МЕЗАЛЬЯНС ВЛАСТИ И МЕДИА

26 ноября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №47, 26 ноября-3 декабря

Подводя итоги предвыборного информационного марафона, печатные и электронные СМИ тщательно анализируют проделанную работу, отмечая свои и чужие удачи и ошибки...

Подводя итоги предвыборного информационного марафона, печатные и электронные СМИ тщательно анализируют проделанную работу, отмечая свои и чужие удачи и ошибки. Канал «1+1» прожил этот период достаточно достойно, как говорят японцы, «не потеряв свое лицо». Собственными уроками этого непростого времени делится один из ведущих журналистов канала Мыкола ВЕРЕСЕНЬ.

- Примерно полгода назад многие разговоры людей, связанных с медиа, сводились к фразе «Дожить бы до 15 ноября». Прошло две недели после 15-го. Как вы думаете, что изменилось или может измениться в медиа?

- Пока идет процесс осмысления того, как был прожит этот особый период. С особой тщательностью изучаются лица каналом или газетой - свои и чужие. То есть проблема потери или непотери лица - это то, о чем можно подумать. Хотя в первую очередь надо отметить, что для сохранения лица надо его иметь. Канал, на котором я работаю, по моему убеждению, свое лицо имел и имеет, и мне лично за это лицо не стыдно. Это не означает, что «1+1» - это такая тихая заводь или, как говорит Александр Роднянский, общество взаимного восхищения. Есть проблемы, и сделать вид, что канал - это такой красивый и спокойный остров посреди бушующего мутного моря общегосударственных проблем финансово-экономических и политико-социальных, нельзя. И, вообще-то говоря, глупо. Но тем не менее грамотный менеджмент, уверенность в собственных силах, чувство меры и хорошая команда, может быть, являются главными составляющими того, что «1+1» не потерял зрителя и приобрел опыт, который был сыном не очень больших ошибок.

- И как теперь, по-вашему, будут складываться отношения медиа с властью?

- Я думал, об этом вы спросите в «третьем туре», если честно. А вообще вариантов движения есть всего два. Если новая власть захочет: а) чтобы ее воспринимали в мире как демократическую, честную и справедливую; б) создать хотя бы в первом приближении основы гражданского общества; в) отмыться от справедливой критики несправедливых предвыборных технологий; г) восстановить уважение интеллигенции, которая в первую очередь является потребителем серьезной информации; д) оставить после себя в учебниках истории абзацы со знаком «плюс» и, наконец, окончательно не испортить лицо Украины, то возможна некоторая либерализация отношений между властью и медиа.

Я подчеркиваю двумя красными линиями словосочетание «возможна некоторая либерализация».

С другой стороны, возможен кураж власти: мол, мы играли и выиграли, у нас все получилось и, значит, это правильная технология, так надо действовать всегда. Это драматический ход или мезальянс медиа и власти, то есть непристойный брак. Очевидно, что технологии должны меняться со временем или в соответствии со временем. Кажется, Карл Клаузевиц, имея в виду, естественно, военные действия, писал, что генералы воюют по правилам прошлой последней войны. Об этом уместно вспомнить в контексте сегодняшней Украины и властно-медиального мезальянса. Завтра уже нельзя играть по сегодняшним правилам, потому что можно проиграть. А очень хочется играть именно по ним, потому что сегодня выиграли. Возможен ли передел медиальных рынков? Возможен. Возможен ли такой передел в условиях, когда финансовые рынки лежат и никаких реформ нет? Возможен. Если медиа не считать бизнесом. А если медиа не бизнес, то это боевые листки агитации и пропаганды. А к чему привели эти боевые листки и программы «Время», известно всем. Те же грабли.

- Какова же в этом смысле политика канала «1+1»?

- Политика канала «1+1» не является моей прямой компетенцией. В этом вопросе я могу иметь совещательный голос, который услышит один человек - Леша Роднянский, если в этом будет необходимость.

- А личные уроки наблюдения за последние полгода скорее со знаком «плюс» или «минус»?

- Смотря о чем идет речь. Если о политике, то это нечто невнятное и плохо очерченное, но обычное, узнаваемое и не удивляющее. Все политики вели себя в принципе одинаково, и неожиданности не было. Если говорить о работе, то есть о медиа, то я бы сказал, что за два предвыборных месяца был окончательно исчерпан запас форматов нормального телевидения, и, может быть, это кажется зазнайством, но теперь совершенно не понятно, чем можно удивить или испугать сотрудников «1+1». «Эпицентр-дебаты», «Телемания» - о десяти последних годах страны, мультфильмы «Великі перегони», «Ночи выборов», телемосты. А за четыре года существования канала - это молодежные программы, телемагазины, документальные программы, специальные истории, ток-шоу и т.д. и т.д. Обо всем этом можно говорить с разных точек зрения, в том числе с точки зрения критики. Но это уже вопрос второй или вторичный. Будет воля Господня или его помазанников в Украине, сделаем лучше. Но хуже уже не сделаем.

- Было бы любопытно узнать ваше мнение о работе коллег из Москвы, которые участвовали в предвыборной гонке, о роли господ Познера и Доренко?

- Это в принципе разные подходы к одной и той же проблеме. Может ли американский журналист Ларри Кинг приехать в Мексику и прямо агитировать за кандидата в президенты. Наверное, может, но только на территории аэропорта. Потом его или вышлют, или забросают перцами, или отправят в специализированную клинику. Господин Познер был более корректен, господин Доренко вообще не корректен, а те, кто их пригласили, считают, что украинцы идиоты и «не можуть дати собі ради». Кроме того, смешно предполагать, что такая агитация принесет какие-либо ощутимые результаты. Если Доренко призывает россиян в случае с Чечней к ковровому бомбометанию в сентябре, то будут ли его слушать в ноябре в Украине, если он призывает голосовать за Кучму? Это разные страны и это контрпродуктивные действия. Господин Познер действует тоньше, но от этого он не становится лучше, хотя, может, им приказал кто-то в Москве и у них не было выхода...

- Вы работали в октябре на телемостах. Ощутили ли вы разницу между тем, как работает ваш канал и «ОРТ»?

- Разница меня удивила в том смысле, что мы работаем лучше, грамотнее, слаженнее, технологичнее. Например, я узнал, что будет в эфире Москвы за полчаса до программы. Москва постоянно давала ощущение не партнерства, а какого-то странного комплекса российской неполноценности. Вот мне звонит Москва и говорит, что Путин решает, кто из вице-премьеров будет в программе. Ну, во-первых, я вряд ли позвонил бы Пустовойтенко, чтобы он назначил того, кто будет выступать у меня, а во-вторых, я увидел российских героев программы как и телезрители, то есть не зная, что будут именно они. Но зрители думали, что так и должно быть, что мы с Любимовым договорились обо всем заранее. Но для меня это было новостью: то есть, видимо, Путин вице-премьерам запретил участвовать в телемосте, и в последний момент пришли главный редактор, артист и вице-спикер. И надо было все менять по ходу прямого эфира. Вообще-то это напоминало соревнование, а не сотрудничество. Москва говорит: «Дайте все ваши сюжеты, и мы будем запускать их отсюда». Мы говорим, что это мост и пусть каждый делает свою часть дела. Или за пять минут до эфира московская истерика с требованием убрать сюжет об игре сборных Украины и России по футболу. Ну да Бог им судья. Нам за свою часть работы не стыдно. А вообще много было интересного и поучительного.

- Меня не поймут, если я не спрошу, что произошло во вторую выборную ночь и почему вас на ней не было?

- Меня не поймут, если я вообще проигнорирую этот вопрос. Как говорит один мой приятель, на любом производстве бывают несчастные случаи. Это не несчастный случай, это ситуация, сотканная из нюансов, и она труднообъяснима непосвященным. Как я уже где-то сказал, я обязательно напишу об этом в мемуарах, если буду их когда-либо писать. Давайте выдвинем версию и назовем ее официальной, чтобы все остальное было тем, чем оно является, - слухами и домыслами. Итак, в результате накопленной за особый период усталости систем на стыках информационных, технологических, политических и эмоциональных узлов возникло большое напряжение, которое не удалось локализовать из-за дефицита времени. Вывод: впредь следует пользоваться большим количеством предохранителей.

- Очень хитрый ответ. Но вы лично несете ответственность за сложившуюся ситуацию?

- Я лично всегда несу ответственность за любую ситуацию, связанную со мной лично, моей семьей и моей работой. Со всем, что имеет название Мыкола Вересень.

- И что же теперь?

- Теперь нужно делать какие-то выводы. Вывод первый: надо перевернуть страницу и работать дальше, смотря, естественно, вперед, но не забывая об уже случившемся - трагичным или комичным оно было. Надо вновь что-то придумывать и делать, но помнить, что телевидение очень консервативно, потому что оно всего лишь превращает трехмерное пространство в двухмерное. И с каждым днем все труднее удивлять. А украинский зритель стал очень избалованным. Вывод второй: стране надо отдохнуть от политики и заняться чем-то более приятным и полезным - семьями, друзьями и работой. Вывод третий: мне надо дождаться понедельника и начать делать зарядку, а то жизнь проходит.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно