«И ДЫМ ОТЕЧЕСТВА НАМ СЛАДОК И ПРИЯТЕН...»

20 апреля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №16, 20 апреля-27 апреля

С высот нынешнего «Березілля» можно было обозреть панораму украинской театральной жизни, впрочем...

Михаил Мельник. Театр одного актера «Крик».
 Спектакль «Парфюмер».
Михаил Мельник. Театр одного актера «Крик». Спектакль «Парфюмер».

С высот нынешнего «Березілля» можно было обозреть панораму украинской театральной жизни, впрочем, несколько субъективную, поскольку самая солидная часть предъявленного на фестивале ландшафта оказалась жолдаковской. Этот «эпатажный из эпатажных» буквально заполонил собой последнюю фестивальную неделю, так что даже к Пасхе Христовой завсегдатаи «Березілля» приблизились на жолдаковской ноте. Вот если бы финишировать фестивальной жемчужиной — спектаклем «Sanctus» по новелле Э.-Т.-А.Гофмана (режиссер — Дмитрий Богомазов) — гармония между действом театральным и действом религиозным была бы налицо. А так диссонас вышел.

«Sanctus» оказался приятным сюрпризом второй фестивальной недели. И команда подобралась эффектная, и история режиссером была выбрана трогательная и вдохновенная — о юной певице Беттине, потерявшей голос. В итоге постановка выглядела философской притчей на тему рождения голоса из духа музыки или даже претворения материального в духовное, когда обычные легкие, голосовые связки и гортань рождают голос необыкновенной красоты.

Беттина (Оксана Батько) стала жертвой коммерциализации вокала — она пела везде и всюду: на званых вечерах, заседаниях дамских благотворительных обществ и прочих фешенебельных мероприятиях, подобно тому, как нынешние звезды поют на футбольных матчах. В итоге Беттина сбежала из церкви во время исполнения «Sanctusa», чтобы поспеть на очередную «тусовку», и совсем потеряла голос. Гофмановская новелла в обработке Валерия Мамонтова превратилась в дискуссию на наболевшую тему коммерциализации вокального искусства и искусства вообще.

И дело тут даже не в том, для богатых или для бедных предназначено шоу искусства, а в том, что искусство не может сводиться к шоу. Именно это пытается доказать капельмейстеру-шоумену (Александру Бондаренко) и занудному скептику-врачу (Остапу Ступке) перебинтованный с головы до ног сосед Беттины по палате — романтичный Дмитрий Лаленков. (Как видите, в этом спектакле собрались актеры из разных театров.) В финале истинное, вдохновенное искусство побеждает конъюнктурное «псевдо», и герои спектакля во главе с исцеленной Беттиной поют «Sanctus». Свершилось...

Львовское театральное пространство было представлено на двух последних неделях фестиваля спектаклями «Театр в корзине» и Духовного театра «Воскресение». Но подлинным эстетическим событием в данном случае можно было назвать лишь первую постановку — своего рода западно-украинскую балладу по мотивам «Украденого щастя» Ивана Франко. Термин «баллада» в данном случае не случаен — спектакль «Театр в корзине» самым парадоксальным образом напоминал «Испанскую балладу» Фейхтвангера с ее страстью, настоянной на отчаянии и смерти.

Классическая пьеса заговорила в этой постановке на пронзительном, страстном, балладном языке. Страсти подогревал барабанный рокот — актеры отстукивали ритм страдания и смерти и очищения через страдания и смерть, сдобренный тягучим женским пением. Режиссер Ирина Волицкая намеренно переполнила спектакль музыкой и танцем, так что он превратился в музыкально-хореографическую миниатюру на тему даже не украденного счастья, а украденной страсти. Особенно эффектно выглядел демонический Михайло (Владимир Губанов), как-то померкший в спектакле Духовного театра «Воскресение».

Вообще «Березілля-2001» отличалось повышенной музыкальной восприимчивостью. Самые яркие спектакли фестиваля были музыкально-драматическими, а в рамках проекта «Новая опера Украины» в Доме органной и камерной музыки состоялся концерт известного отечественного композитора Михаила Шуха. Собственно говоря, название «Новая опера Украины» не соответствовало сути проекта, поскольку композиторская деятельность Михаила Шуха далека от оперной. Как признался сам композитор, его больше интересует театр звуков, чем театр людей. В Органном доме состоялась премьера шуховского реквиема «Lux aeterna» на канонические латинские тексты и стихи русских символистов. Стихия Михаила Шуха, автора многочисленных органных месс и духовных концертов, — сакральная музыка.

Актер и режиссер Михаил Мельник — соучредитель «Березілля» и основатель Театра одного актера «Крик» (Днепропетровск) — приехал на фестиваль с постановкой по мотивам нашумевшего романа Патрика Зюскинда «Парфюмер». История в этом романе изложена, мягко говоря, жутковатая — парфюмер убивает молоденьких девушек, чтобы всласть надышаться их запахом и пополнить свою ароматическую коллекцию. Правда, у Зюскинда ужас происходящего смягчается несколько анекдотической манерой изложения, как будто автор шепчет на ухо читателю: «Я тебя все пугаю и пугаю, но тебе ведь не страшно, правда?» В мельниковской постановке никакого светлого луча иронии в темном царстве парфюмерной жути не осталось, так что зрителю пришлось принять все всерьез и не на шутку испугаться. А вдруг «гений и злодейство» — две вещи совместимые, и иначе быть не может? Может, если не терять светлой иронии и чувства юмора. Словом, «он пугает, а мне не страшно», как говорил Лев Толстой о своем младшем современнике.

«Березіллю-2002» хотелось бы пожелать возвращения к милому, доброму космполитизму. Если уж фестиваль называется международным, то приходится соответствовать. Название обязывает...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно