АУП: ВПЕРЕД В ПРОШЛОЕ

15 марта, 2002, 00:00 Распечатать

9—10 марта, как раз во время Шевченковских дней, в киевском Доме учителя состоялся третий съезд Ассоциации украинских писателей (АУП), которой в нынешнем году исполняется пять лет...

Тарас Федюк
Тарас Федюк

9—10 марта, как раз во время Шевченковских дней, в киевском Доме учителя состоялся третий съезд Ассоциации украинских писателей (АУП), которой в нынешнем году исполняется пять лет. Напомню, в 1997 году группа литераторов, недовольных принципами существования и методами работы Союза писателей Украины, решила создать альтернативную писательскую организацию нового формата. Остро критикуемое «министерство литературы» как организация сталинского типа в конце концов утратило свою историческую гегемонию. Посему рождение АУП сопровождалось здоровой (даже кое-где агрессивной) конфронтацией с НСПУ и поиском собственного способа культурного существования. Союз преимущественно укорял ассоциацию в раскольничестве и ренегатстве. Однако главной причиной союзовского недовольства был страх потерять политическую «эксклюзивность» и... имущество. Несмотря на то что Ассоциация украинских писателей, по крайней мере, на семь лет опоздала со своим рождением, именно с ней связывается появление многих ярких имен в литературе и попытки вхождения украинской литературы в рынок.

Съезд проходил без особых фанфар и здравиц, а по-деловому, с неистовым желанием как можно быстрее решить бюрократические вопросы и начать неофициальное творческое общение. Открытие съезда практически совпало по времени с вручением Шевченковских премий в Мариинском дворце. В этом году руку Президенту пожал новый лауреат главного (и столь контроверсионного) государственного отличия Игорь Рымарук — вице-президент АУП, а кроме того — превосходный поэт. Из года в год государство все охотнее старается оценивать своих альтернативных сыновей, награждая их звонкими медалями с ликом Кобзаря и N-десятью тысячами гривен. И это довольно симптоматично, ведь за все в этой стране нужно платить. Альтернативность власть тоже активно облагает налогом бархатной лояльности. Чтобы, не дай Бог, не позволил себе выступить против, не подписывал письма интеллигенции, не печатал опасные материалы, а занимался тем, чем должен заниматься, — творчеством. Жаль только, что в последнее время государство повернулось своим пока не очень симпатичным лицом именно к талантливейшим. И вместо того, чтобы постоянно заботиться о художниках или по крайней мере им не мешать, ставит их перед трудным, едва ли не гамлетовским выбором — «брать или не брать», бросая одноразовую кость в виде премии со столь небезупречной историей и подпорченной репутацией. Пустое, что Шевченковскую. А впрочем, и Тарас Григорьевич тоже не должен нарекать, ведь национальная гениальность, как и современная альтернативность, также облагается вечным налогом лояльности. Но это, пожалуй, неуместная лирическая прелюдия. На самом деле это наше государство так заботится о художниках, и властный режим здесь, наверное, ни при чем.

Итак, раз в два года АУП — альтернативная официальному Национальному союзу писателей Украины организация — собирается, чтобы выслушать отчет президента, решить текущие проблемы и выработать стратегию существования на следующих два года. А еще ауповцы с невиданным демократизмом (только на два года, чтобы не засиживался) избирают президента. На этот раз делегаты были на удивление единодушны, дав Тарасу Федюку бразды правления ассоциацией еще на два законных уставных года. Несмотря на безальтернативность выборов президента и тотальное единодушие «электората», второй срок Федюка — это честно заслуженная бюрократическая каторга для тонкого лирика. Поскольку именно ему за два года своей деятельности, после фактической бездеятельности первого президента Юрия Покальчука, удалось создать деловой имидж организации, возобновить выход газеты «Література плюс», создать сайт АУП, и, что самое главное, выработать и начать активно претворять в жизнь издательскую программу ассоциации. По подсчетам экспертов, 80% репертуара художественной литературы на украинском языке, издаваемой в Украине, создается именно ее членами. «Самое большое, что сделала АУП за два года своего существования, — это творческие имена ее членов», — признается Тарас Федюк, и не лукавит. Именно с его приходом оживляется поиск финансовых партнеров ассоциации. Посему главными донорами ауповских проектов становятся Международный фонд «Відродження», швейцарский фонд Pro Helvetia, посольство Королевства Нидерланды и сирийский миллионер Киван Аднан, по доброй воле выступающий спонсором издания доброго десятка книжек членов АУП.

Вместе с тем именно вследствие активной деятельности Т.Федюка состоялось, на мой взгляд, также и наиболее контроверсионное событие — АУП завоевала официальный статус творческого союза. Казалось бы, нет здесь никакой контроверсионности, поскольку ассоциация заслуженно получила нужные рычаги для социальной защиты писателя и «надежду» на бюджетное финансирование организации. Параллельно с этим происходит еще одно событие — меняется власть в НСПУ: на место инертного, неповоротливого и консервативного Юрия Мушкетика приходит вечно молодой и оптимистичный представитель когорты депутатов-писателей Владимир Яворивский. Примечательно, что после своего избрания, сопровождаемого громким скандалом и демаршем союзовских «сорокалетних» (В.Цибулько, Е.Пашковского, В.Медведя), пытавшихся провести на съезде своего представителя, В.Яворивский, как настоящий «голубь мира», сразу пошел на контакт с ассоциацией. Окрыленный победой на выборах, новый председатель НСПУ пообещал объединить все разрозненные литературные силы в лоне матери-союза.

Ночные дебаты лидеров двух писательских структур на телеканале СТБ показали, что, оказывается, им нечего делить, кроме украинской литературы, что целые ассоциации и союзы одинаково благородны, Литфонд нормально делится на два и нужно вместе батьку бить. То есть популяризировать украинское слово, защищать его от русскоязычной агрессии, издавать украинскую книгу и распространять идеалы украинской независимости среди масс. Тарас Федюк был сдержанно вежлив и не накалял ситуацию, В.Яворивский был патетически грандиозен, как и все его литературное поколение, и взял на вооружение «экуменическую» риторику, дескать, все одинаково достойны править свою службу в храме украинской литературы.

Излишне напоминать, что добрая половина членов АУП, кроме разве что ее верхушки, никогда не отказывались от союзовских билетов, не делая никакой проблемы из двойного членства. Союз (так и хочется написать — «профсоюз») гарантировал им социальный статус «профессионального писателя», право на качественное лечение в поликлинике Литературного фонда, льготы на поездку в союзовские санатории Черноморского побережья Украины и дармовой зал для юбилейного творческого вечера или, прошу прощения за черный юмор, гражданской панихиды, тогда как ассоциация как среда на самом деле актуальных (так и хочется написать — «избранных») писателей удовлетворяла его творческие амбиции. Одним словом, нормальный украинский принцип — и рыбку съесть, и на мопеде покататься, то есть и в протестанта поиграть, и оставаться «своим в доску» на Банковой. Кстати, и на этом, дай Бог не последнем, съезде АУП принцип двойного членства (так и хочется написать — «двойного стандарта») рьяно защищался с высокой трибуны. Только лишь одинокие слабые голоса пытались намекнуть коллегам на «безнравственность» одновременного пребывания в АУП и НСПУ, однако были «зашиканы» поборниками индивидуального волеизъявления и свободы художника.

Итак, неожиданно забылись старые обиды «молодых» ауповских раскольников, внезапно из упорных протестантов превратившихся в оппортунистов-прагматиков, а старая как мир союзовская риторика на манер «кто не с нами, тот против нас» постепенно отошла на задний план — наверное, в пользу объединительного движения. Ведь позади украинская литература. Так объединимся же, дескать, ради нее. Под это святое дело быстренько была принята «Декларация о сотрудничестве АУП с НСПУ», не обсуждаемая и не вынесенная, кстати, на съезд. Плохое забылось, и сотрудничество началось. Первым последствием подобного коллаборационизма стали четыре комнаты издательства «Український письменник», обещанные безымущественной ассоциации богатеньким союзом: «Вот вам, безотцовщина, ваши законные «16 аршин», и пока что нам за это ничего не нужно». Но, например, лично я не верю в альтруизм союза, равно как не верю в альтруизм этого государства, которое хочешь не хочешь исторически представляет этот союз, находящийся на бюджетном балансе, опять-таки этого же государства.

К примеру, как участник АУП, никогда не бывший членом союза, я до сих пор не могу сообразить, каким образом лично я могу сотрудничать с НСПУ как структурой. И не потому, что я неисправимый революционер, эдакий «дух, що тіло рве до бою» и доктринер «чистого ауповства», не признающий иных средств литературной социализации. Нет, просто я пока не вижу никаких реальных изменений в союзе, кроме кадровых перетасовок, никаких реальных проектов союза, пытающихся изменить плачевное состояние украинского книгоиздания, никаких попыток отойти от принципа литературного колхоза, никакой попытки перевести менеджмент литературы на рыночные рельсы, никакого реального влияния на общество, никакой реальной защиты украинского языка и т.д. Поэтому будущее «сотрудничество» АУП с придворным союзом можно рассматривать, по моему мнению, только как попытку дорваться до литературного административного и материального ресурса.

Опасный симптом: руководство ассоциации уже не удовлетворяют ситуативные (и потому ненадежные) гранты фонда «Відродження», посольства Королевства Нидерланды или швейцарского фонда Pro Helvetia. Побыли пять лет негосударственной неприбыльной организацией вне государственного бюджета, помыкались по фондам и общественным приемным, теперь — довольно: серьезные люди требуют к себе серьезного отношения, и государство за это должно платить. В форме бюджетного финансирования, социальной защиты, государственных премий и других вкусных бонусов. Быть же субъектом гражданского общества — удовольствие маленькое. Не положишь, оказывается, эту субъектность в карман, поэтому — let’s go стройными рядами в объятия родного государства. Не принимается во внимание только то, что оно — мнимо великий альтруист и заступник — всегда найдет способ использовать тебя и твой талант. Ведь этому государству нужен прежде всего лояльный писатель, а не протестант или, не дай Бог, диссидент. Никоим образом свои убеждения не намерен прививать всей ассоциации, а тем более не призываю к свержению существующего режима, однако считаю джентльменскую дистанцию между государством (аппаратом насилия) и свободным художником (творцом смыслов) жизненно необходимой. Особенно в контексте последних политических событий.

И то, что АУП начинает работать на «канонической территории» союза, лично меня настораживает. Кажется, ауповские лидеры начали забывать, ради чего пять лет назад они бросали на стол союзовские билеты, создавали организацию нового типа, ради чего провозглашали новые принципы. Какими бы прагматичными целями ни прикрывались сегодня руководители АУП, медленный дрейф от «творческой альтернативы союзу» к «декларации о сотрудничестве» свидетельствует скорее о слабости ассоциации, нежели о силе союза. И фраза вице-президента ассоциации В.Моренца «СПУ остался в прошлом», провозглашенная им пять лет назад в «Зеркале недели», столь же диссонирует с сегодняшним высказыванием Тараса Федюка «СПУ, который мы уважаем», как ситуация пятилетней давности с ситуацией нынешней. Неужели творческая и идеологическая пропасть между ними настолько заросла, что сейчас можно себе позволить такую «унию» даже в виде расплывчатой и одноразовой декларации? Получается, что совершенно нереформированный за эти пять лет союз сейчас ближе ассоциации, нежели тогда? «Лучше зажечь свет самим, нежели вечно проклинать тьму», — именно так метафорически откликнулся Игорь Рымарук на возникновение ассоциации. Не верю, что во тьме появился луч света. Просто к ней, наверное, привыкли глаза. Что же, ассоциация пока что не выполнила возложенную на нее историческую миссию. Ведь, несмотря на реальные и ощутимые достижения, АУП не удалось осуществить главного — организовать свою деятельность так, чтобы не ходить к Яворивскому за квадратными метрами. И виновен в этом не конкретный или абстрактный Тарас Федюк, а изначально невыработанная стратегия существования организации: менеджмент — дело менеджеров, а не художников слова.

Парадоксально, однако аббревиатура АУП означает не только лишь «Ассоциацию украинских писателей», но и «административно-управленческий персонал». Так, может, с формирования именно этого АУП следовало начинать реформу литературной жизни в Украине? Еще второй съезд в 2000 году, как выразился мудрый В.Ешкилев, констатировал наличие в ассоциации организационного кризиса, вызванного отсутствием «работников офисного аппарата и профессиональных менеджеров». Так не следовало ли магистральный вид деятельности — издание произведений членов ассоциации — соединить с выработкой столь важной составляющей, как институт литературного менеджера, который, собственно, и занимался бы поиском средств на развитие организации и курировал бы различные проекты, заботясь о чисто деловой стороне дела? К сожалению, в Украине пока не хватает положительных примеров для подражания. Но не для этого ли создавалась ассоциация, чтобы самой стать таким примером? Примером нового отношения к литературе — не как к вечно обездоленной просительнице, а жизнеспособному организму, имеющему мощный творческий потенциал и хорошо развитую современную инфраструктуру.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно