МОЖНО ЛИ ЗАПЛАНИРОВАТЬ КУЛЬТУРУ

26 февраля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 26 февраля-5 марта

Мода на пятилетки, государственное планирование и соцобязательства, казалось бы, прошла. Тем более в сфере культуры...

Мода на пятилетки, государственное планирование и соцобязательства, казалось бы, прошла. Тем более в сфере культуры. Тем интереснее читать документ с обнадеживающим названием «Комплексный план мер по развитию украинской культуры на 1999-2005 годы». Любопытен он в первую очередь потому, что дает представление об основных направлениях национальной культурной политики, в принципе о том, что понимают под «национальной культурой» те, кто призван ею «управлять».

На шестнадцати страницах мелким шрифтом расписаны меры по преодолению кризисных тенденций в отечественной культуре и названы основные «враги»: промедление с реформированием управленческих структур, отсутствие законодательной базы для работы в условиях рынка, кризис бюджетного финансирования, непродуманное внедрение элементов рыночных отношений. Логично было бы, если бы «программа развития» была направлена именно на решение этих проблем. Тем не менее «рецептов» преодоления основной (и, возможно, единственной реальной) проблемы - недостатка финансирования и собственно механизмов реорганизации управления областью программа не дает. При ее прочтении возникает ощущение битвы с ветряными мельницами. Кажется, наше государство опять собирается бороться со следствиями вместо того чтобы ликвидировать причины.

Так, например, для преодоления кризисных тенденций в театральном и музыкальном искусстве, обусловленных недостатком финансирования, предлагается усилить внимание к формированию репертуара, обеспечить соблюдение языкового статуса, возобновить практику творческих лабораторий, обеспечить условия для создания новых профессиональных коллективов и т.п. Те пункты, в которых речь идет собственно о возможностях решения финансовых проблем, звучат расплывчато: расширить финансово-экономическую самостоятельность театров, совершенствовать систему организации гастрольной деятельности (это в условиях отсутствия закона о концертно-гастрольной деятельности), основать гранты для талантливой молодежи. Конечно, хочется верить, что до 2005 года дела в стране поправятся, но пока обещанные «Основами законодательства о культуре» восемь процентов от общенационального дохода выглядят просто насмешкой, особенно на фоне наполеоновского «Плана развития украинской культуры».

Точно так же в каждом разделе плана объявленные проблемы просто не согласуются с предложенными путями их разрешения. Например, как может компенсировать «отсутствие законодательной базы» «всестороннее изучение истории культуры Украины» или «реализация программ противопожарных мер»? По поводу же собственно путей реформирования управления областью или механизмов привлечения небюджетных средств, отсутствие которых, судя по тексту, и тормозит развитие всей нашей культуры, в этом «Плане» взыскательный читатель не найдет ни строчки. И подобных удивительных вещей в этом плане вы найдете немало в каждом разделе. Например, мы планируем принять комплекс мер по изданию нотной литературы, обеспечить учебниками и пособиями музыкальные учебные заведения, создать Национальную музыкальную библиотеку и т.д. Зачем же было уничтожать украинское нотоиздательство, закрывать единственный в Киеве (а может, и в Украине) нотный магазин, что привело к полному упадку издательство «Музична Україна»? Впрочем, это же было еще до 1999 года. Поэтому теперь с полным правом можно планировать «возрождение». Наверное, так и следует понимать «возрождение национальной культуры», задекларированное документом под названием «Комплексный план развития украинской культуры». Лозунг «борьбы с разрухой», высмеянный М.Булгаковым в «Собачьем сердце», не теряет, к сожалению, актуальности.

Видимо, документ этот призван декларировать заботу государства о собственной культуре. Именно декларировать, поскольку совершенно непонятно, как, посредством каких механизмов будут совершаться эти многочисленные «поддерживать», «совершать», «создавать», «проводить», «активно способствовать» и т.п., если нет ни соответствующих законов, ни соответствующей материальной базы. Таким образом, «Комплексный план» демонстрирует некоторую двойственность. Поскольку он не предлагает решения насущных проблем, он сосредоточен собственно на планах творческих. И вы можете сколько угодно утверждать, что творчество не поддается планированию, что этот процесс естественный, как круговорот воды в природе. Но у этого процесса тоже есть, как оказалось, приоритетные направления.

Провозглашаемая фактически всеми законами о культуре «самоценность и независимость культуры и искусства во всех своих многочисленных проявлениях» получает несколько неожиданную интерпретацию. С одной стороны, не за это ли боролись - чиновник не имеет права прийти к писателю и сказать ему: не то, мол, воспеваешь, безыдейный ты какой-то и вообще формалист, не будем мы тебя печатать. Репертуар чиновника теперь изменился: нравится мне, мол, твоя книга, но мы тебя печатать не будем - денег нет. Результат, как видите, тот же. Полная свобода творчества от вмешательства государства не гарантирует нормальной работы творцу. Это своеобразное проявление тех «рыночных отношений», о внедрении которых идет речь в «Комплексном плане»: если творец не приносит государству ощутимой и сиюминутной пользы, чего ради государство должно его содержать? Политика активных репрессий, когда за творческое кредо можно было поплатиться жизнью, сменилось периодом «пассивных репрессий», когда неугодные произведения просто не публиковались, и, к сожалению, период этот не закончился ни с застоем, ни с перестройкой, ни с принятием Декларации о Независимости, ни с принятием «Комплексного плана развития культуры». Разве что теперь говорят не о «безыдейности» произведения, а об отсутствии средств на публикацию. Формально же вы абсолютно свободны вместе с вашим творческим кредо. Произошла обычная подмена понятий: не творческий процесс освободился от вмешательства государства, а государство освободило себя от заботы о творческом процессе.

То есть формально «все под контролем». Есть даже государственное планирование развития культуры и соответствующие ведомства, с которых при случае можно «спросить за невыполнение», есть даже немножко законов, защищающих права творческой личности. Закон об авторском праве, например, о котором и вспоминать-то неудобно, потому что сам являешься среднестатистическим потребителем пиратского рынка. Поэтому я и говорю о том, что вмешательство государства в сферу культуры формально - сравнительно не трудно составить даже план захвата Марса. Только это не сделает вас королем космоса, если, конечно, вы не найдете пути осуществления этого плана. И да простят меня авторы документа, но строчки о привлечении небюджетных средств в сферу культуры выглядят просто детским лепетом на фоне отсутствия законодательной базы, которая бы работала, а не декларировала, и делала бы сферу культуры «интересной» для спонсора. Будем откровенны: спонсоры как правило далеко не альтруисты - они умеют считать деньги и разбрасывать их просто так от широты душевной не привыкли.

Но чем действительно интересен этот документ в глазах человека, заинтересованного в судьбах украинской культуры, - приоритетами. Пускай из всего этого плана будет выполнена только малая толика. Но представление о том, что мы будем считать «самым важным искусством для народа», из этого плана мы получить можем. И в самой этой фразе содержится, между прочим, половина ответа. Планирование области культуры, как и прежде, замыкается главным образом на сфере искусства. Культуру наше государство упорно понимает как хоровод муз плюс фольклорная традиция. Во всяком случае именно такое откровение сходит на читателя со страниц «Комплексного плана развития культуры». И вообще, можно ли планировать культуру и каким образом? Как бы то ни было, но, к сожалению, «Комплексный план», как и все те документы о культуре, которые выходили раньше, не дает ни малейшего представления не только о национальной культурной политике, но даже о существовании таковой. Основная опасность - опасность подмены понятия «национальная культура» понятиями искусств купно с фольклором так и осталась непреодоленной.

И поэтому, простите за пессимизм, но если проблема переосмысления культурной политики нашего государства не будет решена в указанный «Комплексным планом» период, сохранить бы украинской культуре до 2005 года хотя бы то, что она имеет сейчас. Обнадеживает только одно: и культура, и творческий процесс все-таки во многом существуют не благодаря, а вопреки всяким планам. Вопрос только в том, из-за кого и из-за скольких наших современников лет через сто будут спорить наши потомки так, как мы сейчас спорим с соседним государством о культурной принадлежности Гоголя, Бортнянского, Булгакова и т.д., если не сменят наши чиновники политику деклараций в сфере культуры и искусства на что-то менее помпезное и более действенное.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно