Как вернуть жизнь в старинный дворец? Галицкий Версаль глазами британских специалистов

12 августа, 2011, 13:04 Распечатать Выпуск №28, 12 августа-19 августа

Подгорецкий замок на Львовщине западные специалисты называют «архитектурным наследием мирового масштаба».

Подгорецкий замок на Львовщине западные специалисты называют «архитектурным наследием мирового масштаба». Вокруг уникального сооружения давно бушуют страсти и бурлят дискуссии: как спасти архитектурную жемчужину, как превратить ее в «культовое место» для всей Европы?

Ответить на эти и некоторые другие вопросы недавно попытался специалист непреходящего значения и влияния — основатель компании Arts Interlink, эксперт по вопросам культуры в британском парламенте доктор Джон Элсом. В эксклюзивном интервью ZN.UA господин Элсом отметил, что на уникальный Подгорецкий замок украинской власти следует смотреть как на «огромный потенциальный ресурс для развития всего региона».

Подгорецкий замок за его необычайную красоту иногда называют «палаццо ин фортецо» или же «Галицкий Версаль». Дейст­ви­тельно, это здание — один из лучших в Европе примеров сочетания импозантного дворца с бастионным укреплением. Строил его в 1635—1640 годах архитектор Андреа дель Аква вместе с инженером Гийомом де Бопланом по заказу коронного гетмана Ре­чи Посполитой Станислава Ко­нец­польского. Декорировал дворец голландец Ян Батист Фаль­кони, порталы и камины проектировал Константино Тенкелла.

Дворцовый ансамбль включает постоялый двор XVІІІ в., кос­тел середины ХVІІІ в. (архитектор К.Римлянин), парк (сейчас — памятник садово-паркового искусства государственного значения).

В ХVІІІ—ХІХ в. уникальный комплекс, содержавший огромное собрание художественных произведений, коллекцию оружия, предметов быта, а также теат­ральный кружок, был одним из наиболее посещаемых и репрезентабельных культурных цент­ров. И так оставалось вплоть до Первой мировой войны.

Принимая во внимание значимость замка как музейно-культурного центра, российское и австрийское командования договорились не обстреливать этот памятник. Однако во время польско-советской войны Первая конная армия уничтожила замок, по словам хрониста, — с «исключительным вандализмом».

В межвоенное время замок восстановили, однако воссоздать художественные коллекции уже было невозможно. Восторженные голоса посетителей начали стихать. Военные действия Второй мировой миновали памятник, однако послевоенный период нанес сооружению уникальной красоты сокрушительный удар. Худо­жест­венные коллекции разграбили, остальное успели передать музеям Львова. В замковом дворце поселились кашель, болезни и боль — здесь открыли санаторий для больных туберкулезом.

В 1954-м от удара молнии дворцовый корпус сгорел. Огонь уничтожил деревянные резные потолки с живописными полотнами, а также художественное оформление интерьеров второго и третьего этажей.

Замком заинтересовались в 90-е, когда памятник передали Львовской галерее искусств и присвоили ему статус экспозиционного объекта. Несмотря на разрушения и потери, замок привлекает туристов, ученых. Сюда приезжают десятки тысяч интересующихся стариной.

Специалисты мечтают отреставрировать и адаптировать дворцовый комплекс, парковый ансамбль и показывать гостям территорию городища древнерусского города Плиснеск. Жи­во­писные ландшафты окраин, убеждены они, заслуживают создания международного музейного и туристически-рекреационного центра. Разумеется, на все эти работы нужны большие средст­ва.

Благотворительный фонд «Подгорецкий замок», основанный в 2007 году, недавно пригласил во дворец специалистов из Великобритании, известных своими удачными проектами восстановления старинных имений в Британии, Польше, Румынии, России и других странах. Визит состоялся при содействии члена Наблюдательного совета фонда «Подгорецкий замок» Сергея Таруты и львовского мецената Олега Мендюка.

Накануне во Львове работала международная комиссия, составляющая планы по сохранению и реставрации комплекса «Подгорецкий замок». Профес­сора Королевской академии архитектуры из Великобритании и специалисты из Польши не только тщательно осмотрели памятник, но и подписали с украинской стороной соглашение о сотрудничестве.

Специалист из Великобри­тании, доктор Ноэл Вайттс, сообщил, что через десять лет Подгорецкий замок может стать прекрасным местом для семейного отдыха. Здесь можно устраивать летние фестивали, организовывать музеи, выставки современной скульптуры. А вечером под открытым небом можно ставить спектакли по произведениям Шекспира или давать концерты солистов Львовс­кой оперы... По крайней мере, такой подход помогает выживать замкам в той же Великобритании.

А вот что на эту же тему говорит Джон Элсом, эксперт по вопросам культуры в Бри­танском парламенте:

— Украина — не единственное государство, которое переживает трудности с поиском средств на реконструкцию памятников архитектуры. Эти проблемы беспокоят даже такие высокоразвитые страны, как Великобритания, Франция, Австрия. Когда-то за фи­нансовой поддержкой таких проектов обращались к государст­ву. На самом деле, немногие правительства Европы желают заниматься подобными делами. Од­нако Подгорецкий замок — особенный. На мой взгляд, он — потенциальный объект для развития всего региона. Ведь средства нужны не только на реставрационные работы, но и на развитие инфраструктуры этого края: строительство дорог, гостиничных комплексов, заведений для отдыха… Только в этом случае будет легче привлечь инвестиции на реставрацию замка, паркового комплекса и других окружающих памятников архитектуры.

— Господин Элсом, я знаю, что в свое время вы много сил и энергии отдавали театральному искусству Великобрита­нии, а как все-таки стали топ-менеджером культурных проектов?

— В молодости я был журналистом, писал книги. В конце 70-х меня попросили написать историю Национального театра Великобритании. Я так заинтересовался темой, что начал исследовать причины успеха некоторых культурных явлений... Представитель одной из политических партий тогда предложил мне театральный вектор. И именно тогда же к власти в Великобри­тании пришла Маргарет Тэтчер. В стране было много экономических проблем. Финансирование искусства начали сокращать. Лично я был очень обеспокоен: почему правительство отдает предпочтение инвестированию сугубо экономических проектов? Чрезвычайно большие средства вкладывались в экономику, тогда как деньги для страны, как правило, зарабатывали и художественные проекты! В частности, британские книги продавались по всему миру!

Я не соглашался с таким подходом к культуре. Тогда же издал книгу, в которой объяснил, «как можно зарабатывать на искусстве». Меня обвинили — дескать, несешь чушь! И для меня это стало еще одним вызовом. Потому написал еще несколько книг на эту же тему.

После многих лет молчания бизнес наконец заинтересовался моими идеями и поддержал их. И теперь культурный туризм — обычное и чрезвычайно важное для нас дело.

В Англии, кстати, в свое время не понимали будущего Ин­тернета. И когда в 1998-м я издал книгу, в которой обосновал его значимость, то в Либерально-демократической партии мне сказали: мы, дескать, не можем публично это провозглашать, потому что партия натолкнется на большое сопротивление со стороны независимого ТВ и других СМИ. В результате я ушел из этой партии и создал независимую консалтинговую компанию. Мы начали заниматься продвижением культурных проектов.

— В своих работах вы, очевидно, акцентируете и на том, что мир устал от урбанизации, человека влечет в естественную среду. Многих интересуют не современные новостройки, а изысканная архитектура прошлого…

— Конечно! И в этом плане у Украины — большое будущее. Только на Львовщине множество уникальных памятников, которые могли бы заинтересовать туристов со всего мира. Дворец в Подгорцах — один из таких магических объектов прошлого. Но для начала его нужно полностью восстановить. И самое главное — о таком архитектурном шедевре должны знать туристы из разных стран мира.

— Как вы думаете: возможно, некоторые наши архитектурные памятники и сохранились только потому, что в советской, а потом — и постсоветской Украине не доходили руки до их «развития»?

— Знаете, неразумным вмешательством можно полностью разрушить памятники архитектуры. А вот хорошая реставрация — никогда не повредит.

— Вы посетили наш знаменитый замок в Подгорцах. Какое впечатление сложилось? Не показалось ли вам, что реставрационные работы уж слишком затянулись?

— Знаете, я видел памятники и в значительно худшем состоянии… Просто их успешно реставрировали. Например, есть в Индонезии хороший храмовой комплекс. Его захватили «джунгли». Но это чрезвычайно важный объект для всемирного наследия. Сегодня этот храм еще не полностью отреставрирован, но проблем там было намного больше, чем у вас в Подгорцах.

— Г-н Элсом, и все же, какие первоочередные шаги следует предпринять украинцам, чтобы инвесторы захотели вкладывать средства в восстановление архитектуры прошлого?

— Украинской власти дейст­вительно нужно думать об инвесторах. О том, как их привлечь. И это должно быть в комплексе с благотворительной деятельнос­тью. Следует приглашать бизнес вкладывать средства в развитие территорий, строительство коммерческих заведений. Вместе с тем убеждать его представителей вкладывать средства в инфраструктуру территории, в театры, музеи, другие объекты культуры. Ведь чем привлекательнее будет регион, тем больше будет от него прибыли.

Главное — не облагать инвесторов большими налогами.

— Ваше общее видение дворца в Подгорцах на будущее. Мне известно, что еще в 1997 году вы предлагали свою концепцию его развития…

— Трудности Подгорецкого замка для нас — вызов. Ведь этот дворец — отголосок итальянского Ренессанса, свидетельство развития архитектуры Европы. Что­бы его сохранить, нужно искать деньги. Проблемы с их поиском есть всюду — даже в Бри­тании и в других европейских странах. Се­годня ни одно европейское правительство не имеет программы поддержки таких объектов. Итак, к Подго­рец­кому замку нужно привлечь внимание как к объекту в контексте раз­вития региона. Так будет легче привлечь инвесторов. Мы, в свою очередь, вернемся в Брита­нию с сообщением: неподалеку от Львова есть большая и ценная часть Европы, и этот объект нуждается в инвестициях.

Начать работу нужно с развития транспортной инфраструктуры. Нужно активнее реставрировать и сам замок. Реставрационные работы надо выполнять поэтапно, а уже восстановленные помещения — отдавать в аренду. Чтобы получить средства на реставрацию, нужно иметь очень эффективный биз­нес-план. Его нужно связать с туризмом. С путешествиями. В основе концепции функционирования дворца должно быть кредо: это место, где можно оставаться как можно дольше…

В целом же, Подгорецкий замок — большой потенциальный ресурс для развития всего региона. Однако, чтобы его реализовать, необходимы краткосрочное планирование и дальновидная стратегия.

— В чем непосредственно будет заключаться ваша помощь в вопросах обновления наших архитектурных жемчужин?

— Чтобы получить средства из Европы, нужно профессионально представить замковый комплекс за рубежом. Фильмы, которые нам показали, замечательные. Но надо сделать больше, чем просто показать видео. Средства на восстановление замка можно найти. Вы же знаете, что в мире есть две проблемы — где взять деньги и куда вложить деньги… Но в этом плане у инвес­торов возникает два вопроса. Первый — политический. Пос­коль­ку Украина — не часть ЕС, то важно знать, какой будет политика государства и правительства в этой сфере. И второй, более простой: как дворец будет использоваться в будущем? Здесь будет музей? Или же здесь будут государственные офисы?

То есть, возникает очень много вопросов… И надо отвечать на них. Мы рассматриваем это как положительный факт, ведь указанный проект даже на начальной стадии активно поддерживают Польша (ремонт крыши), посольство США (первая выставка в Подгорецком замке в послевоенный период). Австрийские специалисты финансировали архитектурные исследования. Это положительные моменты, которые дают понимание того, что указанное сооружение и в самом деле является архитектурным наследием мирового масштаба.

— Культурный менеджмент на практике — это установление приоритетов. Что вы обычно делаете прежде всего в этой области?

— Решаем еще одну задачу менеджмента — убедить людей, имеющих средства, в том, что им выгодно вкладывать в указанный проект.

Сегодня это — территория возможностей. Нужно показать товар лицом, и умные люди найдут на него средства.

— Все-таки, о каких средствах идет речь? И сколько, на ваш взгляд, нужно времени на такое дело? Десять лет? Двадцать?

— Фонд «Подгорецкий замок» провел хорошую исследовательскую работу. Но дел еще много, и средств нужно много. Думаю, обычным туризмом средст­ва на развитие замкового комплекта не заработать. Должно быть серьезное финансирование. В Европе за вход в музей нужно заплатить 10 евро, а у вас максимум — 1 евро. Нельзя ждать подачек, нужно действовать.

— В связи с Подгорецким замком много говорили о применении энергосберегающих технологий… Насколько это поможет общему делу?

— Такое предложение звучало. Идеальной для украинского правительства была бы презента­ция проектов, связанных с «зеле­ной энергетикой». Помещения Подгорецкого замка надо предос­тавлять компаниям, презентующим проекты использования альтернативных источников энергии. Так делают Польша, Румы­ния, многие другие страны. Но их проекты — фрагментарные.

Фонд планирует построить в Подгорецком дворце полностью энергетически независимый объект. Это был бы хороший имиджевый проект для Украины. Ведь эти технологии обеспечат дешевой энергией один из крупнейших объектов историко-культурного наследия Европы в Украине.

— И напоследок. Какие эстетические, исторические ощущения и мысли вызывает у вас созерцание нашего Галицкого Версаля?

— Ваш Подгорецкий замок — полузабытый архитектурный шедевр Европы! Комплекс в свое время строила команда, похожая на творцов Версальского дворца, который возник на сорок лет позже. Замок похож на раннюю модель знаменитой французской резиденции и потому является предшественником для многих дворцов Европы. Он находится в забытом живописном уголке Западной Украины, словно красавица, избегающая несчастного замужества. В период советской власти дворец превратили в санаторий для больных туберкулезом. Это стало причиной его заброшенности. Пока он не перешел в подчинение Львовского музея.

Львов часто оказывался в центре войн и вторжений. Город находился в самом центре кипящего «котла», который создал современную Европу.

Подгорецкий дворец — это больше, чем просто хорошее здание. Это памятник векам идеализма и надежды. Его реставрация — жест веры в будущее и прошлое. Замок нужно реставрировать и показывать не только как центр политической и интеллектуальной деятельности, но и как часть новой Европы, которую мы все, на Востоке и Западе, пытаемся создать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно