ДНЕПРОВСКИЕ КРУЧИ: УДАРИМ СТРОЙКОЙ ПО «ДИКОМУ ЛЕСУ»?

22 августа, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №32, 22 августа-29 августа

«Стройка века», в которую превратился центр столицы, выглядит, мягко говоря, парадоксально: возвод...

«Стройка века», в которую превратился центр столицы, выглядит, мягко говоря, парадоксально: возводятся офисные центры, «дорогое жилье», огромные средства идут на новые «комплексы с подземными паркингами», и в том же городе, в том же центре рушатся стены, трескаются фундаменты, дома приходят в аварийное состояние. Чинить их не спешат. На то есть причины: во-первых, чинить всегда менее доходно, чем строить. А во-вторых, пришедшее в аварийное состояние можно отселить и перестроить — что тоже доходно. Центр Киева все меньше принадлежит киевлянам (их в связи с застройкой отселяют в «спальные» районы) и все больше кому-то безликому и почти безымянному — инвестору и чиновнику. Только за последнее время киевляне по милости чиновников разных уровней потеряли несколько любимых уголочков. К одним из них теперь доступ закрыт (Дом с химерами, Кловский дворец), другие — потеряли свой особый дух и, соответственно, притягательность (урочище «Гончары и кожемяки»). Не исключено, что та же участь постигнет Мариинский парк, Парк академика Богомольца, днепровские склоны. Инвестор и чиновник лишены не только лиц и имен. Они, судя по всему, лишены еще и памяти. Иначе чем объяснить то, что о памятниках и истории они вспоминают только тогда, когда те начинают им мешать?

Жертвы голодомора под титановой пятой

История терпелива. Этим она коренным образом отличается от памятников истории. Наша история терпеливее многих. Она поместила в себя голодомор. Потом «юбилей голодомора». А теперь ситуацию вокруг мемориального комплекса голодомора. Напомню читателю, что в свое время национал-патриотам и украинской общественности больших трудов стоило убедить высшую власть, что следует установить памятник жертвам голодомора и политических репрессий. В конце прошлого года это удалось: Президент дал соответствующее распоряжение. Шестого марта во время парламентских слушаний, посвященных памяти жертв голодомора, под гром победных аплодисментов было принято решение соорудить по адресу ул.Январского восстания, 1 Государственный историко-мемориальный комплекс жертв голодомора и политических репрессий в составе монумента, музея, конференц-зала, научно-исследовательского центра и прочего. Проведение конкурса и обеспечение строительства возложили на Киевскую городскую администрацию. Эту победу парламентские национал-патриоты во главе с Л.Танюком записали на свой счет. Что ж, так оно и было.

С конкурсом тянуть не стали — в данный момент он уже подходит к завершению, решение жюри должно быть принято до 20 сентября. Но самое интересное, что конкурс в результате проходит совсем не на тех условиях, которые можно было прочитать в постановлении ВР. Так случилось, что 14 мая Кабмин издал распоряжение «согласиться с решением Киевского горсовета о сооружении Государственного историко-мемориального комплекса жертв голодомора... на земельном участке, прилегающем к Наводницкому парку по Набережному шоссе». Оставим на совести Л.Танюка и прочих представителей «патриотических кругов» в комитете по культуре и духовности (на который, в частности, был возложен контроль за выполнение постановления ВР от 6 марта) то, что они, столь принципиальные на публике, негласно допустили перенос мемориала из центра города в «парк Примакова». Трудно представить, чтобы это решение укрылось от их внимания, учитывая, что среди членов жюри конкурса мы видим И.Драча, П.Мовчана и Л.Танюка — наиболее пламенных парламентских борцов за «национальное самосознание».

И отдадим должное ловкости киевских чиновников от градостроения — они убили двух зайцев. Во-первых, строительство в Наводницком парке — красивое начало выполнения программы застройки днепровских круч и набережной, предложенной несколько лет назад главным архитектором столицы С.Бабушкиным. Ведь нельзя допустить, чтобы такое важное сооружение, куда, согласно распоряжению Президента, будут возить иностранные делегации, находилось в столь «диком» месте. А место и правда, мягко говоря, безлюдное и не очень уютное. Дело в том, что весь район, прилегающий к мосту Патона, мало располагает как к легкомысленным прогулкам, так и к медитациям: огромная транспортная развязка при въезде на мост, скоростная трасса, удаленность от прогулочных маршрутов и центральных улиц, близость трущоб, окружающих лодочную станцию. Замечу сразу, аргумент, что мемориал привлечет киевлян и их гостей к этим местам, весьма сомнительный. Например, установление в том же районе «Ладьи» не стало «фишкой» — да, сюда иногда приезжают брачные кортежи, но прогуливающихся толп здесь не бывает даже в самую хорошую погоду. То же самое грозит и мемориалу. С той только разницей, что кортежи будут не брачные, а дипломатические. А уж то, что над мемориалом с высокого холма будет нависать титаново-непобедимая «Родина-мать», и вовсе символично: история не просто терпелива — она еще и насмешница...

О втором же «зайце», убитом киевскими градостроителями, стоит сказать особо. В поисках ответа на вопрос, что именно заставило Киевсовет отказаться от идеи строительства мемориала на улице Январского восстания, 1, мы попадаем прямо на стройплощадку, разворачивающуюся по соседству, на Грушевского, 9а.

Ударная капиталистическая стройка

Напрасно вы будете искать «злой антиукраинский умысел» в перенесении мемориала жертв голодомора в Наводницкий парк. Просто в примыкающей к военной комендатуре (Январского восстания,1) зоне, на месте детского садика (Грушевского, 9а), еще полтора года назад, согласно распоряжению Киевгорадминистрации за подписью лично А.Омельченко, было дано разрешение на строительство 16-этажного жилого дома со встроенными офисными помещениями и подземной автостоянкой.

Казалось бы, «шрам» обвалившегося дома на улице Большой Васильковской еще свеж. После ЧП на совместной коллегии Госкомстроя и Госжилкоммунхоза начальники этих представительных организаций просто взвыли от градостроительных безобразий в стране и ее столице: мансард, «евроремонтов» с выбиванием несущих стен, строительства в охранных зонах. Симптоматично, что взвыли как раз те люди, на совести которых лежат все эти безобразия. Ведь именно эти организации выдают разрешения на строительство и принимают новостройки и «перестройки» в эксплуатацию. Заметьте, они не взяли на себя ответственность, не покинули своих кресел, они предложили «усилить контроль», написать объяснительную записку премьер-министру и устроить еще парочку заседаний по этому поводу. Должно быть, чиновники уверены, что мансарды и трещины в стенах и фундаментах исчезнут сами собой от этих вербальных упражнений.

После столь поучительного и, к счастью, бескровного обвала на Б.Васильковской ничего по сути не изменилось в градостроительной политике Киева. Ситуация вокруг стройки на Грушевского, 9а — один из множества примеров. Ради этого строительства Киевгорадминистрация дает разрешение на целый ряд «исключений»: начиная с того, что строительство планируется в охранной (заповедной) зоне, заканчивая тем, что «разрешители» даже не удосужились поинтересоваться проектом постройки — в распоряжении говорится о выполнении строительных работ одновременно с проектными. А параллельно с ними решается также вопрос о пользовании землей. Ударными темпами проводится инженерно-геологическая разведка.

К чему такая спешка? Почему бы не разработать в спокойной обстановке проект, представить его на суд отцов города и киевлян, произвести расчеты по смете и геологоразведочные работы? Конечно, Киев знает прецеденты — строительство Майдана Незалежности и Бессарабской площади, — но тогда речь шла об «ударной стройке», которая должна была закончиться к десятилетию Независимости. А что теперь подстегивает чиновников, которых мы привыкли обвинять в волоките? Почему работы на площадке по адресу Грушевского, 9а не прекращаются даже ночью?

Ответов может быть несколько. Начнем с того, что железо инвестора надо ковать пока горячо. Раз инвестор есть — упускать его нельзя, а если он спешит — не надо задерживать делового человека. Спешку инвестора тоже понять можно. Напомню, что в 1997 году примерно на том же месте другой инвестор собирался строить Хилтон-Президент Палас Отель. Но не получилось. С одной стороны, оказалось, что местечко не ахти — маленькая площадь, неважная почва, с другой стороны, вмешалась международная организация «Европа ностра», занимающаяся охраной архитектурных и природных ландшафтов.

Не хотелось бы комментировать позицию инвестора ООО «ИНВЕС», оказавшегося менее чувствительным к призывам общественности, судьбе киевского пейзажа и отчаянию жильцов соседнего дома. В конце концов, ООО «ИНВЕС» — ординарная «акула капитализма», твердо знающая, что такое клок земли в самом центра города Киева. И тут его спешку тоже можно понять — пока не принят кодекс законов о земле, он имеет возможность ухватить этот клок «в аренду сроком на пять лет» под строительство. Деловые интересы выше гражданских — ничего тут не попишешь. И даже то, что высотное здание на этом склоне, по прогнозам специалистов, долго не простоит, а заодно приведет в негодность еще и соседние постройки — жилой дом и здание комендатуры (между прочим, тоже памятник истории), — не аргумент для ООО «ИНВЕС». И уж, конечно, совсем ни к чему почтенному инвестору, собирающемуся застраивать едва ли не целый квартал вокруг здания комендатуры (от Грушевского, 9а до Январского восстания, 3), посреди всего этого строительного блеска Мемориал памяти жертв голодомора и политических репрессий. Как-то не вписывается. Да и клиент может попасться суеверный...

Но бог с ним, с инвестором. Гораздо интереснее позиция «отцов города», которые не просто дали разрешение на строительство, но еще и сделали так много «исключений». В своих «исключениях» они дошли до того, что позволили строить на заповедной территории и даже отхватить фрагмент Мариинского парка. Мэр А.Омельченко, гордо показывавший журналистам неделю назад «отреставрированный» Мариинский парк, «забыл» провести их в дальний уголок, где стоит строительное ограждение. Там вырубке подверглись все зеленые насаждения: 67 деревьев, среди которых, согласно заключению Киевзеленстроя, только четыре было в неудовлетворительном состоянии. Не распоряжение ли о «санитарной вырубке» в центральных парках стало еще одним фактором спешки горадминистрации и инвестора? Ведь в любое другое время вырубка деревьев в районе Мариинского парка шуму подняла бы немало.

Не нравится —не смотри

Спешку киевских чиновников в предоставлении стройплощадки тоже можно понять, если вспомнить на какое-то время забытый, но не умерший проект главного архитектора Киева С.Бабушкина по застройке днепровских склонов. Слова г-на Бабушкина о том, что «с Левого берега должен быть виден красивый город, а не дремучий лес», облетели весь Киев. Надо отдать должное этому чиновнику — он признается, что ему приятно быть популярным, и делает все возможное, чтобы о нем говорили. Причем что именно говорят, ему, судя по всему, не так уж важно — лишь бы фамилию правильно называли. Такой вот «феномен Поплавского». А с воплощением этого грандиозного проекта, конечно, подсуетиться стоит — ведь если днепровские кручи и правда будут включены в список мирового наследия ЮНЕСКО (эта возможность сейчас рассматривается), для строительства они будут закрыты. Конечно, там и теперь заповедная территория, на которой строить, согласно закону, нельзя. Но, как показывает практика киевского градостроения, если нельзя, но сильно хочется, то очень даже можно. Желание, разумеется, стимулируется наличием подходящего инвестора.

До какого-то времени Киев с гордостью носил титул «самого зеленого города». Даже теперь приезжие восхищаются его зеленой гривой. Но строительство добирается до этих «диких лесов». И эта политика коснулась не только днепровских склонов. Всего месяц назад угроза нависла над мемориальным парком академика Богомольца. Причем парк, находящийся в бессрочной аренде Института физиологии им.Богомольца и заложенный руками этого выдающегося ученого, «сдали» свои — директор Института физиологии П.Костюк своей рукой подписал согласие на прекращение права пользования частью парка, которая отойдет под строительство 22-этажного жилого дома по адресу Шелковичная, 39/1а. План строительства уже утвержден Киевгорадминистрацией. Жильцы мемориального дома (в первую очередь, разумеется, члены семьи академика Богомольца) подсчитали, что парк потеряет 56 деревьев, в том числе дуб, посаженный руками А.Богомольца в 1932г., с которого фактически начинался парк. Конечно, рядом с 22-этажной махиной остатки парка потеряют привлекательность, а в процессе строительства может произойти все что угодно. Достаточно вспомнить, что при реконструкции Майдана Незалежности некий шальной трактор «по чистой случайности» сравнял с землей фундамент Лядских ворот.

А все потому, что тесно в этом городе. Просто не продохнуть строителям от исторических мест и зеленых насаждений. То, чем еще недавно Киев гордился, стало поперек горла киевским чиновникам. С одной стороны, нельзя не согласиться с тем, что город должен строиться и развиваться. Но с другой, то, что происходит, трудно назвать развитием города — это, скорее, вырождение города, теряющего память, неповторимый облик, воздух. Теряющего жителей, выселяемых в «спальные» районы под видом «реконструкции исторической части города», где после реконструкции появляется дорогое жилье и офисные центры, а еще спустя какое-то время может и фасад упасть. С точки зрения все того же Бабушкина, нет смысла «расширять» Киев — на околицах чего-нибудь действительно выгодного не выкрутишь. То ли дело в центре. И чем больше препятствий для строительства — заповедники, археологические зоны, парки и т.п., тем дороже это обойдется инвестору. Идея «выселить» деловой центр на Левый берег пошла прахом — чиновникам от строительства это невыгодно, а инвесторам в свою очередь хочется ухватить кусочек земли именно в центре. И тем и другим, как вы понимаете, уже не так важно, как именно этот «исторический центр» будет выглядеть. Вот вам маленький пример все с тем же домом на Грушевского, 9а. Согласно ответу начальника Госархстройинспекции В.Папки (того самого, что после обвала на Б.Васильковской клеймил «строительные безобразия») на письмо народной артистки Марии Стефюк (жительницы дома №9 по ул. Грушевского), объемно-пространственного решения строения по адресу Грушевского, 9а еще нет. Окончательного заключения геологов о возможности стройки высокого здания тоже еще нет. Но подготовительные работы уже вовсю ведутся: площадка расчищена, детсад снесен, да и проект не так давно рассматривался на градсовете. Окончательного решения по проекту еще нет. Но ведь горадминистрация сделала «исключение», разрешив одновременно строить и разрабатывать проект. И говорит это только об одном — как именно будет выглядеть «красивый город», призванный заменить на днепровских кручах «дикий лес», чиновников особо не интересует. И тут неискоренимый г-н Бабушкин может дать нам с вами, киевляне и гости столицы, только один, излюбленный свой совет: «не нравится — не смотри».

Между мемориалом, братской могилой и каталажкой

Конечно, проект обустройства днепровской набережной мог бы оказаться довольно симпатичным. Киевляне не могут не согласиться, что скоростная трасса на столь романтичном берегу неуместна и ее следовало бы куда-то перенести, а набережную обустроить для приятного времяпрепровождения. Но проблема вот в чем: о том, какой быть набережной, нас с вами не спросят, как не спросили еще о многом и многом, происходящем в этом городе. Спросят об этом инвесторов — ведь кто платит, тот и музыку заказывает. Замечательно вот что: сколько статей ни пишется, сколько общественных акций по поводу архитектурных безобразий ни устраивается, а положение чиновников, ответственных за эти безобразия, остается непоколебимым. В ответ на оскорбленные возгласы и болезненное шипение при виде очередного «шедевра» мы рискуем нарваться на что-то вроде «не нравится — не смотри». «Самоуправляемость» столицы на поверку оказалась «неуправляемостью» кучки чиновников, на которых мы, избиратели, так и не научились влиять. На издевательское предложение главного архитектора «не смотреть» мы отвечаем по-прежнему — кухонным возмущением или просто скептической улыбкой. Это дает основание власти — в частности городской — для уверенности в том, что любое ее действие сойдет ей с рук. В этом смысле 1932—33 гг., отмеченные голодомором, мало чем отличаются от 2003-го. История с «выселением» мемориала куда подальше просто символична. Ведь как бы там ни было, а это памятник жертвам Власти, которые просто не умели сопротивляться ей.

Надо отдать должное жильцам дома №9 по Грушевского — они пытаются сопротивляться. Потому что боятся и потому что любят свой дом и свой город. «Когда начнется строительство, мы все рискуем оказаться в братской могиле», — говорят жильцы: согласно заключению независимой геологической экспертизы за подписью академика Академии строительства Украины Г.Черного, возведение здесь 16-этажного здания грозит оползнями, смещениями грунта, повышением уровня грунтовых вод и в конце концов разрушением дома №9, здания комендатуры и части Мариинского парка.

«Что же вы делаете, чтобы защититься? — спрашиваю я— Вы же понимаете, что петиция — слабый противовес деньгам инвестора». «Мы собирались выйти на улицу Грушевского и перекрыть движение, — признается одна из защитниц дома №9, — но нам сказали, что это бесполезно — нас просто загребут в каталажку».

Что ж, напугать украинца может каждый. Да что там его пугать — он и так живет в постоянном страхе в собственной стране и в собственном доме, вынужденный выбирать между опасностью попасть в каталажку или в братскую могилу под завалившимся домом. Страх перед каталажкой пока реальнее. Надолго ли?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно