АРХИТЕКТУРНАЯ ДРАМА «ПОДСОВЕТСКОГО» КИЕВА

26 июля, 1996, 00:00 Распечатать

П осле провозглашения независимости Украи- ны Киев стал столицей одной из крупнейших держав Европы...

П осле провозглашения

независимости Украи-

ны Киев стал столицей одной из крупнейших держав Европы. Возникает вопрос, соответствует ли киевская застройка, в частности архитектура главных правительственных, административных зданий, такому высокому статусу?

Столица отличается от других крупных городов страны, может, даже больших по количеству населения, наличием видных административных зданий общегосударственного значения. Таким образом Вашингтон отличается от Нью-Йорка в Америке, Бонн от, скажем, Мюнхена в Германии и т.д.

Наиболее значительные общегосударственные административные сооружения прежде всего формируют архитектурный облик столицы, они часто становятся символами государства.

С этой точки зрения имеет смысл взглянуть на Киев.

В ХV веке, когда вводилось магдебургское право, на Подоле было построено первое административное сооружение городского самоуправления - деревянная ратуша. В середине ХVII века ее заменили каменным зданием Магистрата (сгорело во время пожара в 1811 г.).

Во второй половине ХІХ в. было сооружено два больших административных строения - в 1854 - 1857 гг. Присутственные места (губернская управа) на Софийской площади (архитекторы Константин Скаржинский, Михаил Иконников, Иван Штром) и в 1876 г. - Городская дума на нынешней площади Независимости (архитектор Александр Шилле). Оба здания были тактично вписаны в окружающую застройку и украсили вид города. Особенно следует отметить архитектурное решение здания Присутственных мест. Архитекторы, приняв во внимание то, что находится оно между двумя выдающимися архитектурными комплексами монастырей - Софийского и Михайловского с высокими колокольнями, подчинили свое значительное по размерам сооружение этим доминантам. Их решение спокойное - дом без больших портиков, подчеркивания осей и т.д. Интересно, что необходимую здесь пожарную вышку сделали максимально тонкой и вынесли как можно дальше от обеих колоколен - на угол улиц Владимирской и Большой Житомирской.

В первой половине ХХ в. в Киеве было построено пять самых больших административных зданий - в 1913 году на Владимирской улице, 33 - губернскую земскую управу, сейчас СБУ (архитектор Владимир Щуко); в 1936 - 1938 гг. - на улице Кирова (ныне Грушевского), 12 - Совет народных комиссаров УССР, ныне Кабинет министров (архитекторы Иван Фомин, Павел Абросимов), в 1936-1939 гг. - три здания: на ул.Банковой, 11 - штаба КВО, потом ЦК КП(б)У, теперь администрация Президента Украины (архитектор Сергей Григорьев); на ул.Кирова (Грушевского), 5 - ВУЦИК, ныне Верховный Совет Украины (архитектор Владимир Заболотный); на Михайловской площади, 1 - ЦК КП(б)У, потом здание городских организаций, теперь МИД Украины (архитектор Иосиф Лангбард).

В этих зданиях в советские времена размещались, как видим, такие высокие инстанции, критическое отношение к которым было исключено, что, в свою очередь, делало невозможным критический анализ архитектурных сооружений. Поэтому в архитектурной литературе, путеводителях эти сооружения либо чрезмерно расхваливали (Фомин, Заболотный), либо рассказывали о них, но почти без оценки архитектуры (Григорьев, Лангбард), либо о здании тактично умалчивали, будто его вообще в городе нет (Щуко).

Это своеобразный парадокс, что размещение и архитектура самых важных и самых больших административных зданий Киева пока не получили объективной оценки.

Настало время непредвзято посмотреть на эти здания и отдать должное их архитектурным и градостоительно-композиционным решениям.

В мировой практике на протяжении столетий сформировались определенные каноны размещения и архитектурного решения крупных административных зданий. Во-первых, важные здания общегосударственного значения преимущественно больших размеров и значимые в городской застройке. В их архитектуре используют сильные архитектурные приемы, особенно развитую пластику, симметрию, выделение центра и т.д. Эти здания получают своеобразные, неповторимые решения.

Во-вторых, крупные здания требуют значительного пространства для визуального восприятия, поэтому их размещают на больших площадях или на широких улицах. Такое сооружение становится центром застройки площади или замыкает перспективу бульвара или широкой улицы. Только в этом случае оно играет ведущую роль в формировании архитектурного облика города. В то же время, расположенное на узкой второстепенной улице, да еще и по красной ее линии, крупное здание воспринимается плохо и утрачивает свою ведущую архитектурную роль.

Наконец, каждое здание должно быть связано с очевидным окружающим характером архитектуры, колористическим решением и масштабом.

Посмотрим с этой точки зрения на киевские сооружения.

На ассиметричном угловом участке на углу Владимирской и Ирининской улиц Щуко применил чисто симметрическое решение главного фасада с очень подчеркнутой центральной частью, имеющей высокий портик и фронтон. Больше того, симметрию должна была усиливать грубая декоративная башня, выше, чем Софийская колокольня. Но тут симметрия не была обусловлена ни характером участка, ни застройкой противоположной стороны Владимирской улицы. Решение с высокой башней возле Софии было недопустимым и, слава Богу, нашлась умная голова, убедившая отказаться от башни. Так, Софийская колокольня, как и когда-то, доминирует в силуэте Верхнего города. Тут можно сравнить грамотный подход авторов Присутственных мест к архитектуре и размещению пожарной колокольни агрессивным решением строения Щуко рядом с Софийской колокольней. К тому же, этот архитектор привнес в Киев стиль французского или итальянского Ренессанса, чуждый его архитектуре, и едва не первый нарушил традиционную светлую колористику киевской застройки своим серым хмурым великаном.

Из-за размещения по красной линии здание Щуко нельзя ни рассмотреть, ни сфотографировать во всей его, так сказать, красоте. Подавляющее большинство киевлян и гостей города, проходя по пешеходной части Владимирской улицы, видят только первый этаж здания СБУ и не представляют себе, что вверх вздымается величественный портик с дорическими полуколоннами и высоким фронтоном с лепкой. Таким образом, в этом здании Щуко, признанный мастер, академик архитектуры, проявил полнейшую градостроительную несостоятельность.

Здание Кабинета министров Украины, спроектированное московским академиком архитектуры Фоминым, считалось в литературе едва ли не самым красивым административным зданием во всем СССР. Известный теоретик архитектуры О.Рябушин так прославлял его в книге «Гуманизм советской архитектуры» (Москва, 1986 г.): «Даже в ряду наиболее выдающихся и ярких произведений нашей архитектуры 30-х годов здание Совета министров Украины отличается воистину покоряющей силой своего образного величия. Поражает специально преувеличенная эмоциональность, прямо-таки титаническая мощь архитектурного образа, его особенная, всеми средствами подчеркнутая напряженность».

«Архитектурные средства, которые применил Фомин, образовывают, - пишет далее Рябушин, - до краев насыщенное «силовое поле», очутившись в нем, даже сегодня человек чувствует его мощное влияние и осознает себя в какой-то особенной, драматизированной среде, резко отличающейся от обычного городского окружения».

Следует признать, что теоретик очень точно нарисовал образ этого сооружения. Дело в том, что Фомин проектировал не здание Совнаркома (это уже позже изменили его назначение), а здание НКВД с внутренней тюрьмой, то бишь «киевскую Лубянку» (неизвестно, знал ли это Рябушин). Действительно, Фомин талантливо сотворил убедительный образ, так сказать, жандармского управления. Это самое большое в Киеве административное здание - темный, хмурый мастодонт, который не привлекает, а угнетает человека, вызывает не уважение, а страх и приводит к мысли: «оставь надежду, всяк сюда входящий».

Выдающийся мастер архитектуры Фомин оказался беспомощным в градостоительном решении. Расположенное на ассиметричном угловом участке улиц Грушевского и Садовой, здание имеет симметричный главный фасад, еще и поперек крутого спуска. Симметрия главного фасада, как и в здании Щуко, не обусловленная окружением, не получает подтверждения ни в распланировке парка, ни за Днепром. К центру города здание повернуто задним фасадом, а лицо ориентировано почему-то на левый берег Днепра. В городе нет точки, с которой здание КМУ воспринималось бы наилучшим образом. Вообще единственное место в центре Киева, из которого видно это здание, - площадь Ленинского комсомола (ныне Европейская) - раскрывает его невыразительный боковой фасад.

Своим сооружением Фомин ввел в киевскую архитектуру чуждый ей стиль ленинградской «пролетарской классики». Не случайно этот стиль не получил в Киеве своего продолжения.

Удачнее решил киевский архитектор Сергей Григорьев здание, где ныне размещена администрация Президента Украины. С одной стороны, оно расположено на второстепенной и узкой Банковой улице, имеет ту же безосновательную симметричную композицию с градостоительно необоснованной здесь сильной центральной частью и такой же, как и в зданиях СБУ и КМУ, не характерный для Киева колоссальный ордер. В то же время, благодаря изгибу Банковой улицы в плане и отступлении от красной линии, портик этого здания воспринимается лучше, чем портик СБУ. Центральным фасадом здание АПУ развернуто к центру города, и его видно из нескольких точек Верхнего города. Кроме того, светлый фасад лучше вписывается в цветовую гамму Киева.

Для зданий Фомина и Григорьева почему-то были выбраны неудачные участки. И это тогда, когда безжалостно сносили любые старинные здания и власть могла предоставить место для новых сооружений там, где необходимо.

После переноса в 1934 г. столицы УССР из Харькова в Киев руководство республики, исходя из того, что тогда в Киеве не хватало больших зданий для партийных и правительственных организаций, решило образовать в Верхнем городе величественный правительственный центр с главной городской площадью.

Чтобы выбрать наилучшее архитектурное решение, провели всесоюзный конкурс, но к реализации по каким-то причинам приняли проект ленинградского архитектора Лангбарда, который не участвовал в конкурсе. В соответствии с его проектом, на месте верхнего павильона фуникулера должен был стоять памятник Ленину, а по обе стороны - два симметричных здания ЦК КП(б)У и СНК УССР. Расположенные по обе стороны широкой эспланады, ориентированной от памятника на Софийскую колокольню, должны были встать здания наркоматов.

Для очистки территории разрушили драгоценные памятники архитектуры - Васильевскую церковь и Михайловский Златоверхий собор ХI в., его барокковую колокольню ХVIII в., а также почти все монастырские строения. Перед сооружением наркоматов предполагался снос зданий бывшего реального училища и Присутственных мест.

До войны из этого широко задуманного ансамбля предстало лишь здание ЦК. Композиция его очень усложнена, главной ее темой является колоссальный древнеримский ордер, точнее говоря, его школярская перерисовка с образцов. Сооружение имеет тупой силуэт и никак не связано с окружающей застройкой. После войны строительство этого правительственного центра продолжено не было.

Власть, совершившая такое массовое уничтожение архитектурных памятников на Михайловской горе, почему-то отказалась претворять свой замысел. В конечном счете, Михайловская площадь осталась как память сановного презрения и неуважения к истории, бездумности и бесхозяйственности. Ныне эта площадь в физическом отношении - большая городская территория, а в композиционном - уродливый фрагмент городского пространства с неорганизованной застройкой, с чужеродным монстром - зданием МИД.

После войны ЦК КП(б)У расположился в здании Григорьева - бывшего штаба КВО, а СНК - в здании Фомина - бывшего НКВД.

Таким образом, партийно-правительственным центром стали Липки.

К слову, перед войной рассматривали также вариант организации единого партийно-правительственного центра на Печерске. Ради этого безжалостно разрушили памятник архитектуры ХVII в. - Никольский военный собор, но и этот замысел не был реализован, и на Печерске построили лишь отдельные, не связанные между собой здания

ВУЦИК и НКВД.

Наилучшим среди всех административных зданий оказалось здание ВУЦИК, ныне Верховного Совета Украины, возведенное по проекту киевского архитектора Заболотного. Оптимальные размеры, ясный цвет, созвучие со старинной застройкой и природныму окружением делают его действительно киевским сооружением. Здание ВС - довольно удачный пример исканий «украинской классики». Но и здесь очевидны композиционные ошибки.

Здание занимает на площади непарадное место, оно неуместно «приютилось» в углу, главным фасадом стоит по красной линии площади, а боковым - по красной линии улицы Грушевского. С одной стороны площади два симметричных сооружения - здание ВС и Мариинский дворец - с центробежными головными осями. При этом ось дворца совпадает с поперечной осью площади, что обосновывает его расположение и симметрическое решение. Симметрическое решение здания ВС не оправдано, его ось ничем в композиции площади не закреплена.

В Киеве была утрачена возможность создать импозантный правительственный центр с красивой головной площадью и ансамблевой застройкой. Вместо этого столица получила неудачную застройку Михайловской площади в Верхнем городе и отдельные правительственные здания-пломбы в древней застройке Печерска, которые можно считать правительственным центром лишь географически. С точки зрения архитектурной композиции - это здания, противоречащие одно другому: здание АПУ, образно выражаясь, «смотрит» на центр города из-за застройки левой стороны Крещатика, здание КМУ главным фасадом отвернуто от центра и «смотрит» на восток, куда-то за Днепр. Здание ВС отвернуто от здания КМУ и «смотрит» на юг, вдоль реки.

Сложно не увидеть очевидной несогласованности градостроительных решений, особенно взаимного расположения зданий Фомина и Заболотного, хоть их и проектировали одновременно.

Естественно, возникает вопрос - куда смотрели главные городские архитекторы профессор Петр Хаустов (до 1936 г.) и Григорий Головко (после 1936 г.)

Автор первого генерального плана социалистического Киева, столицы УССР (1936 г.), Хаустов, углубившись в его разработку и реализацию, наверное, не обращал внимания на такие мелочи, как отдельные сооружения. Недавний рабфаковец Головко, может, не имел веских профессиональных аргументов, чтобы противостоять неграмотным волюнтаристским постановлениям власти. А скорее всего, они оба хорошо знали, что за какое-либо возражение Косиору или Постышеву в то время могли легко поплатиться головой, и отдали архитектурное решение в руки малокультурного высшего руководства.

К слову, в те же годы главный архитектор Еревана О.Таманян соорудил прекрасный правительственный центр и главную площадь столицы Армении - ансамбль, вошедший в историю архитектуры.

Наконец, последнее по времени административное сооружение Киева - здание областных организаций на площади Леси Украинки (архитекторы И.Подольский, А.Пальгуев, 1977-1983 гг.). Это здание расположено на большой площади, что обеспечивает хорошие условия для его восприятия. Однако... что же воспринимать? Для такого парадного размещения зданию не хватает выразительности. Его центральный фасад представляет собой плоскость, однообразно перфорированную множеством одинаковых окон. И тут мы опять сталкиваемся с киевским парадоксом. У зданий Щуко, Григорьева, Фомина и Заболотного нет условий для восприятия их архитектуры. У здания областных организаций такие условия есть, но воспринимать нечего: аморфный фасад большого административного здания по выразительности проигрывает красивому жилому дому. На площади Леси Украинки мог быть создан новый величественный ансамбль, вместо этого - невыразительная застройка.

Теперь можно подвести определенные итоги.

Ради новых правительственных зданий Киев лишился многих ценных памятников архитектуры и множества других старинных сооружений, определяющих его своеобразие. Город лишился части важных барокковых элементов своего волшебного силуэта со стороны Днепра. Вместо этого в силуэте появились две тупых «коробки» Лангбарда и Фомина.

Киев получил пять разностилевых больших сооружений. Три из них - творения Щуко, Лангбарда и Фомина - выразительно диссонируют с окружающей средой. Эти архитекторы-«варяги» не рассмотрели историческое лицо города, не почувствовали его историческое своеобразие, колорит, масштаб, не поняли «формулу Киева».

В Киеве нет ансамбля правительственных зданий. Кроме того, у главных улиц - Крещатика, бульвара Шевченко, Грушевского, Красноармейской нет красивых перспектив, завершенных значительными зданиями. Они либо тонут в пространстве, либо замыкаются беспорядочной застройкой. Единственная такая перспектива - с улицы Б.Хмельницкого на Крещатик, да и та замыкается жилыми домами.

Итак, есть основания считать, что Киеву в ХХ в. не повезло с правительственными зданиями, тут сложилась какая-то несчастливая традиция, обусловленная, прежде всего, негосударственностью Украины...

Пройдут годы, и появится настоятельная потребность возвести в Киеве новые величественные офисы правительственных организаций, национальных и международных организаций, банков, корпораций. Наряду с этим возникнет и опасность продолжения негативной тенденции архитектуры нашего века. Святая обязанность киевских строителей последующего века - преодолеть традицию неудачного размещения архитектурно чуждых больших зданий, сберечь неповторимую красоту нашего города, умело объединить новое со старым, не превратить Киев в украинский Манхэттен с его хаосом небоскребов, а построить достойную европейской страны столицу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно