«Картина в шикарной раме — дешево»

11 мая, 2012, 12:54 Распечатать Выпуск №17, 11 мая-18 мая

На наших «самых плодородных в мире черноземах» за годы независимости созрел весьма скромный литературный урожай.

© Карикатура Михаила Евшина

Название этой статьи — буквально процитированное спам-послание, в последнее время регулярно приходящее на электронную почту. Это, наверное, самое удачное название недуга, которым сегодня болеет все наше общество. Но для украинского книгоиздания, особенно его анемичного детища — книжных изданий современной украинской литературы ( в народе — «СучУкрЛіт»), эта модная зараза может иметь фатальные последствия. Зафиксировать основные симптомы недуга тяжелобольного и попытаться установить диагноз — не самое веселое занятие, но в этом все же больший смысл, чем делать то же в процессе аутопсии.

Когда размер значения не имеет

На постсоветском пространстве книгоиздание до сих пор считается занятием элитным, а причастность к нему — разновидностью членства в тайной ложе. Представление о книгоиздании переполнено ошибочными стереотипами и мифами, с удовольствием поддерживаемыми самими игроками издательского рынка. Авторов книг и издателей нередко воспринимают чуть ли не мессиями, да они и сами иногда заявляют об этом. Возможно, поэтому в общем массиве изданных за времена независимости книг немалую долю составляет «нетленка» — творения чиновников разных уровней, от руководителей районных налоговых администраций до президентов Украины. «Подогрев» этих стереотипов чрезвычайно выгоден «издателям», специализирующимся на подобной продукции, — она в большинстве случаев хорошо оплачивается, чиновники меняются довольно часто, а мессиями хочется быть всем...

История с «авторским гонораром» президента Януковича показала, что в Украине статус мессии можно не только купить, но и выгодно продать. Другое дело, что уровень компетентности причастных к этой афере «проффесионалов» не выдерживает критики — Виктора Януковича в который раз банально подставила его же «команда», но профессиональность никогда не была сильной стороной челяди всех наших президентов. И ничего тут не поделаешь.

Намного обиднее то, как отреагировали на событие писатели и, особенно, издатели, которые увидели в нем только очередной повод попиариться и заметили только сумму авторского гонорара и его несоответствие емкости украинского книжного рынка...

Но ведь проблема не в этом. Читаем базовый для украинского издателя Закон Украины «Об авторском праве и сопредельных правах»: «Авторское право на произведение возникает вследствие факта его создания». То есть пока произведение не создано, не существует никаких материальных прав на него, а то, чего не существует, никому и принадлежать не может. Таким образом, писатель Виктор Янукович не является владельцем прав на свои будущие произведения, пока их не написал. Следовательно, если информация о том, что писатель Виктор Янукович подписал соглашение о «передаче издательству имущественных прав на литературные произведения, которые будут созданы им в будущем», и получил за это гонорар (ни одна из сторон — ни писатель, ни издатель — пока этого не опровергла), соответствует действительности, то уже сам этот факт важнее, чем сумма соглашения. Президент, подписывающий договора, которые нарушают действующее законодательство, вряд ли имеет право называться «гарантом». Если же при этом ему выплачены еще и какие-то деньги, то имеем все признаки мошенничества — писатель продал издательству то, что ему не принадлежит, и взяточничества — получение служебным лицом денежных средств НИ ЗА ЧТО. Эти факты дают в руки оппозиции, если ТАКОВАЯ в Украине существует, достаточные юридические козыри — вплоть до возможности начать процедуру импичмента.

А вот сам размер авторского вознаграждения в этом случае никакого значения не имеет, тем более что при определенных условиях его можно считать вполне адекватным. И условия эти довольно простые: президент Виктор Янукович, вопреки сомнительным литературным и другим талантам, владеет определенным объемом эксклюзивной информации, которая при условии достаточного уровня его откровенности и оформления этой информации в качественный ТЕКСТ мемуаров (для этого существуют профессиональные копирайтеры — большинство бывших президентов разных стран писали свои мемуары именно так) могла бы заинтересовать зарубежных издателей, которые платят за права достаточно, чтобы еще и заработать на этом. Ведь главным компонентом такого товара, как книга, является прежде всего качественный ТЕКСТ. Уверены, что из откровенных воспоминаний президента Януковича качественный ТЕКСТ сделать можно, а вот уже изданные произведения — победители последней «Коронации слова» — в этом плане безнадежны.

И сегодняшнее состояние украинского книгоиздания во многом объясняется именно тем, что игроки этого рынка отодвинули на задний план суть книжного дела: создание, отбор и профессиональную обработку ТЕКСТА. Вместо этого основные усилия направлены на раздувание информационных мыльных пузырей для привлечения внимания к себе «красивым». В погоне за количеством панегириков или хотя бы упоминаний в СМИ игроки издательского рынка Украины словно с ума посходили: авторы, при первом удобном случае на ровном месте раздувают вокруг собственных персон скандалы или пытаются самым дешевым способом получить популярность, критикуя политиков; журналисты пишут рецензии на книги, даже не читая их; организаторы литературных или книжных премий, рейтингов и конкурсов плодят гроздья лауреатов, не принимая во внимание качество их текстов; «маститые эксперты» полностью теряют свою репутацию восхваляя бездарные творения этих самых лауреатов... Важно создать «шикарную раму» (не важно, что держится она на «честном слове» — главное, чтобы вид имела красивый) — и «пипл должен схавать» любую мазню, в эту раму издателями помещенную. А если «пипл хавать» не хочет, вспоминают Остапа Бендера, которому фраза «заграница нам поможет» открыла не один кошелек, и начинают кричать что это...

…«Европейский прорыв»

К сожалению, реальные достижения современной украинской литературы, написанной на украинском языке, за рубежом весьма скромные. Вряд ли наберется хотя бы десяток романов, которые были изданы в солидных европейских издательствах в хорошем переводе (!) да еще и добились более или менее приличного внимания тамошнего читателя (в смысле количества проданных книг). Не говоря уже о мировой метрополии книгоиздания — Великобритании: нам не удалось найти ни одного такого примера. А так же хочется!!!

Поэтому любая поездка украинских издателей или писателей за рубеж, их встреча с диаспорой (во Франции, США или Великобритании), издание некачественного перевода в заштатном зарубежном издательстве или даже приезд в Украину лишь одного работника зарубежного издательства подаются обычно участниками «события» как очередной прорыв вселенского масштаба и сопровождаются невероятным потоком спама.

Можно по-разному относиться к творчеству Юрия Андруховича, но когда он во время крупнейшей в мире книжной ярмарки на хорошем немецком языке читает свою «Московиаду» в центре Франкфурта и эти чтения транслирует немецкое телевидение, а немцы, его слушающие, умирают от смеха — это действительно событие, которое хоть как-то подпадает под лозунг «европейский прорыв». Когда литературно-издательская Украина в 2012 году была достойно представлена на книжной ярмарке в Лейпциге (прежде всего благодаря совместным усилиям президента Форума издателей Александры Коваль и куратора проекта с немецкой стороны Мартина Поллака, а также, думаем, не в последнюю очередь благодаря тому, что к этому делу, к счастью, не имели отношения наши чиновники) или же когда группа украинских издателей в 2011 году посетила Осло и Париж для профессиональных встреч со своими зарубежными коллегами с целью убедить их издавать переводы современной украинской литературы — это действительно важные события, хотя еще и не прорыв.

А вот когда СМИ под заголовком «Европейский прорыв» публикуют материалы о презентации в Союзе писателей Украины (что на Банковой...) изданного украинским издателем двуязычного поэтического сборника Станислава Бондаренко «Нічна розмова з Європою» — так и хочется процитировать Булгакова: «Трудно сказать, что именно подвело Ивана Николаевича — изобразительная ли сила его таланта или полное незнакомство с вопросом, по которому он писал...». И Бог им судья, потому что здесь имеем дело с полным непониманием содержания слова «прорыв» и неудержимым желанием выдавать желаемое за действительное.

Конечно, каждый имеет право удовлетворять свои амбиции так, как ему по душе, — кто-то должен сделать реальное дело, а кого-то устроит похвала и за плохо выполненную работу. Но за всеми мутными потоками информации об очередном «прорыве» кроется серьезная проблема: последние несколько лет принесли очень мало настоящих литературных достижений, которые не стыдно показать хоть украинской, хоть европейской аудитории. И эти достижения, к сожалению, мало заметны широким массам — писатели, создающие действительно качественные ТЕКСТЫ, не гоняются за скандальной славой.

И здесь речь не только об эксклюзивном или «вечном». По нашему убеждению, написание качественного произведения массовой литературы (МЛ) требует значительно более высокого уровня владения писательским ремеслом, чем написание произведения так называемой высокой, или элитарной литературы (ЭЛ). В отличие от ЭЛ, где сюжетные нестыковки или банальные авторские ляпы можно списать на авторский замысел, в произведении качественной МЛ должно «играть» все до последнего винтика — все ружья должны выстрелить, все сюжетные линии — должны быть доведены до логического завершения, все загадки — разгаданы.

А если сдуть информационную пену, увидим что на наших «самых плодородных в мире черноземах» за годы независимости созрел весьма скромный литературный урожай. И именно там, где было больше всего шума, дыма и пены, плоды выросли абсолютно несъедобные. Украинцы, уже привыкшие к китайскому чесноку, египетскому картофелю и турецкой землянике, еще кое-как могут потреблять эти «литературные плоды», а вот для избалованного разнообразием зарубежного читателя — они неудобоваримы.

Когда писатель начинает тратить силы и время на саморекламу, принимает участие в политических разборках или вдруг, ощутив себя мессией, всячески пыжится, чтобы вся нация слушала его послание — он обязательно заплатит за это качеством своего творчества. Исключений не бывает — ни для посредственности, ни для гения. Это —фундаментальный закон Природы, такой же, как закон сохранения энергии. И скрыть потери от опытного читателя невозможно.

В итоге в одном из прямых эфиров Радио «ЭРА-FM» слышим мнение читательницы: последние самые обсуждаемые прозаические произведения Оксаны Забужко, Лины Костенко, Марии Матиос и Васыля Шкляра не будут интересны европейцам, потому что они «слишком публицистичны, заполитизированы и местечковы»...

Не вступая в полемику с читательницей относительно творчества этих писателей, дополним ее мнение относительно опытнейшей во внелитературной деятельности Оксаны Забужко, создающей впечатление человека, для которого погоня за информационным поводом является стилем, если не смыслом жизни. За последние годы в Украине не было ни одного хоть чуть заметного политического события или скандала, которые не прокомментировала бы или не покритиковала госпожа Забужко, ведь хорошо известно, что это самый дешевый способ получить такую же дешевую популярность. Ее персональный сайт открывается словами: «Первая и главная заповедь писателя: Не солги» — хотелось бы верить, но не получается. Не надо быть крупным аналитиком, чтобы понять: ее активное участие в кампании «противсіх», на самом деле было кампанией «відомозакого». Да и понятия о нарушении прав человека у госпожи Оксаны весьма специфические — она считает, что такими нарушениями в Украине является не судебный фарс, устроенный властью против Юлии Тимошенко, а «дикий грохот и шум» под стенами Печерского суда. Ничего странного, что от всех ее прозаических произведений так отдает фальшью — против фундаментальных законов Природы «не попрешь». И ничего тут не поделаешь.

Понятно, что многие молодые и не очень писатели бросились догонять своих «маститых» коллег в производстве информационной пены, презрев работу над текстами. И в этом им в последнее время активно способствуют различные конкурсы, премии и рейтинги, особенно информационно раскрученные.

«Кремация слова»

Каждая, даже маргинальная, литературная премия, которых в Украине невероятное количество, изредка отмечает по-настоящему качественные произведения. Иногда это делается сознательно — для создания себе имиджа престижной, иногда — по стечению обстоятельств. Даже в такой коррупционной схеме, как присуждение Шевченковской премии (что-то вроде тендера по государственным закупкам товаров и услуг), иногда случаются приятные неожиданности, как, например, высокая оценка замечательного романа Галины Пагутяк «Слуга з Добромиля».

В информационном плане наиболее раскрученным сегодня литературным конкурсом, безусловно, является «Коронация слова». Это, наверное, единственный литературный конкурс, о котором слышали все украинские писатели. Дополнительную привлекательность создают денежное вознаграждение, почти гарантированное книжное издание и внимание СМИ. Сегодня это единственный украинский литературный конкурс, имеющий хоть какое-то влияние на тенденции в издательском процессе. Но, к сожалению, в последнее время он активно способствует понижению уровня качества «СучУкрЛіт».

Дальше будем говорить лишь о «романной» части конкурса, который начинался как конкурс романов в жанрах массовой литературы (МЛ), а задекларированной его целью было наполнение книжного рынка полноценной, конкурентоспособной украинской литературой.

У тех, кто не знает реального положения дел, может сложиться впечатление, что «Коронация слова» и конкурс проводит, и книги издает, и сама же их экранизирует. Объясняем, что с самого начала и по сегодняшний день издание книг и экранизация сценариев лауреатов — дело издателей и киностудий. Они делали это за свой счет и на свой риск. «Коронация слова» к этому никакого отношения не имела, кроме того, что хотела видеть логотипы «Коронации» и шоколада «Корона» на изданных книгах.

Почему же издатели соглашались рисковать собственными деньгами, нередко издавая произведения никому не известных авторов? Да потому, что организаторы конкурса обязались обеспечивать: квалифицированный отбор 10—20 лучших из полученных текстов; формирование авторитетного жюри конкурса и организацию его работы для определения победителей; организацию и проведение церемонии награждения победителей с вручением денежных призов лауреатам и информационную поддержку книжных изданий победителей конкурса.

Такое распределение обязанностей кажется взаимовыгодным. Но только при условии, что обе стороны будут соблюдать взятые на себя обязательства.

С полной ответственностью можем утверждать, что «Коронация слова», по крайней мере последние несколько лет, не выполняет первое из своих обязательств — не обеспечивает квалифицированного отбора 20 лучших рукописей, поступающих на конкурс. О каком конкурсе вообще речь идет, когда непонятно, как именно отбирают ту самую двадцатку? И чем занимались так называемые эксперты конкурса, если в 2010 году они смогли представить на рассмотрение жюри только ОДИН действительно достойный роман, а в 2011 году — НИ ОДНОГО! И вовсе пикантная история с тем ОДНИМ, который все же стал победителем конкурса 2010 года, — оказалось, что в 2009 году этот роман уже подавали на конкурс (под другим псевдо), но «эксперты» его просто не заметили... А как объяснить, например, тот факт, что абсолютно графоманское творение на 600 страниц, получившее в 2010 году самую низкую оценку членов жюри, в 2011-м снова попадает в число финалистов, но имеет уже около 1000 страниц?

Наши утверждения об отсутствии квалифицированного отбора рукописей на конкурсе «Коронация слова» базируются на собственном профессиональном опыте и полученных статистических данных — свыше четырех тысяч внимательно прочитанных рукописей романов и более 10 тысяч попутно пересмотренных романоподобных графоманских творений за последние 14 лет позволяют утверждать, что эти статистические оценки весьма надежные. А они таковы: в любом романном самотеке, в зависимости от года, есть от двух до четырех процентов качественных текстов.

Точной цифры рукописей романов, поступивших на конкурс в 2010—2011 годах, организаторы нам не озвучили, ссылаясь на тайну (оригинально, не правда ли?), но на вопрос «превышает ли их годовое количество 500?» ответили утвердительно. Базируясь на упомянутых статистических данных, можем утверждать: если на конкурс «Коронация слова» в 2010—
2011 годах поступало только 500 романов в год, то каждый год на рассмотрение жюри можно было представить от 10 до 20 достойных текстов и, соответственно — больше, если рукописей было свыше 500. Напомним, сколько качественных текстов получило на рассмотрение жюри: 2010 год — 1, 2011 год — 0. Без комментариев...

На «Коронации» всегда «дают» — то есть победителей определяют независимо от уровня, и даже содержательности текстов. В результате — первую премию конкурса за 2011 год в номинации «романы» получила Виктория Гранецкая за ярко бездарную «Мантру-Оману». Остальные победители были не менее «достойны». И это, наверное, именно о них, приглашая писателей к участию в конкурсе 2012 года, инициатор проекта Юрий Логуш сказал, что «Коронация Слова» создает… новую волну украинской литературы... которая является... сокровищем для будущих поколений». — Как сильно и страшно!

Обычно жюри конкурсов или премий, организаторы которых заботятся об их репутации и престижности, в случае недостаточно высокого уровня претендентов, просто не присуждают первых или вторых премий. И когда во время заседания жюри «Коронации» в 2010 году мы предложили не присуждать ни второй, ни третьей премии, организаторы конкурса ответили, что так быть не может, «давать» надо всем. Очевидно, чтобы не испортить «шикарную» церемонию награждения...

В 2011 году принимать участие в заседании жюри «Коронации» смысла уже не было — среди 20 финалистов мы не увидели ни одного романа, ради которого стоит тратить время. Как члены жюри, мы только передали организаторам в письменном виде свои выводы: «не рекомендуем в печать ни одного романа и предлагаем не присуждать хотя бы первой премии» — какая-то надежда, если не на совесть, то, по крайней мере, на ум еще тлела. Все же «дали»... И тогда окончательно стало ясно, что настоящей движущей силой конкурса «Коронация слова» является тщеславие его организаторов, настоящей целью — удовлетворение их собственных амбиций, настоящим результатом — понижение уровня современной украинской литературы; а писатели, которые выходят на подиум для награждения, — только замечательным фоном для фото в семейный альбом Юрия и Татьяны Логуш.

Старый каламбур Александра Ирванца о «Кремации слова» оказался пророческим.

То, что книги — лауреаты «Коронации-2011» получили ряд одобрительных рецензий в печати, не удивляет — кое-что, вероятно, было сделано и на заказ. Страшнее, что некоторые из рецензий кажутся искренними — наверное, «Коронация» в тандеме с «Клубом семейного досуга» (КСД) подготовила хорошую почву, на которой даже произведения уровня Люко Дашвар (по определению КСД — «золотого автора Украины») определенная часть публики уже воспринимает как литературу. Не удивляет и то, что эти же книги получили и резко негативные отзывы как в Интернете, так и в СМИ — такое случается даже с самыми лучшими книгами.

Неприятно удивил только панегирик Константина Родика «Коронация трендов» трем бездарным романам — лауреатам последней «Коронации» («Україна молода», 02.11.2011), что, к сожалению, демонстрирует: господин Родик, многие годы претендовавший на звание «украинской книжной совести», или потерял литературный вкус и квалификацию, или же начал писать «чего изволите-с». В любом случае имеем потерю самого дорогого, на что может претендовать настоящий эксперт, — репутации. Как собственной, так и возглавляемого им рейтинга «Книга года».

Призрак Stella Artois

И наконец коротко о тех, кто издает книжные произведения «СучУкрЛіт» — украинских и не очень издателях. Полнометражный «портрет» украинского издателя выходит за рамки этой статьи — его написание требует отдельного исследования и достоверных статистических данных, которыми сегодня в Украине, к сожалению, не располагает никто.

Во всем мире самую полную информацию о состоянии издательской отрасли имеют профессиональные объединения издателей, они же занимаются урегулированием общеотраслевых проблем, которые не в состоянии решить издатели своими силами, лоббированием интересов отрасли на всех уровнях и ее защитой от безумия власти (природа чиновника во всех странах одинакова). Однако в Украине ничего подобного нет — такая маргинальная организация, как Украинская ассоциация издателей и книгораспространителей (УАИК) ни по принципам своей деятельности, ни по профессиональным признакам этой функции выполнять не может. Даже «загуглив» украинскую аббревиатуру ассоциации «УАВК», вы прежде всего найдете информацию о совсем другой, действительно профессиональной, УАВК — «Українській асоціації виробників картоплі»... Но, кроме как с профессиональностью, у УАИК (не картофельной) серьезные проблемы этического и морального плана, из-за которых она не может решать никаких реальных проблем книгоиздания, — ассоциация, не дающая публичных оценок аморальным поступкам членов своего «цеха» или действиям государственных чиновников даже наивысшего ранга, которые вредят отрасли, никогда не будет иметь ни надлежащей репутации, ни уважения профессионалов и представителей власти. Поэтому украинские издатели вынуждены, каждый самостоятельно, решать свои проблемы, включительно с анализом рынка, для дальнейшего планирования своих действий.

Самое большое количество титулов в сегменте «СучУкрЛіт» сегодня продуцирует «Фоліо», а самые большие тиражи имеет КСД. Заметим, что оба — довольно свежие игроки на поприще «СучУкрЛіт». «Фоліо» начало системно разрабатывать эту тему с 2004 года, а КСД — только с 2006-го. В обоих «СучУкрЛіт» по объемам продаж (в денежном эквиваленте) — тематика маргинальная. У «Фоліо» — около пяти процентов, у КСД, наверное, и одного не наберется, но этот маргинес приносит им как минимум 90% «информационного выхлопа». И здесь ничего странного — только художественная литература несет эмоциональный заряд, дает людям возможность вместе с ее героями переживать разные ситуации, плакать или смеяться... Именно поэтому она интересна широчайшему кругу читателей, а поскольку авторы этих произведений — наши соотечественники, к которым можно прикоснуться, то и для СМИ.

Почему же тогда «Фоліо» и, особенно, КСД издают так мало качественной МЛ (об ЭЛ здесь речь не идет)? На это есть несколько причин.

Первая. Качество произведений МЛ, учитывая процент, который эта литература занимает в их денежном обороте, очень мало влияет на их финансовое состояние, и именно потому, что у «Фоліо» этот процент выше, оно чаще, чем КСД выдает что-то приличное.

Вторая. Для того чтобы найти качественный текст МЛ, надо построить систему жесткого отбора из огромного «самотека» рукописей, ведь в этом потоке — всего два-четыре процента качественных текстов. Построение и содержание такой системы — дело непростое и недешевое. Поэтому крупные издательства, у которых художественной литературы в каталоге — мизерный процент, не считают целесообразным тратиться на нее, а у маленьких издательств, специализирующихся на художественной литературе, роль эксперта обычно выполняет главный редактор. В мировой книжной метрополии — Великобритании — роль экспертов выполняют литературные агенты, потому что тамошние издатели практически не принимают рукописей от авторов. Это, кстати, заставляет британских литературных агентов предлагать издателям только совершенные тексты — предложите издателям несколько раз какую-нибудь «лабуду», и ваши предложения больше никогда не будут рассматривать.

Третья. Учитывая вторую причину и «Фоліо», и КСД в своем выборе произведений МЛ в какой-то мере ориентируются на прессу и «Коронацию» — и директор «Фоліо» Александр Красовицкий, и главный редактор КСД Светлана Скляр уже несколько лет подряд являются членами жюри этого конкурса. Но, как уже говорилось, на прессу вообще ориентироваться не следует, а «Коронация», как правило, предлагает издателям то, что «кто-то уже ел». И если господин Красовицкий перечитывает все произведения-финалисты, то госпожа Скляр — вряд ли. По крайней мере, в 2010 году на заседании жюри она откровенно заявила, что не читала большинства из них, дескать, для этого у нее есть «бабушки», которые читают, а потом делятся с ней своими впечатлениями. Наверное, в этом случае было бы честнее передать членство в жюри именно тем «бабушкам»...

Но если и для «Фоліо», и для КСД даже издание литературной «лабуды» является некритичным, поскольку составляет мизерный процент в их каталогах, то для издателей, специализирующихся на издании современной украинской литературы, это может оказаться «смертельным номером».

Например, то, что издательство «Нора-Друк», стартовавшее рядом довольно приличных произведений МЛ, сейчас подбирает совсем несъедобные крохи со «стола» «Коронации» уже после КСД и «Фоліо», можно объяснить или потерей вкуса, или какими-либо дополнительными выгодами, которые это издательство получает от конкурса. Возможно, одна из них — разрешение покопаться в рукописях, не дошедших до финала, — там гарантированно найдется что-нибудь «вкуснее» того, чем был сервирован «финальный стол». Но даже это не объясняет рвения, с которым директор этого издательства Элеонора Симонова поет дифирамбы «Коронации».

И уж совсем странно выглядит издание лауреата «Коронации-2011» издательством «Ярославів Вал». Да, Михайло Брыних — на самом деле талантливый писатель и журналист, но его «Хліб з хрящами» — написанный «левой ногой проточерновик» повести. Хорошо зная Михайла, сильно сомневаемся, что окончательный текст, вошедший в книгу, кардинально отличается от рукописи, которую нам пришлось читать, а вторично жевать эти хрящи желания не возникает. То, что это произведение стало лидером квартала «ЛитАкцент года», свидетельствует — выбирать было не из чего, и в «СучУкрЛіт» возник настоящий «кризис жанра».

И специально для издателей, которые считают книги МЛ товаром массового потребления и надеются средствами современного маркетинга сделать на этом бизнес, экономя на СОДЕРЖАНИИ, коротко перескажем историю взлета и падения пива Stella Artois в Великобритании. Ее изложил британский «пивной» эксперт Пот Браун в своей книге «Встретимся в пабе. История пивной культуры». «Стелла» вышла на этот рынок еще в 1937 году. И только в конце XX века, прежде всего благодаря соблюдению владельцами бренда высоких стандартов качества, это пиво стало в Британии культовым. Оно положило на лопатки все бренды в своем секторе. Миллионы почитателей пива считали «Стеллу» своим выбором номер один, признаком хорошего вкуса и индивидуальности. И тут... владельцы бренда решили: настал благоприятный момент для сокращения расходов. До 2008 года они изъяли или заменили на более дешевые аналоги все ингредиенты (СОДЕРЖАНИЕ) и существенно снизили цену продукта. В результате продажи Stella Artois в Британии не просто упали — это была катастрофа...

Но неужели все так безнадежно? Уверены — нет. Украинцы, как и раньше, пишут очень много, появляются новые издательства, которые, надеемся, будут более требовательны к текстам, да и у некоторых старых игроков есть еще порох в пороховницах. Кроме того, в Украине существует несколько издателей с незапятнанной репутацией. Это издатели... детской литературы. Но, к сожалению, далеко не все.

Так, вряд ли стоит ожидать чего-нибудь интересного от издательства «Грані-Т». Стартовав как издательство детской литературы и имея в своем распоряжении произведения-бриллианты Екатерины Паньо, из которых можно делать мировые бестселлеры, это издательство буквально «напичкивает» свой каталог разножанровой литературой очень разного качества (включительно с литературой для взрослых), иногда слишком небрежно относясь к редакционной обработке текстов и сильно увлекаясь коллекционированием разных «бантиков», то есть наград и отличий (даже государственных).

Если бы мы анализировали весь издательский рынок, то идеальными назвали бы только два издательства: идеальная модель «независимого и успешного украинского издателя» — «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА»; идеальная модель «успешного украинского издателя, который является составной частью международной группы и при этом не теряет собственного лица» — «Махаон-Украина». Издательской доминантой обоих является детская литература, но, вероятно, желание развиваться за счет завоевания новых секторов книжного рынка способствовало тому, что они начинают экспериментировать с литературой для взрослых. Тем более что многие так называемые взрослые произведения спокойно могут читать подростки с 12-ти лет. Пока — это лишь осторожные эксперименты. Но при вхождении на новую «территорию» осторожность необходима.

Так, «Махаон-Украина» пробует сделать это в секторе переводной литературы — но произведения Марка Леви (всемирно известного и экранизированного в Голливуде) или Януша Вишневского (невероятно популярного в Польше) всегда будут для украинцев менее интересны, чем качественные произведения массовой литературы украинского автора, даже никому не известного.

Иван Малкович экспериментирует в расширенных рамках — от переводных Гашека, Кафки и Маргерит Дюрас до Валерия Шевчука и, к сожалению, посредственного Тараса Антиповича.

Кроме того, и «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА», и «Махаон-Украина» не беспокоятся о близости к «государственному корыту» — они сориентированы прежде всего на конечного потребителя, который голосует за их книги собственными деньгами, а следовательно, и на качество.

Похоже на то, что в будущем именно от издателей детской литературы, которые поставили на качество, нужно ожидать настоящего прорыва на «взрослую» территорию. Недаром ведь во всем мире рынок детской книги, вопреки всем страхам с электронными читалками, растет. Да и в Украине это наиболее стабильный и динамический сегмент книгоиздания.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №25, 27 июня-5 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно