АВИГДОР ФРЕЙДЛИС: БЫТЬ ПРОФЕССИОНАЛОМ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

23 июня, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 23 июня-30 июня

Актер, режиссер — это профессия, которая у всех на слуху, профессия, которая ставит своей задачей давать людям новое знание, новую информацию, новое видение сегодняшнего шумного мира и его проблем...

Актер, режиссер — это профессия, которая у всех на слуху, профессия, которая ставит своей задачей давать людям новое знание, новую информацию, новое видение сегодняшнего шумного мира и его проблем. Человек такой профессии отражает часть действительности, кроме того, непременно демократ, человек остро понимающий и реагирующий на социальные и социологические проблемы; непременно уйма энергии, тепла, света, эмоций, заряд бодрости, оптимизма и шуток. Именно с таким героем сцены мы и хотим вас познакомить.

Авигдор Фрейдлис — режиссер, актер, исполнитель еврейских песен и танцев, человек широкого плана и широкого актерского кругозора. Редко сейчас встречаются первооткрыватели и основатели, А.Фрейдлис — один из них. Он является основателем первого в Киеве и в Украине еврейского молодежного театра «Иегудим», основал этот театр в 1990 г., в том же году с успехом прошли его постановки. Согласимся, нужно обладать немалой смелостью и несметным запасом творческих задумок, чтоб без особой поддержки основать театр, да и тот, о котором все забыли, — театр еврейский, открыть «заветную» дверь, это по силам лишь истинному таланту. В 1991 г. Авигдор Фрейдлис поехал в Израиль, где работал в ведущих израильских театрах — Габима, Хайфском театре, театре Бьег-Лесин, защитил диплом магистра режиссуры. Суть проблем, показанных в работах Фрейдлиса, — извечная тема борьбы добра и зла, любви, герои его немного наивны и этим милы современному зрителю. В этом году актер переехал в Киев, в его планах создание молодежного театра, постановки пьес украинских и еврейских национальных авторов.

— Авигдор, скажите, что побудило вас создать еврейский театр тогда, в 1990 году? Что побудило заняться театральной деятельностью?

— В то время, в 1990 году, да и ранее сложилась следующая ситуация — еврейский зритель истосковался по своему национальному театру, хотя к этому времени и появились некоторые коллективы, но все это напоминало «подражательство» и игру «в евреев» на сцене. На самом деле следовало со сцены говорить о тех вопросах, которые волновали еврейство: об антисемитизме, отъезде и других специфических проблемах, преследовавших еврейство на протяжении всех лет пребывания в условиях социалистических реалий. Пришлось создать театр, непохожий на указанные коллективы, который дал возможность зрителю и исполнителю окунуться в реальную атмосферу еврейского быта.

— Вы работали в Киеве и Израиле, в чем различие театральной работы здесь и там?

— Там в театральной деятельности — простые, деловые, творческие отношения. Если есть задача поставить спектакль, значит набираются нужные исполнители, и спектакль ставится в два месяца.

— Что импонирует вам в киевской театральной жизни сегодня?

— Я затрудняюсь ответить.

— Вы собираетесь открыть в Киеве новый театр, расскажите немного об этом.

— Для меня никогда не было самоцелью создание театра. В 1990 году, когда я основал первый в тогдашнем Советском Союзе молодежный еврейский театр «Иегудим», да и сейчас, по прошествии пяти лет, главной идеей для меня было и остается дать зрителю возможность увидеть то, чего ему недостает: новые, современные постановки, услышать новые песни, скетчи, монологи. Очень сильно надоели те «пуримшпиллеры», которые постоянно обращаются к постановке «местечковых» пьес и «местечкового» песенного фольклора. Хочется дать режиссеру, актеру, зрителю возможность окунуться в мир новых ощущений посредством постановки пьес новых авторов и классических произведений, что немаловажно для любого театра. На примере еврейского театра я всегда выступал за консолидацию всех творческих сил, создание единого сильного коллектива на государственной основе. В 1990 году таких коллективов было три, я, единственный выступил за создание одного сильного, два других руководителя отнеслись к этому скептически. Этим самым еврейский театр скомпрометировал себя и иногда, смотря на полупрофессиональные группы, хочется заняться другим театром.

— Вы работаете педагогом на еврейском курсе Танюка в Киевском театральном институте, как вы оцениваете эту работу?

— В следующем году наши подопечные — студенты актерского факультета заканчивают свое обучение. У меня есть конкретная задача — постановка дипломного спектакля. Это основная цель моей работы. Я вижу главное в том, чтобы они выросли в мастеров сцены, и не важно, в каком театре они будут работать: в еврейском, украинском или русском, а важно, чтобы за годы учебы они вынесли из стен института самое главное — умение быть профессионалом с большой буквы. В условиях, когда идет явная спекуляция на всем еврейском, а я никогда не участвовал в подобной спекуляции, я еще раз повторю, буду выступать за консолидацию всех творческих сил, которые будут заниматься театром.

— Вы участвовали в театральном фестивале в Акко, где получили третью премию. Чем отличается организация данного фестиваля от других подобных фестивалей?

— Каждый год в сентябре месяце в древнем городе Акко проходит театральный фестиваль, который в переводе с оригинала звучит, как «фестиваль иного театра». Его идея — дать возможность молодым режиссерам и актерам сделать свой театральный проект. За полгода до фестиваля участникам проекта фирма «Бимот Альпаим» выдает определенную сумму для осуществления постановки. Что особенно привлекает молодых режиссеров и актеров, то, что все три дня фестиваля участники живут в одной гостинице, могут обмениваться творческими планами, общаться для дальнейшей работы. Подкупает удобно составленная сетка выступлений, она дает возможность увидеть всем участникам представленные работы. Все участники фестиваля израильтяне. В вечерней развлекательной программе иногда принимают участие уличные театры.

— С кем вы работали в Израиле?

— Я работал с Йоси Полаком, Моше Беккером, Хаимом Тополем, Рут Сегалем, Рами Месингером, Шимоном Левори и другими известными режиссерами и актерами.

— Вы работали в спектакле «Амадеус», как вы оцениваете эту работу для себя?

— Мне было приятно работать в классическом варианте постановки пьесы, рассказывающей о жизни и смерти Вольфганга Амадеуса Моцарта. Я считаю, что все репертуарные вещи государственного театра имеют право на существование, но для этого не нужно копировать те постановки, которые были до 1948 года, когда театр был уничтожен Сталиным и его приспешниками. У меня есть желание осуществить постановки классических еврейских пьес: Гольдфардена «Колдунью», Гольдина «Мира Ле Эфрос» или увидеть постановки других классических еврейских произведений Не стоит копировать спектакли прошлых лет, следует подходить к постановке так, как подходят к постановке Шекспира или Шиллера в других театрах, постановке классики. Важно, чтобы в спектакле присутствовали современные проблемы и современное видение.

— Вы работали в кино. Есть ли у вас желание и планы продолжить эту работу?

— Я имею опыт работы в двух телевизионных фильмах, одном телесериале, показанном израильским телевидением, «Суд над Каспером». Я работал как режиссер, вопросами «кинокухни», связи с оператором занимался режиссер-постановщик, моей задачей была работа над образом. Планы на будущее есть и большие. Была попытка снять короткометражный фильм по заказу компании кабельного телевидения «Мотав». Фильм участвовал в конкурсной программе Хайфского ежегодного фестиваля и получил неплохие отзывы. Этот фильм был моим кинодебютом. Здесь, в Украине, возникло желание написать сценарий совместно с другим автором и в дальнейшем поставить фильм. Мне бы хотелось рассказать о судьбе двух молодых людей. История любви молодого человека, еврея по национальности, и девушки-украинки. Главный герой, в силу обстоятельств, уезжает в Израиль, и наша героиня всеми правдами и неправдами пытается сохранить любовь и соединиться с любимым человеком. Стремление их быть вместе — главная сюжетная нить. Я чувствую в себе силы снять подобный фильм и сыграть в нем главную роль.

— Будет ли иным ваш новый театр сегодня? Ваши герои еврейских пьес молоды, милы зрителю. Изменят ли они свой характер, будет ли ваш театр тем же театром «Иегудим»?

— Нет, конечно, новый театр будет преемником прежнего театра, но в подходе к репертуарной политике и выбору исполнителей будет другим. Я никогда не повторяю себя, потому что мне в самом деле интересен поиск новых форм работы, открытие новых имен как в драматургии, так и в режиссуре, и в актерском искусстве. Я не собираюсь зацикливаться на индивидуальной работе с актерами, собираюсь приглашать других режиссеров, актеров, представителей разных школ.

— Чье творчество импонирует вам более всего, с кем бы вы хотели сотрудничать?

— Мне нравятся режиссерские работы последних лет Питера Штайна, Юрия Любимова, Романа Виктюка, в Израиле есть несколько великолепных режиссеров, с которыми мне довелось работать, я хотел бы встретиться с ними на сценической площадке еще раз — это Ханан Снир, Рони Пинкович, Нела Челтон, Мики Гуревич. Из киевских хотелось, чтобы одну из работ осуществил ныне живущий в Германии Марк Нестантинер.

— Спасибо, Авигдор, хочется пожелать успехов в вашей нелегкой работе и поменьше «терний» на творческом пути.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно