Лицедейка по имени Жанна. «Молодость-2008»: Моро и некоторые другие неофициальные лица - Новости кино, театра, искусства , музыки, литературы - zn.ua

Лицедейка по имени Жанна. «Молодость-2008»: Моро и некоторые другие неофициальные лица

17 октября, 2008, 13:00 Распечатать

Сегодня в столице открывается 38-я «Молодость», наш популярный международный кинофестиваль. Фильм открытия — «Райские птицы» режиссера Романа Балаяна...

Сегодня в столице открывается 38-я «Молодость», наш популярный международный кинофестиваль. Фильм открытия — «Райские птицы» режиссера Романа Балаяна. Среди других заранее обозначенных событий в рамках этого форума — «Фестиваль фестивалей» (лучшие фильмы международных смотров); «Долгие ночи короткого метра» (ожидается европейская киноночь); «Панорама украинского кино» (около 30 премьер)… Напомню, что жюри форума возглавляет американский актер Арманд Ассанте, а в ролях строгих судей — Алла Демидова, Сергей Якутович, Андраш Фесош. Особое событие в рамках «Молодости» — ретроспектива лучших фильмов Жанны Моро в «Кинопанораме».
В этом году исполнилось 80 лет со дня рождения выдающейся актрисы.

Жанне Моро адресованы все эти пафосные «тавро» — легенда, символ, икона, богиня… Она стареет, но по-прежнему остается свежей и актуальной для кино. У нее одна из самых впечатляющих карьер в истории экрана. И любая цитата из Жанны Моро полна философских амбиций. «Старые люди как музеи», — говорит Моро. «Их посещают не ради фасада, а ради сокровищ, которые хранятся внутри». Часть из них нашему зрителю подарит ретроспектива семи фильмов актрисы на грядущей «Молодости». Конечно, это капля в море, и большинство уже хрестоматийных образов Моро мы лишь вспомним, заглянув в ее фильмографию. Здесь не будет скандальной «Анны Карамазофф» или невесты-убийцы, которая, разумеется, «была в черном», ни одной на двоих женщины «Жюля и Джима», ни застрелившей свою вагину случайной знакомой «Вальсирующих»…

Из всех великих, с кем работала Моро, нам выдадут для ознакомления только «Дневник горничной» Бунюэля. Но у подборки фильмов есть один общий знаменатель — та самая воплощенная Жанной Моро интеллектуальная женственность, за которой охотились подзабытые сегодня европейские мэтры 60—70-х — Джозеф Лоузи («Ева», «Мсье Кляйн»), Роже Вадим («Опасные связи»), Жак Деми («Залив ангелов») и, конечно же, Луи Маль, открывший кино потенциал актрисы с «некиногеничной внешностью».

На полке классической киноведческой литературы в джентль­менском наборе обязательно присутствует серия книг «Бунюэль о Бунюэле», «Трюффо о Трюффо», «Антониони об Антониони», «Уэллс об Уэллсе». У каждого из них, а особенно у Уэллса, считавшего Моро самой великой актрисой своего времени, найдется что рассказать об амбициях и таланте француженки, исповедовавшей не национальную культуру, но собственную индивидуальность. Этой индивидуальностью горда антониониевская «Ночь» и «Вечная история» Уэллса, но по-настоящему величие Моро светилось в фильмах так называемого второго эшелона режиссеров — тех, чей авторитет непререкаем для интеллектуальной публики, для тех, кому в кино всегда был интересен крупный план. Именно на фоне их криминальных или мелодраматических историй Жанна Моро разворачивала философию женской души. Ее ранимость и магнетизм в сочетании с сокрушительной силой желаний героинь являли миру новую женщину, от которой и режиссер, и зритель оказывался на грани нер­вного срыва. Окрещенная символом французской «новой волны» (Трюффо не раз называл ее своей музой), она, тем не менее, не вписывалась ни в какие течения, отчаянно отстаивая классическую фатальную женщину. Ту, в которую словами ее героини «Евы» лучше не влюбляться. Хотя для тех, кто попадет хотя бы на один фильм сегодняшней ретроспективы, это неизбежно.

Англичанин Джозеф Лоузи лучше всех оценил это вечное в характере Моро и в 1962 году в самом расцвете карьеры снял историю о роковой красавице Еве, пустившей под откос все жизненные устои писателя Тайвена Джонса. За элегантной до кончиков ногтей и циничной, как мировое господство, Евой стояла сама уже вознесшаяся на олимп актриса, глаза которой спокойно и твердо внушали: поверьте без доказательств, я гениальна! 14 лет спустя Лоузи снова снимал Жанну в «Мсье Кляйн» — сюжете об однофамильце-еврее парижского антиквара, которому предстоит прожить судьбу своего двойника в фашистской Франции. Первой скрипкой здесь, конечно же, был исполнитель главной роли Ален Делон, продюсировавший фильм вместе с Лоузи, но примечательно, как Моро удалось переиграть трагического персонажа на вторых позициях. Удивительно, как в любом, даже самом гармоничном, актерском составе ей удается держать свой образ над остальными. Удивительно, как женщины Моро всегда возвышаются над мужскими характерами, пусть и сыгранными потрясающими партнерами — от Мастроянни до Жерара Филипа.

С последним Моро сыграла в осовремененной экранизации «Опасных связей» Шадерло де Лакло, попытку которой в 1959-м предпринял Роже Вадим. Пигмалион красивейших актрис киноистории ни в одной из красивых мордашек не мог отыскать хищные глаза современной маркизы де Мертей. На его счастье в моду входила некрасивость Моро и скандалы вокруг ее ролей. Тогдашний супруг актрисы Луи Маль только что снял ее в «Любовниках», поправших ханжескую мораль института брака и в прямом смысле обнаживших женскую натуру на экране. Пока фильм не успели запретить, а актрису забыть, Вадим предложил продолжить тему в «Опасных связях» — истории о развращении плоти и, как следствие, гибели души. Жанне Моро было не привыкать. Именно душу своей героини она принесла в жертву любви в «Лифте на эшафот» — знаковом и очень значащем для ее актерской судьбы фильме, о котором неизменно повествуют ее биографии. Первый громкий успех, первый правильный режиссер, разругавшийся со всеми операторами из-за количества грима на ее лице и мучительного выставления света. Базисная роль Моро — парижской леди Макбет, под грустный саунд­трек Майлза Дейвиса идущей к смерти, с ее обреченным взглядом и мужественной жертвенностью. Есть ради чего. Для самой Жанны это «что» было кинематографической славой, признанием режиссеров и поклонением зрителей. То, с чем стоит прыгнуть в пропасть вечности, как это сделала в «Жюле и Джиме» одержимая и такая прекрасная женщина.

Кстати

В категории «первые игровые фильмы» (полный метр) на «Молодости» представлены следующие работы: «Гадерсфилд» (Сербия), «Бой» (Канада), «Соль этого моря» (Швейцария, Франция), «Снег» (Босния и Герцеговина), «Следователь» (Венгрия), «Гитара» (США), «Шультес» (Россия), «Простое сердце» (Франция), «Будда взорвался от стыда» (Иран), «Ночь перед глазами», «Версаль» (Франция).

Среди украинских картин в рамках «Молодости» — «Одна» (реж. Дмитрий Моисеев), «Якутовичи» (Юлия Лазаревская), «Бог любит троицу» (Александр Безручко), «Сельский роман» (Алексей Уманский), «Спаси и сохрани» (Евгений Сивоконь), «Крылья бабочки» (Александр Балагура), «Кошка под дождем» (Валентина Селентьева).

Фильм закрытия (26 октября) — «Румба» режиссеров Фионы Гордон и Доминика Абеля. Они обещали прибыть в Киев и представить эту картину.

Фестивальным центром «Молодости» по-прежнему будет один из лучших кинотеатров города — «Киев». Там будут проходить конкурсные показы, пресс-конференции, большинство внеконкурсных программ. Гран-при за лучший фильм конкурсной программы — статуэтка «Скифский олень» и 10 тыс. у.е. в придачу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно