Легенда о пацифисте

19 июня, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 19 июня-26 июня

В рамках отзвеневшего на берегу Черного моря фестиваля Odessa-Classics состоялась премьера музыкально-театрального проекта "Искусство войны". Его создатели — режиссер Влад Троицкий и пианист Алексей Ботвинов. После оперы "Кориолан", вызвавшей неподдельный интерес музыкальной общественности, один из передовиков нашего современного театрального строительства — Влад Троицкий — не откладывает в долгий ящик волнующую его актуальную тему войны.

 

В рамках отзвеневшего на берегу Черного моря фестиваля Odessa-Classics состоялась премьера музыкально-театрального проекта "Искусство войны". Его создатели — режиссер Влад Троицкий и пианист Алексей Ботвинов. 

После оперы "Кориолан", вызвавшей неподдельный интерес музыкальной общественности, один из передовиков нашего современного театрального строительства — Влад Троицкий — не откладывает в долгий ящик волнующую его актуальную тему войны. И уже этим летом, можно сказать, проникшись написанной тысячи лет назад (V век до н.э.) китайским стратегом-философом Сунь-Цзы "библией" военной стратегии, реализует новейший масштабный перформанс… Соответственно названию трактата — "Искусство войны". 

Место действия: Одесса и целый мир. Декорации: местная филармония. 

Участники (их много): танцоры и актеры "ДАХа", ансамбль "АртеХатта" (во главе с Мирославой Которович). И одинокий пианист, как камертон полифоничного перформанса. 

В знаменитой истории Алессандро Барикко "1900-й" ("Легенда о пианисте") главный герой, названный Дэнни Будмен Т. Д. Лемон 1900-й, живет-растет и плывет на лайнере "Вирджиния", ни разу ни ступив на берег. Он играет посреди Океана. Улавливает расхристанные звуки Вселенной. Переплавляя их в музыкальную гармонию. 

Вокруг какие-то страсти—напасти, катастрофы—войны. А он себе плывет и играет. И лишь клавиши, собственно, божественная музыка, противостоят дьявольской агрессии внешнего мира. Который где-то там, за бортом, на берегу — то скулит, то стреляет, то шкерится, то медленно сходит с ума. 

Если включать дополнительные ассоциативные регистры, пространство Одесской филармонии, во время "Искусства войны", действительно может напомнить тот самый корабль из книги Барикко. И легенду о пианисте, который обручен только с музыкой.

Возможно, непроизвольно Троицкий и провоцирует эту метафору? 

Иллюзорный корабль музыки-жизни, разбивающий черные волны войны… 

Саундтреком подобного противостояния и становится в проекте музыка барокко, музыка минималистов ХХ в. Одинокий пианист (в этой роли Алексей Ботвинов) почти два часа виртуозно играет Генделя, Баха, Арво Пярта, Альфреда Шнитке, еще любимейшего Филипа Гласса. Мелодии композиторов прошлого и настоящего образуют эмоциональный музыкальный пейзаж "до" и "после" битвы. Стильную, эмоциональную и продуманную симфонию чувств, обжигающую и охлаждающую переживаниями, размышлениями: приливами и отливами. 

Само зрелище — синкретично. Различные сегменты этого "Искусства" — музыка, пластика, текст, видео, кинодокумент. Корабль движут и подводные течения, и эмоциональная память. 

Большая металлическая конструкция на филармонической сцене — собственно, отсеки вселенского корабля. 

На верхней палубе (а где ж еще ему быть?) расположен оркестр. Черные одежды музыкантов, их виолончели и скрипки — будто корпуса орудий. 

Нижний отсек — театр теней, маленький ад, ловушка для тех, кто спускается с палубы. 

Площадки, лесенки, бортики — все это мало-помалу приведет к сакральному месту. Где и восседает один из главных героев. Собственно, сам пианист. Легенда о котором (в данном сценическом случае) режиссерски изысканно и элегично "прошита" Троицким. 

Практически каждый важный смысловой фрагмент этой музыкальной легенды режиссер, будто дробью пронзает убийственными цитатами Сунь-Дзы. Загадочного человека, жившего тысячи веков тому и сказавшего много точного и справедливого о физиологии войны, ее пошлости и бессмысленности. Впрочем, за все последующие века так никем и не расслышанного. 

Например, узурпатор Наполеон упивался цитатами Сунь-Цзы. Многие другие упыри их зазубривали. Тем не менее, мало кто оценил важнейший посыл этого учения. "Искусство войны" (на самом деле) — скрытая мольба о мире. Умный старец мыслил не только стратегически, но и парадоксально. И посыл его военного учения — неистовый гуманизм. Смысл которого вкладывается в одну лишь фразу: если можно обойтись без войны — обойдись без нее. 

Женский голос обреченно роняющий в неизвестность избранные цитаты Сунь-Цзы вносит в межконтинентальное и межвременное путешествие нотки тревоги. Они то и дело усиливаются. Разрастаются до глобальных образов-откровений… Когда постоянно видоизменяется пространство. Боевой раскрас резко сменяется иными тонами. Экраны-паруса на заднике зеркалят морской непокой или исторические катаклизмы (в документальных кадрах возникают демоны войны: Гитлер, Сталин и пр.). 

Музыка барокко придает видеопартитуре вневременной объем. А гениальный минималист Гласс усугубляет своими ритмами-повторами чувство нарастающей безнадежности. 

Троицкий, между тем, в данном проекте оказался режиссером более чем сдержанным, тактичным. Путешествие своего корабля он не стал отягощать дополнительными постановочными трюками (возможно, они даже напрашивались). Достоинство его перформанса, в первую очередь в том, что режиссер буквально на ладонях преподносит слушателю-зрителю музыку. Не соревнуется с нею и не дразнит ее же изысками внешних режиссерских фокусов. Он просто открывает перед музыкой все возможные шлюзы. И она льется, увлекая за собой тысячный зал. 

Кстати, аудитория в филармоническом зале — тоже пассажиры корабля, непосредственные путешественники по волнам своей памяти.

 

Искусство войны, исходя из идеологии проекта Троицкого и Ботвинова, — это искусство не допустить ее, это искусство удерживать хрупкий мир, даже если корабль жизни натолкнется на рифы. 

В финале пацифистского перформанса сценические одежды, как паруса, опускаются, обнажая первозданную красоту филармонии, как храма. Храма музыки и храма мира. (Мизансцена, кстати, совершенно непафосна). 

Если кто ожидал от "Искусства войны" Троицкого кровопускания прямо на сцене, этот ценитель будет сильно разочарован. Главное в этой истории о Пианисте и других пассажирах "корабля" — мудрость и музыка. Звуки, которые извлекает душа музыканта. Мысли, которые изрек тысячи веков назад один интересный китайский старик… 

Из трактата Сунь-Цзы (избранное)

• Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике. 

• Если полководец разговаривает с солдатами ласково и учтиво, значит, он потерял свое войско. 

• Сначала будь как невинная девушка — и противник сам откроет свою же дверь. 

• Убивает противника — ярость, захватывает его богатство — жадность. 

• Кто не понимает до конца всего вреда от войны, не может понять до конца и всю выгоду от войны. 

• Мощь — это умение применять тактику, сообразуясь с выгодой. 

• Защищаются друг от друга несколько лет, а победу решают в один день. 

• Война — это путь обмана. Поэтому если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто бы не можешь… 

• Распоряжаясь армией, говори о выгоде, а не о вреде. 

• Если нет выгоды, не двигайся; если не можешь приобрести, не пускай в ход войска; если нет опасности, не воюй. 

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно