Два оленя в разных направленьях. «Молодость-2008»: проект, прожект, прогноз, пропаганда?

31 октября, 2008, 15:24 Распечатать Выпуск №41, 31 октября-8 ноября

Каждый кинофестиваль — это «проект». На закрытии 38-й киевской международной кино«Молодости» этот «проект» хвастался официозностью...

Каждый кинофестиваль — это «проект». На закрытии 38-й киевской международной кино«Молодости» этот «проект» хвастался официозностью. Демонстрировал свои творческие задатки (в том числе и шоуменского толка, когда к публике обратился сам Черновецкий). «Проект» был сентиментален, когда выдал сразу два Гран-при и отчаянно пропагандировал «зрелость» своей конкурсной программы. Иногда даже чересчур пропагандировал… Если принять во внимание победителя «Кинотавра-2008» — фильм «Шультес».

Призы на «Молодости» действительно раздавали очень грамотно. Но было от этого почему-то невесело. Все «связи» слишком очевидны. Настроения и вкусы фестиваля — тоже. Надстройка серьезности в стремлении быть не просто международным, но и известным, несколько трансформировала украинский проект под названием «Молодость» — она отчаянно стремилась повзрослеть.

Кино в этом году очень серьезное. С заявкой на самое мудрое прочтение мира. Похвальная амбициозность. Но на закрытии фестиваль вспомнил и о своих участниках 2005-го — бельгийское трио мимов-режиссеров, награжденное в том недалеком году за фильм «Айсберг». И вот на экране новое варьете-шоу в стиле Жака Тати — «Румба». Светлая, игровая история, каких уже давно не появлялось в конкурсе, каких не снимают современные дебютанты. Или не выбирают отборщики? И несколько странно выглядит эмблема «Молодости-2008» — барон Мюнгхаузен (распечатанный на всех буклетах).

Впрочем, за оживление его на экране, за самый фееричный показ всей программы — шедевр Терри Гильяма «Приключения барона Мюнгхаузена» — отдельное спасибо.

Что же все-таки представлял из себя «проект» «Молодость-2008», весьма символично вошедший в историю двумя скифскими оленями в Гран-при?

Очевидно, что фестиваль разрывается разнокалиберной деятельностью. Прямо противоположными программами и задачами. С одной стороны, политическая активность в презентации программы «Кино против тоталитаризма», ядром которой была критика России. Не выдержав надрывного спича документалиста Жана-Мишеля Каре («Система Путина»), возмутился кинокритик Александр Рутковский, кинувшей в лицо красивой пожилой западной продюсерше shame on you! («Постыдитесь!»), добавив, что смотрел не кино, а пропаганду, пусть и западную!

На другом полюсе «Молодости» — попытка тусовочного движения вокруг параллельного конкурса гей-лесби фильмов Sunny bunny. Давно потерявшая свою актуальность тема, а в Украине так и не успевшая зародиться, эта «проблема» сексуальных меньшинств нынче рассматривается через призму такого себе эстетского визионерства.

Как результат — приз полнометражному дебюту дочки Роберта Редфорда Эмми «Гитара», в котором героиня перед лицом смерти скандирует гимн обществу потребления оголтелым гедонизмом — шмотки, мужчины, женщины, гитара…

«Молодостость-2008» пыталась стать мудрым учителем, организовав несколько блестящих мастер-классов. На лекции продюсера Александра Роднянского остро стал вопрос не только мотивации молодых режиссеров, но кинообразования в целом, понимания сегодняшних реалий кинобизнеса, в которых, увы, тонут наши студенты и выпускники.

Традиционной оказалась синефильская ностальгия, куда вошли ретроспективы Жанны Моро и Адре Дельво.

Но вот конкурс…

Сам конкурс «среза» молодых кинематографистов был таким же спокойным, как эти ретроспективы. Ни жарких споров, ни провокаций, ни бесспорных открытий. Все весьма знакомое. Многажды перепетое. Как с лучшим в этом году студенческим фильмом «Голышево», невероятно талантливой и трогательной, но совсем не оригинальной историей заброшенных в болгарском селе стариков. Не так давно, помнится, на «Молодости» побеждали фееричные российские «Старухи».

Проект «Молодость-2008» спокойно и без споров разошелся в разных направлениях. Один призовой олень достался иранской династии Мосхема Махмальбафа, чья младшая дочь Хана привезла фильм «Будда взорвался от стыда».

Другой вектор — очень сильный российский кандидат «Шультес».

Величины неравнозначные и противоположно удаленные. «Будда» — стандартное кино для фестиваля. Дебютное кино, но уже с именем. Молодое кино, но уже проблемное: обобщающий камершпиль — пятилетняя мусульманка стремится в школу. Пара красивых и сильных образов вроде финального призыва «Умри, чтобы стать свободной!» и абсолютная невовлеченность современного зрителя в красивое иранское кино.

И «Шультес» (режиссер Бакур Бакурадзе), которого никак не могли показать на фестивале. Авторы то отказывались от конкурса, то под занавес появлялись как ни в чем не бывало. «Шультес» выиграл приз. Но мог бы это сделать и в одиночку. Фильм невероятно осязаемый, липкий и некомфортный — чтобы забыть его через неделю после показа. Это фильм, чья физическая реальность давит зрителя — и в первую очередь нашего зрителя — катком. Безусловно, крепкая работа, совсем иной весовой категории, нежели прочие дебютанты, выглядела на «Молодости» белой вороной — картиной с совсем другого фестиваля.

Но как иначе и быть «проекту» «Молодость-2008», стремящемуся сохранить атмосферу и запал студенчества и приумножить бренд, поднять статус национального события? В одну телегу впрячь коня и трепетную лань? Иногда хватает и двух оленей.

Мненеие

Алла ДЕМИДОВА, актриса, член жюри 38-го международного кинофестиваля «Молодость»

— Меня на этом фестивале особенно поразили студенческие работы. Это самые первые их картины и они исключительно профессионально сделаны. Например, тот же «Голышево». То, что это профессионально, — ладно, этому мы уже как-то научились. Вообще талант — это выбор. Лежат два камня. Но один ты выбираешь, и он становится произведением искусства. А второй — нет. И в этом «Голышево»… Он выбирает этих старух и передает через них какое-то наивное, ушедшее время. Он ловит момент. И одновременно демонстрирует такой наив восприятия жизни.

Когда одну из этих старух долго зовут, потом сообщают, что кто-то умер, и она начинает плакать, а только потом задается вопросом — а кто же умер? Или в конце, когда они рассказывают сказку и слушают ее чисто по-детски наивно… И потом, как это снято! Можно из этой деревни сделать просто руины и грязь, несчастные забытые старухи, которые умирают и никому не нужны. А мне понравился именно этот добрый взгляд. Передать его очень сложно. Да и не свойственен он нашей эпохе. А здесь появляется! Помимо профессионализма —есть видение мира. Совершенно другое, чем-то же насилие на экране. Хотя и о насилии сегодня говорят интересно.

Мне запомнилась также короткометражка из Германии — «Дьявольские образы». Абсолютная история возникновения фашизма. В сюжете три парня. Первый обижает второго. И тогда приятель второго провоцирует первого на ссору и очень сильно избивает обидчика. А тот, кого обидели, просто снимает все на телефон. Возникновение фашизма! Интеллигент не вмешивается. Он просто снимает. Спорные качества самого фильма, но в этом маленьком эпизоде есть чистый философский взгляд. И эти вещи очень подкупают.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно