АРТ-МИКС НА ПОВОРОТЕ ИСТОРИИ

16 мая, 2003, 00:00 Распечатать

Тишина и созерцательность не всегда бывают атрибутами выставочных залов. Время от времени вокруг художественных произведений разгораются споры вплоть до скандалов или же грохота бульдозеров...

Г.Гавриленко. Две женщины. 1964 г. Карандаш. Бумага
Г.Гавриленко. Две женщины. 1964 г. Карандаш. Бумага

Тишина и созерцательность не всегда бывают атрибутами выставочных залов. Время от времени вокруг художественных произведений разгораются споры вплоть до скандалов или же грохота бульдозеров. Так происходит, когда создается что-то радикально новое, еще непонятное обывателям или властям. Наше время, похоже, не угрожает децибелами рождающимся полотнам.

Современные зрители всех уровней стали, безусловно, терпимее (а может, равнодушнее) ко всяким причудам художников. И у самих творцов поубавилось желания эпатировать публику изобретением авангардных художественных средств. Такую ситуацию, похоже, предвидел один из самых решительных новаторов в искусстве Казимир Малевич. В открытом письме голландским художникам он рассуждал так: «…а живописных путей дальше нет, следовательно, нужно возвращаться назад, к старым испытанным живописцам, на хорошо проторенную шоссейную дорогу, к Энгру, Пуссену, Ренуару, Мане, Коро, Рембрандту…»

И вот не прошло и ста лет, как в моду входит микширование, смесь различных стилей, манер, фрагментов. Микс становится чуть ли не образом мышления и действия во многих сферах. Сопоставление тех или иных культурных феноменов носит активный, творческий характер и в какой-то степени может быть приравнено к новым произведениям искусства. В последнее время в выставочной деятельности нередко выделяются не столько сами произведения, сколько кураторские проекты, объединяющие их по определенным концептуальным принципам. Заметным явлением в нашей художественной жизни я бы назвала проект «Диалоги», самим названием как бы призывающий будоражить умы в лучших традициях нашего искусства.

Небольшое, но уютное помещение галереи «Алипий» (пер. Рыльского, 3, кв.16), где уже прозвучало несколько интересных «диалогов, позволяет пристально, как под микроскопом, рассмотреть экспонаты и почувствовать их значительность. Можно приветствовать или, наоборот, не согласиться с интеллектуальными изысканиями искусствоведа Галины Скляренко и директора галереи Валерия Сахарука. Каждый «диалог» сопровождают аналитические обоснования на отдельных листах формата А-4, которые можно перечитать и по окончании выставки.

Пожалуй, трудно не согласиться с такой экспозиционностью, которая напоминает хорошую инсталляцию, где каждая деталь работает на раскрытие замысла. Так, сопоставление работ Николая Глущенко и Тиберия Сильваши не только погружает зрителя в стихию цвета, но и разворачивает генезиз его освобождения. Ведь каждый из этих авторов по-своему шел к такому мощному живописному звучанию. Н.Глущенко (1901—1977) — преуспевающий советский художник, всегда декларировал свою приверженность соцреализму (скорее с защитной целью), но глубины своей души, по-видимому, предпочитал бы выразить только нюансами цвета. Об этом особенно красноречиво говорят его последние работы, где женские тела и пейзажные мотивы служат лишь поводом для обрушивания на зрителя лавины розово-лиловых, изумрудно-лазурных и прочих цветовых сочетаний. Т.Сильваши, наоборот, не был обласкан советской властью, после многолетней работы над приемлемыми фигуративными изображениями решил освободить свою живопись от сюжета, открыв цветопись, что в 80-х годах считалось абстракционизмом и абсолютной крамолой. Но нам, зрителям нового тысячелетия, уже как будто и не важны форматы устаревшей культурной политики — ведь перед нами искусство. Если всматриваться в суть произведений, к чему и призывают кураторы, то можно увидеть, как различные повороты истории обнажают сходные культурные явления, которые Г.Скляренко называет художественными моделями в искусстве. Об их разнообразии, мировоззренческой подоплеке и многом другом она рассказывает, в основном, в узкопрофильных изданиях, кандидатской диссертации, на конференциях, мало известных широкой публике. Поэтому выставка предстает как красноречивый жест, за которым стоит очень многое.

Ахроматическая экспозиция (в этой же галерее) рисунков Григория Гавриленко (1927—1984) и Александра Сухолита (г.р.1960) представляет неоклассическую, эллинистическую модель в украинском искусстве. Персонажи этих художников живут в некоем полуреальном вневременье, похожем на прошлое, а возможно, и на будущее. Плавные линии неторопливых движений, светлая прозрачность форм, мягкость абрисов, — черты, присущие идеальному человеку в идеальной среде. Как могли они появиться у столь разных художников в разное время? В искусстве больше вопросов, чем ответов, и тем интереснее их находить. Уникальна судьба Григория Гавриленко, опального за свою нефигуративную живописъ. Его уход во вневременье объясним окружающей несвободой. А.Сухолит практически уже не испытал давящей атмосферы, и его увлечение идеальным миром скорее обусловлено ощущением свободы, радостным, хотя и несколько тревожным. Мировоззрение неоклассики емко выражает поэзия Мыколы Зерова, строки из которой стоят эпиграфом к выставке:

Так, друже дорогий,

ми любимо одно:

Старої творчості додержане

вино,

І мед аттицьких бджіл,

і гру дзвінких касталій...

При сопоставлении творчества таких художников, как Гавриленко и Сухолит, по мнению кураторов, вырисовывается определенный эстетический канон, который преломляет мир сквозь призму Прекрасного, где реальность исчезает, замененная мечтою о ней. Можно не согласиться с выбором тех или иных произведений или же авторов, но «Диалоги» как раз и призывают к тому, чтобы поразмыслить о судьбе украинского искусства. При этом, наверное, можно найти немало и других подтверждений высказываниям ряда деятелей культуры (Д.Чижевский, Е.Маланюк ) о присутствии «эллинистической составляющей» в нашей национальной традиции. Сама диалогичность творчества художников разных поколений и школ переносит центр внимания с техники исполнения на сущность произведения, или концептуальность, которая все более ценится в современном искусстве.

Живопись Марии Приймаченко (1908—1996) и фото Виктора Марущенко (кураторы В.Сахарук и Д.Бинер), скорее всего, неравнозначны. Однако в рамках проекта они прекрасно дополняют друг друга: и на страницах альбома, и в экспозиции, демонстрировавшейся в Киеве и Германии. Репортажная документальность черно-белых фотографий контрастно выявляет мир красочных фантазий нашей великой художницы М.Приймаченко. Чудо ее творчества в том, что представленный ею украинский менталитет выглядит всегда более современно, чем любая самая последняя и «достоверная» фиксация момента. Ей удалось выразить вечную молодость, а, значит бессмертие нашей души.

Арт-микс в руках профессионалов — могучее орудие познания сути явлений в искусстве и в жизни. Перед ним время открывает свои замки, позволяя беспрепятственно передвигаться в разных направлениях. Когда-то Т.С. Элиот отметил: «Разница между настоящим и прошлым состоит в том, что настоящее раскрывает прошлое в таком ракурсе и в такой степени, которые недоступны для прошлого в осознании себя самого». Мы радуемся, как великому открытию, новому осмыслению, сопоставлению прошлого и настоящего. Сегодняшний момент тоже когда-нибудь станет объектом переоценки. Будем же солидарны с будущим хотя бы в той радости, которую приносит постоянное движение мысли.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно