«МОЛОДОЕ ВИНО» РАЗЛИВА 2002 ГОДА

29 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 29 ноября-6 декабря

Шестой фестиваль поэзии «Молодое вино», проводившийся в Киево-Могилянской академии творческой ассоциацией «500», был вещью в себе...

Шестой фестиваль поэзии «Молодое вино», проводившийся в Киево-Могилянской академии творческой ассоциацией «500», был вещью в себе. «Молодое вино» пенилось, бродило, булькало. Заполнив зал, молодые поэты из всей Украины слушали друг друга. Соревнование проходило в виде поэтического турнира. Жюри вызывало по списку конкурсантов. Каждый из них выходил на середину зала и читал стихи, вкладываясь в регламент — семь минут. Перед жюри, в состав которого входили писатели Богдан Жолдак, Иван Андрусяк, Сергей Пантюк, Ростислав Мельныкив, стояла задача на слух отобрать пять лауреатов и пять дипломантов. Страх перед аудиторией, монотонное бормотание, глотание слов, дефекты речи — все это в больших дозах заставляло жюри перегреваться. Молодые поэты, словно непорочные дети, еще не отравленные желчью зависти к чужой славе и не погрязшие в литературных сплетнях, на удачные строфы друг друга взрывались аплодисментами.

Среди многочисленных конкурсантов «Молодого вина» выделялся молодой человек с мечтательным взглядом и бородкой интеллигента-разночинца. Это — Олег Кочевых, экзотический гибрид в саду современной украинской поэзии. Российское происхождение, хронотоп северных городов и изысканное украинское слово придавали его выступлениям неповторимое очарование. Кочевых владеет хорошей школой перевода. В его переводческой коллекции — Мацуо Басьо, Теофиль Готье, Пьер де Ронсар, Иван Бунин, Максимилиан Волошин. Олег закончил исторический факультет Киевского национального университета. Печатался в журналах «Кур’єр Кривбасу», «Четвер», «Березіль», о нем писала газета «Книжник review». В поэтических видениях Олега Кочевых тщательно отшлифованные слова и образы создают мастерски сплетенный невод, который поэт тянет к берегу украинской империи слова «Уфа», «Выборг» и «Санкт-Петербург»: Мости, розтулені, як губи, /Співають острівним перонам, / Сурмлять натхненним унісоном /В фортеці золотисті труби. //Крадькують на усі керунки /Провулків чемні маринарки; /А десь від арки і до арки /Дзвенять в Галерній поцілунки.

На Тараса Волынца жюри обратило внимание еще в отборочном туре. Поэзия аспиранта Института журналистики Киевского национального университета — коктейль по рецептам неоклассиков с мускатным привкусом Верлена, Драй-Хмары и немного Андруховича.

Лауреат «Молодого вина» Олег Романенко представил психологический дискурс молодой поэзии. Более всего, что выделяло из поэтической публики пятикурсника филфака Сумского педагогического университета, — это игра на психологических парадоксах, на подмене настоящего объекта внимания лжеобъектом, выполняющего роль ширмы, за которым сокрыта причина переживаний: А ти все ходила під моїми вікнами /і все щось хотіла від моїх вікон.

Психоаналитик найдет в поэзиях Олега Романенко букет неврозов и садомазохистских комплексов, застрявшие реакции, психические травмы, суицидные настроения, истерию, болезненный эгоцентризм, фобии. Его поэзия созвучна нашей неврастенический эпохе, в которой Он и Она играют болью, и эта игра — единственное, что приносит им настоящую удовольствие: Мій кіт за тобою скучив, /У мене нові книжки, /У мене нові шпалери, /Мій кіт за тобою скучив. //У мене нові шпалери, /У мене нове життя, /І тільки одна проблема: /Мій кіт за тобою скучив.

Лауреат «Молодого вина» — студентка четвертого курса украинско-польского отделения Харьковского педагогического университета Татьяна Дерюга — принадлежит к харьковскому литературному объединению «Zacharpolis-MM». Увлекается древней украинской литературой. Печаталась в журнале «Слобожанщина» и самиздатовской газете «Сьоме око». У нее хорошая сдержанная культура поэтического стихосложения. Ее поэтические медитации — это разноцветные пузырьки, красиво взлетающие и лопающиеся, разбрызгиваясь мириадами миров.

В отличие от предшествующих фестивалей, на «Молодом вине» разлива 2002 года было меньше эпатажности, стеба, вызывающей пошлости, хотя кое-что в этом плане прорывалось в стихах лауреата фестиваля Мыколы Антофийчука родом из Каменец-Подольского (представлял Антофийчук Черновцы).

Незаслуженно оцененный жюри в качестве дипломанта харьковский поэт Олег Коцарев выделялся среди конкурсантов, словно случайно зашедший в маленькую бухту ледокол между лодочками и легкими яхтами: крупный, похожий на гоголевского бурсака Халяву, молодой человек с уверенной походкой и густым баритоном. Олег Коцарев — пролетарский поэт, у него грубая мужская поэзия космополитического разлива. Это украинский Маяковский, скрещенный с Уитменом, не читающий, а вещающий толпе. Украинской поэзии, замкнутой в филологических аудиториях и затхлых кофейнях, не хватает громкого трибунного слова Коцарева — его «петербургского укрмодерна».

Нынешние конкурсанты показали довольно высокий средний уровень поэтической культуры. Поэзия 2002 года от хулиганства и эпатажа снова возвращается к классической взвешенности, заметил председатель оргкомитета фестиваля «Молодое вино» Максим Розумный.

Шестилетняя практика проведения фестивалей «Молодое вино» свидетельствует, что поэтические самородки не появляются на безрыбьи. Молодежная поэзия рождается там, где имеется литературная среда, выполняющая роль лаборатории. В современной поэзии поколения меняются в среднем каждые восемь лет. За единицу измерения поэтического поколения в соврукрлитпроцессе принимается время учебы в университете с хвостиком, когда вчерашние студенты учатся в аспирантуре или еще пишут по инерции. Профессиональные поэты уходят в прошлое. Современная украинская поэзия стала занятием студентов и аспирантов. Несколько лет после университета и являются порой созревания поэта, когда он создает лучшие в своей жизни стихотворения.

После двадцати пяти лет от поэтической обоймы, заявившей себя поколением, остается несколько фигур, поэтому смерть Антонича и Симоненко в двадцать восемь — символична. Примерно в это время поэты перестают быть поэтами, а потом они вступают в брак, рожают детей и прекращают заниматься стихосложением не только из-за бесперспективности этого занятия (в украинском обществе на поэзию нет спроса), но и потому, что прагматичная взрослая жизнь подавляет и убивает поэтическое восприятие мира. «Когда мне было за двадцать, — признался Иван Малкович, — так я писал стихи, на спине даже шевелилась рубашка. А сейчас пишу два-три в год». Дабы пробуждать в себе поэтические импульсы, поэт после тридцати должен раздувать это искусственно, усложняя жизнь странствованиями по миру, бесконечными женитьбами и адюльтерами, конфликтами на работе, бомжеванием. За восемь лет жизни в тусовке возле старших поэтов воспитывается младшее поколение. Самые мощные поэтические среды сейчас в Харькове, где имеется литературное объединение «Zacharpolis-MM» и творческое объединение «Веслослова»; в Житомире, где действуют «Тен-клуб» и художественная гильдия «Неабищо», потребовавшая от оргкомитета «Молодого вина» автобус, чтобы в полном составе приехать на фестиваль, в Сумах, Запорожье, Днепропетровске, в Каменец-Подольском, Нежине, Умани.

Мелкобуржуазное по сути современное украинское общество не нуждается в собственной высокой литературе, а неоколониальная душа рядового украинца вполне довольствуется эрзацем дешевой русской попсы, поэтому глиняная лягушка — традиционный сувенир победителей «Молодого вина», в которую каждого лауреата заставляют дуть, чтобы лягушка издала плаксивый звук, — намек то ли на царевну в лягушачьем обличье, от которой брезгливо отворачивается украинское общество, то ли на жабку в крынке, сбивавшую лапками сметану, пока не сбила ее в масляный комок и не спаслась от погибели.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно