ФЕСТИВАЛЬ ДУХОВНОЙ МУЗЫКИ — ЗА И ПРОТИВ

19 сентября, 2003, 00:00 Распечатать

Год культуры в Украине… Согласитесь, звучит внушительно. Однако все деятели культуры в легком зам...

Год культуры в Украине… Согласитесь, звучит внушительно. Однако все деятели культуры в легком замешательстве, потому что «год культуры» для них означает лишь то, что бюджетные средства выделяются сугубо на популярные мероприятия массового толка (читай — на попсу). Об истинной культуре, о высоком искусстве, о духовности, о национальных традициях речи нет. Это само собой разумеющееся, а точнее — побочное явление в современной Украине. Большинство (впрочем, почти все) свято верят в то, что культура и ее будущее в руках наших меценатов, то есть бизнесменов, соблаговоляющих поддерживать ее материально. Этот умопомрачительный миф давно следует развеять, поскольку во всем цивилизованном мире культура — одна из первоочередных забот государства, а меценаты могут лишь проявлять свою добрую волю, и никто не вправе их обязывать. Но как бы то ни было, пока что остается уповать только на меценатов. Успех большинства культурных проектов зависит от способности творческих организаторов находить общий язык с руководителями и представителями коммерческих структур, убеждать их в необходимости задуманного, а для этого нужно быть и дипломатом, и лицедеем, и — что немаловажно — иметь прямые связи (или хотя бы знакомства) с этими людьми. Еще какое-то время можно так продержаться, но чем дальше, тем сложнее. Не думайте, что коммерсантам выгодно заниматься меценатством. Они это делают себе в ущерб, поскольку наше законодательство поставило спонсорскую деятельность в кабальные условия. Эта ситуация может разрешиться положительно только в том случае, когда само государство, его властные структуры займутся культурой вплотную. Эта гипотеза, очень похожая на миф, вряд ли в ближайшее время станет действительностью.

Если культурный проект малого объема не требует больших человеческих, творческих и материальных ресурсов, то с масштабными проектами, фестивалями дело обстоит иначе. Фестивальная жизнь, так называемое фестивальное движение в Украине — это большая проблема. Как правило, после проведения фестиваля (если это удается) как у творческих, так и у коммерческих организаторов начинается головная боль, как не остаться в убытке, а главное — не быть должниками тому самому бюджету, в который поступают немалые налоги от проведенного мероприятия. Я, правда, слегка преувеличиваю, фестивали — это убыточно де-юре, а де-факто никто себе в ущерб не работает. Мои невеселые размышления о культуре на этом заканчиваются, потому что я не хочу повергнуть читателя в тоску и депрессию: фестивальное закулисье — зрелище нерадостное.

Осенью вновь оживляются театрально-концертные и фестивальные сезоны. Как бы то ни было, культурная жизнь не стоит на месте, и мы вместе с ней продвигаемся вперед. На этот раз она увлекла нас на восток, в тихий городок Донецкой области Святогорск, где на склонах меловых гор стоит одна из старейших святых обителей — Святогорский мужской монастырь. Место удивительное. У берегов Северского Донца, на горных кручах, утопая в буйной зелени, являются взору купола храмов святой обители. Сам городок разместился на другом берегу реки, а здесь в отдалении от мирской суеты живут монахи, строго соблюдая свое затворничество.

На территории монастыря уже второй раз проходит всеукраинский хоровой фестиваль «Певческий собор на Святых Горах», благословленный Митрополитом Донецким и Мариупольским Илларионом. Творческий директор фестиваля — известный украинский композитор Михаил Шух. Заметим, что проведение подобного мероприятия, пусть даже посвященного духовной культуре, в таком месте — дело сложное, вызывающее много спорных вопросов. Ведь монастырь — это не фестивальная арена, даже если там звучит преимущественно духовная музыка. Поэтому сложности, с которыми столкнулись организаторы, а впоследствии — участники, гости и слушатели, легко было предвидеть. Настоятель отец Арсений был против того, чтобы хоры пели в Свято-Успенском соборе, и в результате петь пришлось перед собором. Вообще, большинство концертов фестиваля в Святогорске проходило на открытом воздухе. Можно себе представить, какие неудобства это доставило коллективам и слушателям. Ведь хоровое пение, за исключением народно-хорового, не рассчитано на открытые пространства, для этого нужна соответствующая акустика. Храм исключительно подходит для хора, но, к сожалению, не в нашей православной традиции пускать профессиональные хоры (за редким исключением) в церковь, хотя во всем мире уже давно стало нормой исполнение духовной музыки, в том числе и современных композиторов, профессиональными коллективами именно в храме. И в этом нет ничего предосудительного, потому что духовная музыка имеет также свое развитие, как и любая другая. Парадокс в следующем. Если бы в храмах исполняли только те песнопения, которые современны православной церкви, не возникало бы массы вопросов на тему «почему нельзя». В этом все мы справедливо усматривали бы сохранение традиций, ограничение нововведений, так называемый «канон» церковного пения. Но здесь совсем другая ситуация. Ведь старые распевы, например, знаменные распевы Киево-Печерской лавры, невменное, демественное пение не так часто услышишь в современном храме. Только отдельные регенты, и они действительно знатоки в своей области, поднимают этот пласт хоровой культуры, расшифровывают старинные записи и адаптируют их для современного хора. Если кто-то хочет услышать подобное, могу порекомендовать желающим службы Ионовского храма, находящегося на территории нового Ботанического сада, где поет мужской хор под управлением Дмитрия Болгарского. Но, к сожалению, я вряд ли еще могу назвать подобные церкви. Есть, конечно, регенты-подвижники, которые используют в службе несколько старинных песнопений. Но сложность исполнения прежде всего связана с «нетрадиционностью» музыки, иными словами — наши стереотипы, а хористы этому весьма подвержены, построены совершенно на другом. Ведь то, что ошибочно называют традиционной церковной музыкой, — это музыка XIX века, и то не самая лучшая, но тем не менее канонизированная. Эта проблема глубока, серьезна и предназначена для научных исследований. Я говорю об этом потому, что здесь, на фестивале, все мы столкнулись с точно такой же ситуацией, характерной для большинства православных церквей — законсервированностью мышления.

Но в храм не пустили не только светские профессиональные хоры, поющие духовную музыку классиков и наших современников, но также хор Духовной семинарии и Академии Киево-Печерской лавры, так что исключения не сделали ни для кого. А ведь на фестивале собрались лучшие коллективы Украины: киевский хор «Крещатик» под управлением Ларисы Бухонской — основное действующее лицо фестиваля, мужская хоровая капелла им. Ревуцкого под управлением Зиновия-Богдана Анткива, женский хор Киевского музыкального училища им. Глиэра под управлением Галины Горбатенко, хор Донецкой музыкальной академии им. Прокофьева под управлением Алиме Мурзаевой. Это основные действующие лица. Были еще и «неосновные», приехавшие на «Певческое поле» под открытым небом (что и было запланировано) на второй день фестиваля.

Исполнителей было много, разных составов, разного уровня, разных традиций, а в целом у меня сложилось довольно странное впечатление, и это было открытием: коллективы учебных заведений, прежде всего женский хор Киевского училища Глиэра под управлением Галины Горбатенко, а также хоры Донецкой консерватории и училища выглядели убедительнее, чем профессиональные. Оказывается, за оценки поют лучше, чем за зарплату. Как-то несправедливо распределили фестивальную программу между коллективами. «Крещатик», взваливший на себя основную часть фестивальной программы, также выступил в роли экспериментального хора — участвовал в мастер-классе профессора Бостонского университета Андре де Квадроса, уроженца Индии. С хористами он разучил три миниатюры. Индийский хор — само по себе противоречие, ведь в Индии нет многоголосья, однако индийский композитор, получивший образование в Европе, решил поэкспериментировать, и получилось что-то похожее на музыку из индийского кино. Малайзийская песня вообще не вызвала никаких азиатских ассоциаций, а больше американских. Хористы и публика забавлялись, и атмосфера на мастер-классе профессора из Бостона была веселой и непринужденной. Еще один зарубежный гость — председатель Краковского союза композиторов Польши Ержи Станкевич — прочел лекцию о современной хоровой польской музыке со множеством музыкальных иллюстраций.

Последний день фестиваля прошел в Донецком оперном театре им. Соловьяненко. Кульминационным он стал потому, что наконец-то собрался полный зал слушателей, в отличие от того, что было в три предыдущих фестивальных дня в Святогорске, который стоит в чудесном месте, но, к сожалению, вдали от больших городов. И поначалу у меня возникло стойкое ощущение, что я нахожусь на закрытой выездной сессии киевских хоровых коллективов.

Фестиваль отзвучал, оставив в тишине и покое стены Святогорского монастыря и простившись с ним до будущего года. Хотелось бы, чтоб его организаторы и в следующий раз смогли убедить настоятеля обители в необходимости такого песенного праздника.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно