ГИГАНТ ДУХА, ПОСТИЖИМЫЙ И НЕПОСТИЖИМЫЙ. О ДЕСЯТЫХ СКОВОРОДИНОВСКИХ ЧТЕНИЯХ В ПЕРЕЯСЛАВЕ

2 ноября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 2 ноября-9 ноября

Не будь ни вельможей, ни ростовщиком, ни алкидом, ни пигмеем. Будь только человеком — слышишь? Человеком — и обретешь благо...

Не будь ни вельможей, ни ростовщиком, ни алкидом, ни пигмеем. Будь только человеком — слышишь? Человеком — и обретешь благо.

 

Григорий Сковорода

Иван Стогний
Участники Сковородиновских чтений
Иван Стогний

Десятые Сковородиновские чтения состоялись в Переяслав-Хмельницком государственном педагогическом институте имени Григория Сковороды. Это событие. Событие далеко на местного значения. Традиционно сковородиноведы съезжаются сюда каждые два года. Уже девятнадцать лет отделяет нас от первых Сковородиновских чтений.

Участники Сковородиновских чтений

Имеем удобный случай поздравить переяславских работников образования, всю общественность Переяславщины с 15-летием их института. Он — серебряный призер международной выставки «Современное образование в Украине-2001». Сегодня здесь учится 4500 студентов. Учебно-воспитательный процесс в вузе обеспечивают 26 кафедр, в составе которых работают два действительных члена-корреспондента и четыре члена-корреспондента АПН Украины, 15 докторов наук, 18 профессоров, 100 кандидатов наук, 63 доцента. Институт готовит научные кадры через собственную аспирантуру. За 15 лет подготовлено 7536 специалистов. Статистика суха, но весьма красноречива.

Стараниями коллектива, возглавляемого первым ректором Иваном Стогнием и его последователем Виктором Коцуром, этот очаг просвещения из филиала вырос в самостоятельный институт. Учение Сковороды, его образ, имя мыслителя вдохновляют переяславских школьников, студентов, аспирантов, педагогов и научных работников на поиски истины, добра и красоты. Не могут помешать ни материальные, ни финансовые трудности — коллектив института преодолевает их, он формируется в мощный интеллектуальный центр, борется за статус университета.

Судьба. Призвание.
Дело жизни

 

Когда меня спросили, какое впечатление произвели на меня десятые Сковородиновские чтения, я отделался шуткой:

— Быстренько несите дневники. Всем ставлю по двенадцать баллов.

— Так уж и всем? И по двенадцать?

— Да, всем выступившим по двенадцать.

Ведь понятно же: принцип оценивания массовых спортивных забегов, когда главное — не место среди победителей, а участие в соревнованиях, здесь неприемлем. Разные исследовательские силы по-разному проявились.

Учтем: и проезд, и питание, и проживание все участники чтений оплачивали из собственного кармана. А приехали они из Львова и Харькова, Николаева и Сум, из стольного Киева и Золочевского района (Харьковщина) — родины философа... И если потомок великого сына Украины — Григорий Соляник, директор Чорнухинской мемориальной усадьбы Григория Сковороды, на таких чтениях был впервые, то хорошо известные в литературоведческих и писательских кругах Олекса Мишанич и Мыкола Сулима, кажется, не участвовали только в первых чтениях. Это уже судьба. Это призвание. Это дело жизни.

От высоко титулованных, опытных ученых до аспирантов — все проявили свое искреннее уважение к нашему любомудру своей исследовательской любознательностью. И я просто растерян: как же мне быть? Надо было бы хоть вспомнить имя и тему выступления каждого участника! Однако это невозможно, ведь в работе философской и филологической секций участвовало в общем более тридцати докладчиков.

Все они казались мне большой группой художников-реставраторов, которые чрезвычайно добросовестно восстанавливают украшения старинного храма, где под убогой мазаниной разных веков скрывается первозданная художественная красота: настенные росписи, фрески, мозаика... Так и фрески философской мудрости Григория Саввича приходится ныне реставрировать, очищать их от фальши идеологических наслоений, дабы правда его учения и правда о нем самом, столь нужная нам именно сегодня, воссияла первозданной свежестью, всеми гранями его гениального мышления!

Григорий Сковорода должен явиться перед своей Отчизной и всем миром в непревзойденной своей самобытности. Не примитизированным богомольцем с сумой за плечом, палкой в руке и с пастушьей свирелью. И не ярым богоборцем, едва ли не революционером-демократом. Сковорода должен быть самим собою: мыслителем-гуманистом измерения планетарного. Национальная же самобытность учения нашего соотечественника столь созвучна тысячелетним достижениям общечеловеческой культуры!

Это тем более нужно, что мы имеем достаточные основания говорить о тенденциозном умалчивании мирового значения наследия нашего просветителя. Скажем, в фундаментальном труде, коим является «Философский энциклопедический словарь» (М., «Советская энциклопедия», 1989), в обзоре достижений мировой философии (статья «Философия») не упомянуты даже имена Григория Сковороды и Тараса Шевченко! Имена двух крупнейших гуманистов мирового масштаба! Не вписывается, видите ли, украинская философская школа (с ее «Могилянкой»!) в контекст мировой мудрости! Имена Владимира Вернадского и Николая Холодного (кстати, нашего гениального земляка-переяславца, всемирно известного микробиолога) в указанной статье приписаны... российской философии, в частности такой линии в ней, как «русс. космизм».

Итак, нас радует возвращение Сковороды. Не чудака-отшельника, замкнувшегося в себе, самоотрешившегося от украинской жизни, от родного народа и всего мира. «Не философ-книжник, не богословствующий созерцатель-мистик, а философ-новатор, выразитель нужды народной — таков Сковорода как мыслитель».

Иван Стогний подчеркивает бескомпромиссность мысли философа, его мужество в борьбе за лучшую судьбу своего народа, высокую требовательность к себе. В деятельности, в способе мышления и характере всегда проявлялась целостность его натуры. Это и позволило ему не только подать пример большого свободолюбия своим современникам, но и прийти в наш век живым, увлекающимся, жадным к жизни, трудолюбивым, непримиримым врагом человеческих недостатков и слабостей. Ничто не могло сбить его с выбранного пути служения родному народу — ни обещания чинов, ни высокие духовные должности, ни царские приманки. Главный его ранний и поздний путь — к народу и в народе. «А мой жребий с голяками...»

Я слушал докладчиков на чтениях и представлял, сколь скованными, зажатыми в тесные рамки советских стереотипов, сковородиноведческих стандартов были бы они ранее, во времена идеологического диктата. Раскрепощенная мысль, честный взгляд на вклад украинцев в сокровищницу мировой культуры, осознание нашего не последнего места в процессе ее созидания — таким предстает сегодня перед публикой и седовласый ученый, и молодой исследователь независимой Украины.

Досадно, что нельзя одновременно быть и на выступлениях философов, и на выступлениях литературоведов! Ведь и там и там сосредоточились мощные и интересные исследовательские силы. Я видел, как трудно было разорваться надвое и проректору по научной работе Сергею Рыку. Как хозяин он старался уделить побольше внимания обеим секциям, способствовать их плодотворному труду.

Все доклады были одобрены и рекомендованы к печати. Стало уже хорошей традицией издавать материалы Сковородиновских чтений отдельными сборниками. Это благородное, но, разумеется, хлопотное дело берут на свои плечи Институт философии НАН Украины имени Григория Сковороды и Переяслав-Хмельницкий государственный педагогический институт имени Григория Сковороды.

Первый такой сборник под названием «Сковорода Григорій. Дослідження. Розвідки. Матеріали» вышел в 1992 году. В 1997-м издана книга «Сковорода Григорій: образ мислителя». Третий сборник «Переяславська земля і світ людини» выпущен в 1998 году.

Материалы девятых и десятых чтений, надеемся, достойно послужат празднованию 280-летия со дня рождения великого философа, писателя, педагога и музыканта. Вот тогда мы, уже в книге, будем иметь возможность почувствовать широкий, максимально приближенный к объективности, действительно научный философско-мировоззренческий анализ творчества Григория Сковороды в контексте развития и украинской, и мировой культуры.

В новом издании увидим целое созвездие имен как уже известных и глубоко уважаемых ученых, так и молодых исследователей. Рядом с трудами Олексы Мишанича, Мыколы Сулимы, Григория Вербы, Мыколы Корпанюка, Инны Березы (Николаев), Александра Борзенко, Михаила Сподарца (Харьков), Валентины Владимировой, Валентины Захаровой (Сумы) и других будут помещены исследования новобранцев сковородиноведения — аспирантов Оксаны Свириденко и Виты Лысенко...

Секцию философов достойно представили Иван Стогний, Николай Киселев, Ярослава Стратий, Юрий Мелешин, Валентина Никитина и др. Интересные сообщения сделали Наталья Юхименко, Алла Рубан, Елена Свириденко, Дмитрий Соляник...

Член-корреспондент НАН Украины, завотделом Института литературы имени Тараса Шевченко Олекса Мишанич напомнил участникам чтений, что о той или иной стране в литературоведческих кругах мира судят по двум критериям: 1) переведено ли на ее язык Святое Писание и 2) имеются ли в этой стране словари классических языков — латыни и греческого?

И вот такая неожиданная приятность! Супруги-львовяне — Александра и Мирослав Трофимуки — привезли с собой в Переяслав только что изданный Институтом неолатинистики Львовской богословской академии латинско-украинский словарь! Как указано в аннотации, словарь содержит перевод на украинский язык около 30 000 латинских слов. Наряду с современной лексикой, в нем содержатся также соответствующие переводы латинских понятий, характерные для украинской ментальности эпохи Гетманщины, начала ХХ в. Словарь составлен по авторской компьютерной программе и адресован ученикам гимназий, студентам, преподавателям, научным работникам, переводчикам.

Олекса Мишанич высказался за то, чтобы на международном конгрессе украинцев в 2002 году в Черновцах сковородиноведение было представлено отдельной секцией.

 

Григорий Сковорода
и современность,
или Все сначала?

 

Странная вещь! Отшумело целое тысячелетие! Тысяча лет прогремела по Украине-Руси, а задачи перед ней остались те же.

Свобода! И вправду, что может быть желаннее для человека?! И сколько можно об этом напоминать! Не о нас ли это писал Вольтер в «Истории Карла ІІ» (1730): «L’Ukraine a tonjours aspмre a la liberte» — Украина всегда нацелена к Свободе, воодушевлен свободой» (по С.Шелухину).

И у Сковороды стихотворение «De libertate» — о свободе. Наш философ — свидетель того, как Украина теряла свою автономию. Поэтому он напоминал своим современникам об «отце вольности» — Хмельницком как о народном герое, «знаменитом муже».

Ну а кто, как не Сковорода, напомнил сегодняшним «жрецам» морали «несытьства» (олигархам и им подобным), что «серце смысленного укрепляется в телесь его красотою и мудростию», а не, прошу прощения, «жрачкой» (у Сковороды — «тучная ярь»)? Ведь скольких их, «защитников народа», заграбаставших огромные массивы земли и лесов, обгородивших их бетонными столбами и колючей проволокой (да хотя бы в Среднем Поднепровье), — скольких их, «очень народных», снедает разве что все та же «тучная ярь» в номенклатурном корыте! А их заветная мечта — парламентская неприкосновенность!

Иван Стогний, выступивший на чтениях с докладом «Г.Сковорода о свободе и справедливости» (кстати, одним из обстоятельнейших), особо подчеркнул мысль о расслоении тогдашнего общества. Лагерю богатых и знатных, сосредоточившему в своих руках все материальные и духовные блага, противостоит лагерь бедняков... В «Разговоре пяти путников о истинном счастии в жизни» философ изобразил яркую картину паразитической жизни богатых и знатных, их гонку за чувственными наслаждениями. Сковорода показал, что богатые и знатные бездельники, живущие за счет ограбления бедного люда, стараются всеми средствами принести «радость» своему сердцу. Для этого они получают высокие чины, выдумывают разные напитки, кушанья, закуски для услаждения вкуса, устраивают великое множество концертов, танцев для веселья, готовят с приятным запахом спирты, порошки, помады, духи и пр. Перечисляя средства, при помощи которых богатые и знатные стремятся «взвеселить дух свой», Сковорода обвиняет господствующие классы в том, что их «радість сердешна» дорого стоит простому народу!

Вот характеристика верхушки тогдашнего общества в оценке Сковороды: «Повсюду царит преступление, роскошь и грязное сладострастие... Люди заботятся, дабы угодить желудку и тленной плоти». Они пренебрегают общечеловеческими ценностями и приоритетами: свободой и справедливостью.

Собственная жизнь Сковороды, моральная чистота его помыслов и стремлений, постоянные странствования были близки и понятны трудовому люду. Мыслитель не имел собственной крыши над головой, семьи, никакого имущества, непоколебимо верстал свой путь. Это непривычное жизненное поведение Сковороды и его учение взаимодополнялись. Он искал счастья для всех, и прежде всего для порабощенных масс, которые должны были прийти в будущем к утверждению справедливого, свободного от «вражды и раздора», разумному, трудовому обществу. По М.Ковалинскому: жизни Сковороды, полностью согласованной с его наукой, посвященной исключительно деятельной любви к ближнему, нужно подражать.

А в каком напряженно драматическом, если не трагическом конфликте пребывают сегодня Природа и ее «венец»! Ненормальные отношения, сложившиеся в последние полстолетия между Природой и человеком, должны бы беспокоить всех! Действительно, как объяснить, что современный человек, так углубившись в тайны мира, вместе с тем так позорно отстал в собственном духовном усовершенствовании. О большой аморальности человечества свидетельствует тот факт, что, достигнув феноменальных успехов в научно-техническом прогрессе, мы все более мельчаем душой.

Разве не этой преступной безответственностью объясняются десятки планетарных катастроф, грозящих неисправимыми бедами не только Природе, но и самому человеку! А тогда спрашиваем: почему нам нечего есть? Почему столь многие из нас болеют и умирают преждевременно?

А ведь есть у нас Сковорода, который учил и учит: «С природой жить и с Богом быть — одно и то же». Пренебрегли! И Природу, и самого Господа! А у него же, у Сковороды, есть, говорят, хороших две тысячи ссылок на Библию. «Сия книга вечная, книга Божа, книга Небесна». Это ключевые слова для понимания Сковороды. «Розбий сон своїм очам, о нещасний мертвече! Підіймись на свої ноги! А може зрозумієш, що таке Христос, світло світа».

Человек должен постоянно заглядывать себе в душу, очищать «сю господиню нашого тіла» — советовал философ. Мы же, «буйные», не заглядываем и не очищаем. «Измерили море, землю, воздух и небеса и побеспокоили чрево земли ради металлов, размежевали планеты, доискались на Луне гор, рек и городов, нашли закомплектных миров тьму-тьмущую, строим непонятные машины, засыпаем бездны... что день новые опыты и дикие изобретения» (Сковорода).

Одним словом, неспособны «унять свой гонор и потребительский эгоизм», как констатировала конференция ООН по окружающей среде в Рио-де-Жанейро (1992). Впрочем, по А.Уайтхеду: «Глупость умных людей с ясный головой, но узким мировоззрением обусловила много катастроф».

Чтения в Переяславе в этом году засвидетельствовали: в Украине есть интеллектуальный цвет, которому дорого как сковородиноведение, так и шевченковедение. Местные работники просвещения инициируют всеукраинскую, а может (почему бы и нет?), и всемирную акцию: положить начало Переяславской осени. Наподобие пушкинской Болдинской осени в России.

Поскольку гениальный Сковорода начал каторжный труд по выведению нас из «країни тетерваків» в «країну жайворонків», то есть из Малороссии — в Украину, а гениальный Шевченко продолжил этот каторжный труд, — надо бы превратить Переяслав в нашу духовную Мекку и все-таки положить начало этой самой Переяславской осени!

Но... о чем это я!.. Ведь в музейной столице Украины — Переяславе — до сих нет даже отдельного музея Тараса Шевченко!!!

Говорят, что «футболисты» от образования и науки рекомендуют в 9—11 классах, где изучается история украинской литературы хронологически, изымать, переносить «для самостоятельного чтения», снимать «для обзорного изучения» следующие темы: народная драма, «Велесова книга», отдельные произведения Т.Шевченко, Леси Украинки, В.Стефаника, М.Коцюбинского, Остапа Вишни, Е.Маланюка, Ю.Мушкетика... В «обзорное» ознакомление вошли также переводная и оригинальная мировая литература, казацкие летописи, творчество М.Шашкевича, украинская драматургия второй половины ХІХ века, творчество П.Грабовского, С.Васильченко, А.Малышко,
В. Барки и др! А на изучение творчества Григория Сковороды отводится два часа. Какие же моральные ценности приобретет ученик?

«Я презираю Крезов, не завидую Юлиям, равнодушен к Демосфенам, жалею богатых: пусть владеют себе, чем хотят. Я же, если я имею друзей, чувствую себя не только счастливым, но и счастливейшим».

Так мог сказать только Сковорода.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно