Буря в стакане с искусством

1 апреля, 2005, 00:00 Распечатать

Послереволюционный период, который переживает сейчас Украина, необычайно активизировал художественные круги...

Послереволюционный период, который переживает сейчас Украина, необычайно активизировал художественные круги. Повсюду проходят бурные круглые столы, пишутся письма в Министерство культуры, обращения к Президенту и т. п. Художники, критики, кураторы, галерейщики выдвигают предложения по поводу обновления культурных институтов, высказывают свое видение новых векторов украинской культурной политики. Выбор европейского демократического пути развития страны открывает широкие перспективы для искусства, побуждая переоценить предыдущий опыт, скорректировать его национальные направления с учетом западных ценностей, сделать не только государственные, но и частные, общественные, корпоративные организационные инициативы важной составляющей развития культуры. Общественная активность, бесспорно, может способствовать формированию организационно-институциональной инфраструктуры, столь необходимой для полноценной художественной жизни и развития искусства. Но вместе с тем дают о себе знать и совсем другие стремления, цель которых — перераспределение сфер влияния, когда не столько создается что-то новое, сколько уничтожается уже существующее по знакомому принципу — чтобы у соседа хата сгорела, даже тогда, когда от этого пожара могут пострадать и собственные интересы.

Симптоматична в этом плане статья О.Петровой «Каким быть музею современного искусства Украины», напечатанная 19 февраля в «Зеркале недели». Ее содержание сводится к противопоставлению двух моделей музея современного искусства, который год обсуждаемых в украинских художественных кругах: что считать современным искусством, с какого времени начинать его отсчет в Украине — с начала 1960-х, относя к нему все несоцреалистические художественные явления советской эпохи, или же с середины 1980-х, со времен перестройки, которая выдвинула на передний план отечественного изобразительного искусства мощное поколение «украинской новой волны», положила начало новым для Украины художественным практикам и современным видам искусства (инсталляции, видео, перформансы, художественные акции и т. п.), впервые после авангарда начала ХХ века подключив ее к мировым творческим направлениям. Именно это искусство Украины привлекает внимание на международных выставках в последние десятилетия, именно оно порождает новые творческие предложения, явления, тенденции.

Обе модели не исключают друг друга. Тем более что отечественное искусство ХХ века в целом и его второй половины в частности фактически не представлено в наших музеях: произведения начала века, знаменитый украинский авангард, искусство 1920-х годов, как известно, распылено по разным странам, частично уничтожено советскими идеологическими «зачистками»; неофициальное искусство 1960—1980 годов вообще до сих пор не попало в сферу музейной систематизации, в Украине нет ни одной значительной коллекции, где были бы представлены его ведущие художники и программные произведения. Сегодня «выпадение из истории искусства» грозит постмодернистскому периоду отечественной художественной культуры, который совпал в Украине с годами независимости, ведь и здесь многие программные работы уже находятся за границей либо осели в частных собраниях. Так что же мешает открыть в Украине несколько новых музеев, сформировать несколько больших художественных коллекций, где, наконец, было бы представлено все многообразие нашего искусства — и отечественные версии модернизма середины века, и концептуалистско-постмодерновые образы последних десятилетий?

Но, к сожалению, дело в данном случае не в этом. Художественный музей сегодня — это большие деньги, новые помещения. Это, в конце концов, возможность значительных государственных инвестиций. Тем более что одной из насущных задач новой власти Президент провозгласил создание «украинского Эрмитажа», правда, пока неизвестно, что конкретно имелось в виду. Поэтому и разгорелась «борьба интересов», в которой О.Петрова пытается столкнуть две негосударственные структуры — Центр искусства «Совиарт» и благотворительный фонд В.Пинчука, задекларировавшие свои намерения относительно создания музеев современного искусства. Ее статья содержит сокрушительную критику выставки «Прощай, оружие!» в старом корпусе киевского «Арсенала». Между тем прекращение деятельности художественного центра в «Арсенале» ударит прежде всего по искусству, художникам, да и зрителям, которые снова на неопределенное время утратят возможность иметь хоть какую-нибудь более-менее очерченную экспозицию современного украинского искусства.

Что ж, такая практика, к сожалению, становится традиционной для нашего «художественного сообщества». Можно вспомнить, как несколько лет назад, несмотря на постоянно провозглашаемое «стремление в Европу», предпринимались попытки уничтожить Центр современного искусства при НаУКМА (основанный Дж.Соросом), который почти десятилетия был единственным в Украине институтом, поддерживавшим актуальное искусство, устраивавшим зарубежные выставки украинским художникам. В Украине же из-за распрей внутри самого художественного сообщества существование современного искусства напоминает скорее гражданскую войну, в которой участие принимают не столько «внешние» государственные структуры, сколько внутрихудожественные группировки.

Между тем статья О.Петровой отрицает собственно современное, то есть актуальное искусство. Современное искусство является сегодня прежде всего способом критики — общества, культуры, самого искусства с его традициями и стереотипами. Оно давно превратилось в некую «культурную антропологию» — едва ли не единственное в многообразии нынешнего художественного производства обращено прежде всего к самому человеку, перенося в художественное пространство его личный, национальный, общественный, психологический, возрастной, гендерный и другой опыт. Неслучайно один из ведущих теоретиков современной культуры Б.Гройс назвал музеи местом, «где искусство говорит о нас». В эпоху глобализации современное искусство выдвигает в качестве главной категории «Иное», отличное, непривычное, открывая самые широкие возможности для человеческого самовыражения. Возможно, поэтому наличие музеев современного искусства в той или иной стране является красноречивым свидетельством уровня ее демократии. Перед отечественным искусствоведением и критикой, желающей соответствовать современному состоянию культуры, стоит задача популяризации новых предложений искусства, раскрытие зрителю своеобразности его живого, ироничного художественного языка, открытого окружающему миру во всех его проявлениях.

К сожалению, следует отметить: медвежью услугу выставке «Прощай, оружие!» оказали и авторы статей к ее каталогу. В большинстве своем они представляют собой «свободный пересказ» статей московского «Художественного журнала», в которые только подставляются имена украинских художников. Поэтому особенности отечественного искусства, своеобразие его культурно-общественного контекста, его произведений оказались не только не раскрытыми, но и обесцененными. Вследствие этого задача каталога, по сути, осталась невыполненной, все свелось к сборнику выразительного иллюстративного материала.

Да, «Первая коллекция» и «Прощай, оружие!» — выставки еще не музейного уровня. Нужно сделать немало уточнений, произвести анализ, систематизацию, расширение самой коллекции и круга ее экспонентов. Но другого современного искусства, кроме очерченного ими, просто не существует. Именно произведения Браткова и Михайлова, Савадова и Тистола, Соломко и Цаголова, Маценко и Гнилицкого, Скугаревой, Чичкана, Процента, Ганкевича, Цюпко, Чайки, Марченко, Солонского, Сагайдаковского, Панасенко, Катчука, Паныча, Мамсикова, Мигаса, Макова, Лысовского, Колодия, Трубной, Ройтбурда, Кожухаря, Ковача, Керестея, Кавсана, Гусева, Кашимбековой и еще немногих других определяют его направленность в Украине. Ведь количество художников, работающих в сфере актуального искусства, довольно ограничено. Но именно в этом контексте, как показала экспозиция в «Арсенале», новое значение обрели и произведения Сильваши, Криволапа, Животкова, Кривенко, Бовкуна, Будникова, Бабака, обнаружив актуальное художественное содержание, выходящее за рамки чисто эстетических представлений, связанное скорее с переосмыслением границ обычной «живописности». Кстати, даже такое искусственно скомпилированное и надуманное произведение, как «Жернова времени» Сидоренко, рядом с замечательным видеофильмом Катчука и Кашимбековой «Flash-рояль» обрел какую-то внутреннюю сложность и некую образную убедительность. Так стоит ли закрывать «Арсенал» для современного искусства?

У программы «Украинский Эрмитаж» сегодня в Киеве очень широкие возможности: необходимо достроить выставочные залы на Институтской, отреставрировать и представить в музейных экспозициях произведения 1920—1930 годов, которые гибнут сегодня, как показала в свое время выставка «Репрессированные холсты», в хранилищах Национального художественного музея, сделать «Украинский дом» настоящим музейно-выставочным комплексом в центре нашей столицы, наконец, построить новые музейные сооружения, которые соответствовали бы не только современным требованиям экспонирования и хранения произведений, но и представлениям о самой современной архитектуре. В свое время глава Киевского управления культуры господин А.Быструшкин выразил желание создать в столице Украины городскую галерею с постоянной экспозицией и коллекцией произведений. Возможно, стоит сейчас воплотить эту мечту в жизнь? К счастью, у нас есть искусство и художники, мы только не умеем ценить их и достойно представлять в своей стране и за ее пределами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно