АВТОГРАФ ГАШЕКА НА ЧЕШСКОМ И ШВЕЙК НА УКРАИНСКОМ

7 мая, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 7 мая-16 мая

Ярослав Гашек, возвратившись из русского плена, сильно бедствовал. Тогда он просто на улицах начал продавать авторские экземпляры своих книг, скопившиеся у его издателей за время плена...

Ярослав Гашек, возвратившись из русского плена, сильно бедствовал. Тогда он просто на улицах начал продавать авторские экземпляры своих книг, скопившиеся у его издателей за время плена. Книги он продавал по двадцать крон, а с автографом — уже за шестьдесят. Однажды к нему на улице подошел коммивояжер и обратился на «ты», хотя Гашек не был с ним знаком. Он хотел купить книгу, но непременно с дружественным автографом. Писатель что-то написал на ней, вручил коммивояжеру и получил деньги. Тот раскрыл обложку и прочитал: «Книга — 20 крон. Автограф — 40 крон. Всего — 60 крон. С благодарностью получил Ярослав Гашек».

Подобных историй о Ярославе Гашеке не меньше, чем о его прославленных персонажах. И часто трудно определить, какие из этих историй интереснее и смешнее — попавшие в книгу или оставшиеся только в биографии.

«Приключения бравого солдата Швейка» в украинском переводе Степана Масляка не издавались не просто давно, а очень давно, не говоря уже о полном издании, без цензурных купюр советской поры. И как-то никто не возмущался и не беспокоился по этому поводу. Читали на русском, вот и все. А могли бы возмутиться хотя бы галичане-патриоты, ибо какой же русский перевод сможет столь адекватно воссоздать специфику галицкой многоречивости и диалекта австро-венгерской поры, которым до сих пор восхищаются исследователи. А подражать галицкому говору в литературных произведениях, как и делать «галицкие» украинские переводы, модно до сих пор. Перевод Степана Масляка не относится к «галицким», он сделан на литературном украинском языке. Но хорошо передает атмосферу времени и места, описанную в романе. И в нем хватает сносок и примечаний, чтобы сориентировать даже жителей Востока, ничего не знающих ни о Галичине, ни об Австро-Венгрии, ни об исторических реалиях описанного периода. И это только увеличивает ценность перевода. А вышел он недавно в серии «Библиотека мировой литературы» харьковского издательства «Фолио» с использованием иллюстраций Йожефа Лады. Издание совпало сразу с двумя круглыми датами гашековской биографии: 30 апреля исполняется 120 лет со дня рождения Ярослава Гашека, а 3 января исполнилось 80 лет со дня его смерти.

Более всего места в разнообразнейших публикациях о Гашеке занимают:

а) истории о его пьянстве;

б) истории о его отношениях с обеими женами;

в) его смерть;

г) истории, связанные со Швейком;

д) просто различные истории из жизни Ярослава Гашека.

Тот, кто соберет все это вместе и остроумно опишет, рискует стать автором произведения не менее бессмертного, нежели «Швейк». Но пока что никто до этого не додумался. Возможно, это связано с тем, что в чешской среде творчество Гашека длительное время считалось «низким стилем», признаваться в чтении которого в изысканном обществе было не принято. А кроме того, считалось, что описанный в «Швейке» портрет стереотипного чеха слишком уже примитивен и не достоин уважения. Среди пражских интеллектуалов 20-х годов прошлого века открыто сознавались в своих симпатиях к Швейку немногие, зато среди них были Макс Брод и Франц Кафка. Говорят даже, что Гашек и Кафка когда-то встречались. Но точных данных о такой встрече не зафиксировано.

Сейчас Швейк занимает свое заслуженное культовое место в пантеоне литературных персонажей, в Швейке давно увидели сатиру не только специфически чешскую, но и общечеловеческую, хотя многие чехи и сейчас предпочитают юмористические рассказы, которых Гашек написал более 1500. А в городке Липнице, где умирал Гашек, создан его музей. Правда, инициатива создания такого музея принадлежит не государству, как это должно было бы быть по отношению к писателю такого уровня, а внуку Ярослава Гашека Рихарду, который сейчас уже намного старше дедушки, умершего еще до того, как ему исполнилось 40. Внук внешне очень похож на деда. Рихард — первый из потомков Гашека начал собирать вещи, оставшиеся после писателя: издания книг и переводы, мебель — стол, за которым писался «Швейк», кресло, книжный шкаф, разные рисунки и мелочи. «Я начал все это собирать после смерти отца в 80-х годах и так создал коллекцию, ставшую интерьером музея. В этом я вижу свое предназначение. А еще в том, чтобы продолжать традиции дедушки. Я — сопредседатель международного общества Ярослава Гашека. Но о том, чтобы самому писать, и речи быть не может — эти гены я не унаследовал», — рассказывает внук Гашека в одном из интервью.

В 1911 году в пражском кабаке «У Звержину» Ярослав Гашек основал «Партию медленного прогресса в рамках закона», существующую и поныне, а внук писателя является сопредседателем этой партии. У партии есть свой гимн и устав. После 1989 года она вышла из подполья, туда входят актеры, писатели, художники. Эта партия пародирует все другие партии и политическую борьбу в стране. Под одним из лозунгов «Не избирайте нас!» партия однажды даже вступила в избирательную кампанию. Члены партии должны быть членами других партий, чтобы на собраниях подрывать свои партии изнутри, а главная ее задача — разогнать любое партийное собрание. Поэтому положение организации изменяется ежедневно и не существует точного учета членской базы. Чем больше политических нападок на партию, тем больше у нее членов. Вступать могут целые организации, как, например, Университет медленного прогресса из Варшавы. Церемония принятия новых членов происходит, разумеется, в ресторане. Неофит становится на одно колено, и его окропляют пивом. Филиалы партии также имеются в Исландии и Венгрии.

Из легенд о Гашеке и женщинах наиболее популярными являются истории об обеих его женах, которые, учитывая количество и социальный статус (писатель женился на обеих, но не развелся ни с одной, за что его едва не привлекли к суду), выглядят довольно добродетельно. Зато эпизоды, связанные с обоими браками, достаточно колоритны. Первая жена, чешка Ярмила Маерова, была родом из зажиточной семьи, ее родители были против бракосочетания с мужчиной без постоянной работы. Чтобы завоевать право на бракосочетание, Гашек даже временно устроился работать редактором журнала «Мир животных». В 1912 году жена подарила ему сына Рихарда. Когда ее растроганные родители пришли мириться с зятем, тот вышел за пивом, а возвратился через несколько дней.

Другой эпизод рассказывает о том, как счастливый отец захотел показать новорожденного сына в кабаке своим друзьям. Он принес ребенка, и вся компания весело отпраздновала событие. Потом все поднялись и, как было у них заведено, пошли в следующий кабак. А ребенка забыли. Через три дня Гашек возвратился в первый кабак и начал искать там сына. К счастью, хозяйка кабака сразу же отнесла грудного ребенка к матери.

Второй женой Гашека была русская Александра Львова, которую он привез в 1920 году из России. Эта простая и необразованная женщина из крестьянской семьи работала в типографии, была очень терпеливой и преданной Гашеку. Однажды Гашек встретил старинного друга, и после продолжительного похода по кабакам оба поехали в другой город. А через несколько дней Гашек вспомнил, что оставил свою русскую жену, не знающую чешского языка, без средств существования в чужом городе. Тогда он прислал ей открытку: «Приезжай», и она приехала. Семья была восстановлена. Преимущественно Шура ходила за мужем по кабакам, тихонько сидела в уголке и ждала, когда же можно будет забрать его домой. Когда он умер, ей исполнилось только 25 лет. Последние годы жизни Гашек провел в Липнице, где осуществилась, по его словам, самая заветная его мечта: он жил в кабаке, где и диктовал разделы «Швейка». В Липнице ему принадлежал домик, на нижнем этаже которого действительно находился кабак. Здоровье писателя было очень слабым, но вместо того, чтобы следовать советам врачей, соблюдать диету и лечиться, Гашек даже в последний день жизни заказал себе большую порцию пива и любимое кушанье, состоящее из сосисок, сваренных вкрутую яиц и вареного картофеля. Последние разделы книги он диктовал уже не вставая с кровати. А потом отвернулся к стене и умер.

Ярослав Гашек никогда не скрывал, что почти все персонажи его книги имеют своих прототипов или вообще описаны под собственными фамилиями. В архивах исследователям удалось обнаружить документы реального поручика Лукаша, прапорщика Дауэрлинга, кадета Биглера...

Существует версия и о том, что Гашек встречался в реальной жизни с настоящим Йозефом Швейком, проживавшим в Праге, работавшим пекарем и знавшим Гашека по общим пьянкам. Во время войны Швейк якобы попал в русский плен и служил в контрразведке. Когда в плен попал и Гашек, Швейк не выдал его и помог бежать. После возвращения в Прагу они больше не встречались. Другая версия фигуры реального Йозефа Швейка — как хозяина кабака «Под бокалом».

Первый замысел романа возник в 1911 году. Однажды ночью, когда Гашек возвратился с очередной пьянки, он взял лист бумаги и написал заголовок: «Дурак в компании». Потом добавил еще несколько фраз, после чего выбросил лист и заснул. На следующий день первая жена Гашека Ярмила вынула эту страницу из мусорника и сделала из нее семейную реликвию, долго висевшую в их доме на стене. Так возникли первые рассказы о персонаже, которого тогда еще не звали Швейком. И, по мнению Рихарда Гашека, настоящий Йозеф Швейк мог их прочитать.

Предшествовали написанию книги, разумеется, приключения самого Гашека, легшие в основу романа. И большая часть этих приключений происходила в Украине. В частности, в 1915 году, попав в русский плен, он прошел вместе с другими пленными длинный путь от Дубно до Киева. Потом его отправили на Волгу, а дальше Гашек снова возвратился в Киев, где работал как блестящий фельетонист в газете «Чехослован», подписывая часть своих статей украинским псевдонимом «Володимир Станко». В Киеве, осенью 1917 года, вышла повесть Гашека «Бравый солдат Швейк в плену». В ней этот «дурак в компании» впервые получает имя. Но в том виде, в котором знает роман современный читатель, Гашек начал писать книгу только в 1921 году.

К сожалению, прямого подтверждения этих историй, как и еще нескольких легенд, связанных с Гашеком, не существует. Например, есть версия, что он закопал в землю два своих романа. Но никто не знает где и когда.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно