этой миссии чувствовалась и во время «Двух дней и двух ночей». Как и на любом фестивале, многие опусы походили, скорее, на умелые экзерсисы уже пройденных экспериментов. Еще в 50-е годы Артюр Онеггер отмечал тупик, в котором оказались композиторы, когда одна группа призывала вернуться к полной простоте, другая искала спасение в атонализме, стремясь еще более усилить деспотическое своеволие додекафоничной системы. (Что-то похожее происходит и в нынешнем музыкальном процессе.) Поэтому Онеггер призывал молодых идти собственным путем, который позволит использовать любые находки — от Монтеверди до конкретной музыки; считая, что каждый должен делать это так, как ему подсказывает собственная интуиция и совесть, которые, по его мнению, и являются мерилом таланта.

В процессе космополитизации музыкального языка становится все труднее сохранять индивидуальный стиль. По моему мнению, представленные в Одессе произведения украинских композиторов и некоторых их коллег из Литвы, Азербайджана, Татарстана, Нидерландов, Франции, кроме профессионального мастерства, которым владеют сейчас, в сущности, все обученные композиторы, содержат неповторимое я, связанное с причастностью к своей культуре. Возможно, именно это земное тяготение и определенное сопротивление общеевропейскому стандарту и предопределили особый успех у публики. Кажется, уместно привести сравнение: когда река вливается в другой поток, еще долго можно отличить ее воду по цвету. Впрочем, только последующие фестивали покажут способность к (не)растворимости в общем музыкальном потоке.

Одесская музыкальная панорама отразила поиски, ведущиеся прежде всего в направлении лирической конденсации через экспрессивную напряженность каждого звука («Искусство немых звуков...» В.Рунчака) и интенсификацию выразительности (произведения В.Германявичуса, С.Лунёва, В.Йетса, Д.Косорича), новых возможностей противоположных звуковых пространств (композиции Б.Фроляк, Ж.-Л.Дарбелляй, А.Загайкевич) и в сфере тембра: сочетание валторн и перкуссий, кларнета с фиброфоном или же баяна с виолончелью или скрипкой: невероятный восторг вызвала игра музыкантов из Германии — виолончелиста Н.Альтштедта и баянистки Э.Мозер, которой не уступал одесский баянист И.Ергиев. Такое разнообразие кларнетов или флейт — последних было 9, в том числе китайская «дызи» (Дуель-Дует №8 К.Цепколенко) — даже профессионалы вряд ли когда-либо слышали.

Концепция фестиваля этого года построила своеобразную музыкальную Ойкумену, которая показала, что на ее карте среди прочих светит и звезда, имя которой — Украина. С первых шагов фестиваль стремился засвидетельствовать существование творческих новаций украинской музыки, вплетая их в европейский музыкальный контекст. Известно, что музыканты намного быстрее, чем политики, преодолевают границы между странами. Последний фестиваль ярко подтвердил: не только украинская музыка интегрируется в европейскую, но и европейская идет навстречу украинской. Сегодня зарубежные исполнители с готовностью включают в свои программы партитуры украинских авторов. Вот примеры: Ebony-Kwartet (суперансамбль кларнетов из Бельгии) представил произведение В.Рунчака; дуэт флейтистов из Германии Neue Flotentone, ставший сенсацией фестиваля, сыграл мировую премьеру созданного для него опуса К.Цепколенко; швейцарский Amaltea исполнил написанную для ансамбля композицию одесситки Ю.Гомельской. Украинские исполнители — ансамбли «Гармонии мира», «Фрески», «Рикошет», «Каданс» и другие — представляют, кроме украинского, творчество других стран. Для распространения отечественного музыкального продукта созданная на основе фестиваля Ассоциация новой музыки продуцирует с фестивальных программ компакт-диски, печатные, электронные и мультимедийные базы данных по современной украинской музыке.

Процесс адаптации к языку новой музыки происходит довольно сложно. Можно сказать, что за девять лет «Два дня и две ночи» вырастили слушательскую аудиторию, повзрослевшую и научившуюся воспринимать, понимать и ценить современную музыку, которая всегда вызывала определенное сопротивление и воспринималась неоднозначно. Скажем, творчество Игоря Стравинского имело невероятный успех после использования «Весны священной» в роли музыкального сопровождения к диснеевскому мультфильму. В свою очередь, тот же И.Стравинский считал поиски нововенцев лабораторными экспериментами, хотя сам ими занимался в конце творческого пути под влиянием музыки А.Веберна.

В фестивальном буклете перечень партнеров ежегодно занимает целую страницу. Сначала в фестиваль поверили международные инвесторы — культурные центры и посольства разных государств, а также фонд «Відродження», который в течение восьми лет был его генеральным спонсором, придерживаясь правила Теодора Сороса (отца основателя Фонда): людям нужно помогать в том случае, если результат помощи превышает вложенную энергию. (Этот принцип блестяще оправдала биография одесского фестиваля.) Но прекращение финансирования соросовским фондом культурных программ сразу привело к сужению фестивальных возможностей: в нынешнем году не смогли прибыть музыканты из Литвы, России, Армении, из некоторых областей Украины, более аскетическими стали и условия проведения.

Вот когда необходимо почувствовать поддержку собственной страны! На форум, который Европа воспринимает как часть своего художественного процесса, государственные учреждения, наконец, обратили внимание. Последние три года происходит постепенное «огосударствление» фестиваля: к его проведению подключаются областная и местная власти, Министерство культуры и искусств, Благотворительный фонд содействия развитию искусств. Впервые в буклете выражена благодарность частным лицам — соотечественникам, оказавшим финансовую помощь. Организаторы фестиваля не упускали возможности выразить благодарность всем, кто поддержал его, радуясь любой помощи, даже такой, как в случае с Министерством культуры: свою небольшую, уменьшенную по сравнению с прошлым годом почти втрое финансовую поддержку оно обещает предоставить через несколько месяцев.

Чувствовалось на фестивале уважительное отношение к профессиональному искусству в странах-участницах, заслуживающее завистливых вздохов. Заботясь о гонорарах и условиях проживания музыкантов, их сопровождали от трапа самолета до сцены, как VIP-персон, демонстрируя приоритеты государства, которое они представляют. Но что поделаешь, если в нашей стране звездами признают только тех, кто попадает под прожекторы эстрадных рамп дворца «Украина», а оплата исполнителей похожа на ритуал подавания денег уличным музыкантам! И возникает вопрос: кому нужны эти фестивали — государству, которое их принимает, или странам, которые представляют в нем свою культуру? Опыт Одесского форума свидетельствует: намного легче воспитать слушателей, научить разбираться в современном художественном процессе, чем доказать строителям государства, что музыкальная культура страны определяется не количеством децибелов, доводящих общество до децибелизма.

И все же будем оптимистами: возможно, следующий, десятый фестиваль в Одессе все же сумеет убедить чиновников в необходимости развивать и поддерживать в своем государстве европейские формы существования современного искусства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно