"Энеида": времена без героя

1 февраля, 2013, 18:55 Распечатать Выпуск №4, 1 февраля-8 февраля

"Энеида" Сергея Павлюка получилась созвучной нашему времени. При всем масштабе социальных обобщений это произведение захватывает мощью. Здесь яркие эмоции, пища для ума, актерские удачи, цельность замысла режиссера и художника. 

Сцена из спектакля «Энеида»

"Энеида" Ивана Котляревского — привлекательный материал для сценических адаптаций. В анналах нашей театральной истории знаковым событием остается легендарный киевский спектакль конца 80-х, поставленный Сергеем Данченко (музыка Сергея Бедусенко). В начале 2000-х Национальную премию имени Тараса Шевченко снискала "Энеида" в Донецком академическом театре (постановка Виктора Шулакова). И вот в Херсонском академическом муздрамтеатре имени М.Кулиша в мистерии по мотивам одноименной поэмы И.Котляревского новую сценическую жизнь "парубку моторному" Энею подарил режиссер (он же автор инсценизации) Сергей Павлюк. 

Между киевским и херсонским спектаклями разрыв более чем в четверть века. Но если спектакль С.Данченко стал идеалом художественного обобщения на своем историческом отрезке времени, то мистерия С.Павлюка вполне может стать в определенном смысле знаковой театральной констатацией итогов нашей двадцатилетней независимости...

Когда развал Советского Союза оказался неизбежным и впереди забрезжила возможность реальной независимости, актуальность в Украине приобрел образ героя национального. Его жаждали видеть на экране, на сцене… 

Возвращаясь в прошлое, замечу, что Эней в исполнении Анатолия Хостикоева (в спектакле Сергея Данченко) был идеалом мужчины и героя. Никто из зрителей не сомневался, что именно такой статный, могучий красавец (точно с божественными корнями!) сумеет победить всех и вся. И построить новую Украину. Ведь Эней хоть и строил с троянцами новый Рим, многие понимали, какую страну имел в виду автор… Легендарная "Энеида" занимала в репертуаре франковцев достойное место. И даже после того как спектакль был снят с репертуара, Богдана Ступку (а он играл Автора) не покидала мысль о возобновлении этой постановки… Однако не случилось. Возможно, чувствовал Мастер: время тех героев, таких героев (какими их играл Хостикоев), увы, ушло…

Режиссер Сергей Павлюк — один из самых заметных современных украинских постановщиков. Как чуткий художник, он тонко улавливает вибрации нынешнего времени. Но, наверное, неспроста именно Энею он захотел дать возможность построить новую страну-мечту. 

В "Энеиде" как ни в каком ином материале возможен простор для ассоциативных размышлений. Ну а пока на пути к мечте "маємо те, що маємо…". 

Как известно, Иван Котляревский написал свою "Энеиду" как пародию на классическую поэму Вергилия. И Сергей Павлюк в своей сценической версии усиливает пародийные акценты Котляревского. Иронию автора он словно возводит в квадрат, и на сцене возникает гремучая смесь классического и современного… Возникает текстово-визуальный взрыв событийного ряда этой оригинальной истории, которую режиссер щедро насыщает параллелями с современностью. 

В то же время эта "Энеида", к сожалению, уже как бы без героя. Без того мужественного двухметрового любимца богов (памятного многим по спектаклю Данченко). На первый план современной украинской действительности и современного украинского театра выходит невзрачный, смекалисто-хитроватый украинец… Герой нашего времени? Словно пародия на того мифически-всемогущего Энея. 

Как нельзя лучше в режиссерскую концепцию сегодняшнего героя вписывается исполнитель роли Энея Александр Мельник. Этот одаренный актер, украшение херсонской труппы, обладает способностью к высокому комедийному лицедейству. И его безупречная органика делает любой пародийный пассаж изысканным виражом, обогащающим общее движение спектакля. И хоть этот Эней-Мельник деятелен, смел и виртуозно владеет саблей (сцена казацких круток саблями опять возвращает к франковской "Энеиде", где актеры в кровь стирали руки, выделывая неимоверные фигуры с этим оружием и собственным телом, демонстрируя чудеса физической подготовки), он — герой ведомый. Руководить грандиозным действом режиссер поручает казаку Мамаю (Сергей Кияшко). Он словно оживший персонаж известной картины, сидящий с бандурой в руках. И песня его оттуда, от сковородинских истоков: "Всякому городу нрав и права, всяка имеет свой ум голова…" Да уж, дадут зрителю полюбоваться и на головы всякие, и на их умы неразумные…

Мамай-Кияшко от имени автора будет комментировать все события, удивительно точно интонируя текст Котляревского и передавая всю его красоту, логично акцентируя нужное слово или фразу. Он — средоточие народной мудрости, совесть нации, знаковый национальный символ, проводник главной финальной мысли о том, что опираться можно только на свое — истинно народное и правдивое, только оно сможет спасти нас.

Как всегда у художника Сергея Рыдванецкого, декорация спектакля масштабная, многоплановая и необычайно красивая. Чувству прекрасного способствуют изобретательный крой и вид сценических костюмов с преобладанием белого цвета (Наталья Рыдванецкая). Выразительных сценографических образов, как и режиссерских задумок С.Павлюка, хватило бы на несколько постановок. В грандиозной декорации можно увидеть прототип вертепа, стилизованного, впрочем, сообразно действию. Какой бы ни был спектакль, в художественном оформлении С.Рыдванецкого всегда присутствует центральная фигура, вокруг которой все вращается в буквальном и эмоциональном смысле. Так получилось и на этот раз: подвешенное бревно трансформируется то в корабельную мачту, то в сам корабль, на котором Энеево войско носится по воображаемым волнам. 

Как только поворотный круг выкатит трехуровневую круглую стену, изображающую развалины Колизея, в воздухе сразу затрепещет нечто итальянское и не покажется смешным античное изображение Зевса в округлой арке окна, который помнит кровавые сражения гладиаторов. Но над реальным Зевсом (Антон Лысенко), вещающим с этого уровня божественного, смеяться придется, хоть и горько: высшая власть — равнодушная, сонная, принимает решения на основании доносов приближенных. Мир богов — это вседозволенность и пьянство, приказ главного — закон, каким бы абсурдным он ни был. Достаточно лишь придать украинскому языку характерную интонацию, чтобы зрители поняли, кто подразумевается.

Аду и раю, вопреки законам вертепа, художник предлагает существовать в одной плоскости. Эти недосягаемые для человека места постановщик изобразил двумя входами слева и справа сцены, словно предлагая поразмыслить: направо пойдешь — в рай попадешь, налево — … 

Хочется, конечно, в рай. Там и Мамай сидит у входа под роскошной яблоней с красными яблоками райскими, и камыш зеленый тихо шепчет... А у входа в ад — зловещие вспышки алого пламени, и уже сухой камыш грустно шелестит о былом... Авансценой "разливается" море синее, где флотилия игрушечных корабликов с дрожащими огоньками свечей отдается на волю бога Эола (Евгений Гамаюнов) и его подручных ветров, Нептуна (Александр Ковцун), вечных соперниц Юноны (Ружена Рублева) и Венеры (Елена Боруцкая).

В этой версии "итальянизированной" Украины все гипертрофированно, предельно нарочито. Режиссер фонтанирует метафорами, в которых без труда угадывается ментальный смысл и ассоциации с реальностью. Ведьма Севилла (Сергей Михайловский), получив взятку от Энея, трижды требует повторить эту приятную процедуру. Полупьяный царь Латин (Евгений Гамаюнов) благословляет Энея и Лавинию (Елена Боруцкая) не иконой, как полагается, а кубком, из которого только что пил вино. Казаки Низ (Руслан Вишнивецкий) и Эвриал (Сергей Михайловский), в предыдущей версии — герои, идущие на смерть ради отчизны, в современной "Энеиде" — пьяницы и клоуны, превращающие важное поручение в балаган. 

Херсонский спектакль насыщен музыкальным материалом (Олег Коструб, Сергей Павлюк): прекрасные народные песни, стилизованное исполнение, много пластических и танцевальных номеров (Юрий Бусс). В какой-то момент эмоции от этого музыкального калейдоскопа зашкаливают, но понимаешь: вот она — родная нынешняя Украина, которая только то и делает, что поет да пляшет. Одним словом, танцуют все! 

…"Энеида" Сергея Павлюка получилась созвучной нашему времени. При всем масштабе социальных обобщений это произведение захватывает мощью. Здесь яркие эмоции, пища для ума, актерские удачи, цельность замысла режиссера и художника. Образно очертив проблемы общественные и стремясь выполнить созидательную миссию творца, Сергей Павлюк сумел вычленить из полифонии негативных ассоциаций единый финальный мотив надежды. Он все-таки дал своему Энею возможность построить страну-мечту, мирную и идиллическую. И соединил всех персонажей в общем гимне-молитве "Многая лета" — "во здравіє, во спасеніє…". Может быть, времена без героев скоро закончатся? 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно