Захар Беркут: по дороге в Голливуд

16 ноября, 17:03 Распечатать Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября

"Захар Беркут" Ахтема Сеитаблаева и Джона Винна — пожалуй, самый ожидаемый отечественный кинопроект будущего года (премьера 10 октября). 

О работе над картиной рассказывает ее художник-постановщик Влад Одуденко, который называет этот проект наиболее масштабным в истории украинского кино. 

О художнике. На счету Влада Одуденко более 30 работ в разных кинопроектах, среди самых громких — "Племя", "Сторожевая застава", "Братья. Последняя исповедь", "Поводырь", "Дикое поле". Владу — 43. В 1999-м он окончил Национальную академию изобразительного искусства и архитектуры. Среди его педагогов — великий театральный художник Даниил Лидер. В театре Влад также не новичок, он участвовал в создании первого украинского мюзикла "Экватор", в Севастопольском театре в 2007-м работал над украинской комедией "За двумя зайцами". 

О фильме. "Захар Беркут" — исторический экшн, снятый по мотивам одноименной повести Ивана Франко. События перенесут зрителя в 1241 год, когда монгольская орда доходит до Карпатских гор. Слоган картины — "У свободі моя сутність". Еще год назад компания Kinorob подписала договор с FILM.UA Group о предоставлении пакета услуг на специальных условиях для производства, промоции и дистрибуции "Захара Беркута". Консультант проекта — Международный фонд Ивана Франко, который возглавляет внук писателя Роланд Франко. В главных ролях — Роберт Патрик (Захар Беркут), Томми Флэнаган (Тугар Вовк), Алекс МакНиколл (Максим Беркут), Рокки Майерс (Иван Беркут), Поппи Дрейтон (Мирослава), а также украинские актеры Андрей Исаенко (Петро), Олег Волощенко (Гард), Виктор Жданов (Хорун), Олег Стефан (Левко), Марина Кошкина (Устя), Алина Коваленко (Росана), Станислав Лозовский (Сокол) и другие. Бюджет — 113,2 миллиона гривен.

 

одуденко владислав
kino-teatr.ru

— Влад, повесть Ивана Франко — весьма благодатный материал и для режиссера, и для художника. Все это очень образно, эмоционально. И очень далеко от нас. Как соблюсти баланс — между историей и творческим вымыслом — в процессе создания "художественного киномира" на основе "Беркута"?

— Начиная работу над фильмом, мы отталкивались от повести Ивана Франко и сценария, который по ее мотивам написали Ярослав Войцешек и Ричард Ронат. Главная сложность для меня как художника-постановщика в данном случае заключалась в том, что исторически это очень далекий от нас период — XII—XIII столетия. И сохранилось крайне мало сведений об архитектуре, о предметах быта в том регионе Карпат. Но готовясь к съемкам, я пересмотрел доступную литературу по архитектуре того периода, интересовался, как жили люди, и каким было устройство их поселений. Еще на этапе читок сценария вместе с оператором Юрием Королем и режиссером Ахтемом Сеитаблаевым мы проговаривали все возможные риски и сомнения. И в процессе таких обсуждений поняли: Франко создал некую легенду. Ведь нигде нет исторических подтверждений, что "тогда" было именно "так". 

Поэтому мы и решили не уходить в музейность, в некую реконструкцию, а показать на экране "свой мир", пускай и волшебный. Использовав для его создания шкуры, кости, глину, керамику, дерево, мох, мы визуально приблизились к эстетике диких племен. Да, внешне это дикие племена, но с некими своими моральными ценностями, которые и сейчас актуальны. И нам хотелось эти ценности — честность, преданность — сопоставить с сегодняшним временем. Чтобы зритель понял, ради чего люди совершают подвиги, ради чего, собственно, отец готов жертвовать своими сыновьями и т.д. И все, кто работал над картиной, поддержали эту идею. Например, голливудский актер Роберт Патрик сказал, мол, "Захар Беркут" — это почти что украинская "Игра престолов". 

— Как раз для создания "волшебного" мира на экране требуется не меньше, а то и больше усилий, нежели для создания мира реального. 

— Вы правы. Нам даже пришлось построить свое "ущелье" на натурной площадке FILM.UA. Мы объездили все Карпаты — вдоль и поперек — в поисках подходящей натуры, но вот именно такого ущелья, как описал Франко, мы не нашли, его просто не существует: чтобы с одной стороны — долина, а с двух других — высокие огромные скалы. И это ущелье нам пришлось создать: часть — построить, часть — нарисовать с помощью компьютерной графики. 

Если же говорить о декорациях, в частности о поместье Тугара Вовка, то мы нашли достаточно необычное решение. По аналогии с философией "Мой дом — моя крепость" построили вертикальный сруб (то есть уложили бревна вертикально, а не традиционно горизонтально) и обнесли его старинным частоколом. Получилось достаточно необычно! 

— Если говорить подробнее о декорациях "Захара Беркута", о костюмах… 

— В моей кинопрактике это, пожалуй, самые грандиозные декорации. Коллеги также говорят, что подобных масштабов в Украине еще не было — и за период нашей современной киноистории, да и, наверное, за все время независимости Украины. 

Практически все, что зритель увидит на экране, создано специально для фильма. То есть мы не снимали в каких-то "готовых" помещениях. Мы построили и поместье Тугара Вовка, и Тухлю, и два лагеря монголов. Словом, создавали все интерьеры и экстерьеры, где происходило действие. Только на постройку домов ушло более тысячи кубов бревен и миллионы скоб. На съемках постоянно работало 50–60 рабочих постановщиков, было задействовано около двух десятков художников-декораторов. А это лучшие специалисты в Киеве! 

И даже 80% посуды, которую зритель увидит в кадре, также создано для фильма. Что-то, конечно, взяли в реквизиторских цехах на киностудии Довженко, но это лишь малая часть. После "Захара Беркута" останется намного больше. Также специально для съемок изготавливалось оружие, причем в двух вариантах — металлическое и пластиковое (для безопасности каскадерских трюков). В частности, под каскадеров были изготовлены щиты и мечи, которые, возможно, не совсем соответствуют исторической правде, но с ними удобно работать. 

Над "Захаром Беркутом" работала просто фантастическая команда. Это и сильная каскадерская команда Паши Авилова и Дмитрия Рудого, постановщиков каскадерских трюков и боевых сцен, и художник по костюмам — Тоня Белинская, и оператор Юра Король — один из лучших в Украине, с которым мы не первый проект снимаем вместе. А вот с Ахтемом Сеитаблаевым я работал впервые, хотя мы давно знакомы. И лично мне было очень комфортно, у нас совпали творческое видение и задумки. Естественно, впереди постпродакшн, компьютерная графика. Но со своей стороны мы сделали все возможное, чтобы фильм получился суперзрелищным.

— Вы, конечно же, смотрели фильм Леонида Осыки "Захар Беркут", снятый в 1971-м. Как оцениваете ту картину с точки зрения художественного решения? 

— Мы смотрели фильм Осыки всей творческой группой. Это же украинская киноклассика! И я лично многое почерпнул оттуда. Ведь художник-постановщик в кино — это не просто оформитель. Он следит, чтобы все соответствовало действительности — интерьер, расположение предметов по смыслу сцены: то ли это конфликт двух старейшин, то ли людей разных племен. Для меня это все очень важно. Через визуальную часть я пытаюсь усиливать художественные контрасты. И Леонид Осыка со своим "Беркутом" выступил для меня как учитель. Ведь в том фильме работал художником потрясающий Георгий Якутович. Это близкая мне семья, его сына Сергея Якутовича тоже считаю своим учителем, тем более что у меня была потрясающая практика поработать с ним в содружестве над фильмом "Поводырь". Жалко, что никого из этой семьи уже не осталось… 

— А какие были особые сложности на подготовительном этапе, в процессе работы, ведь в проекте задействована и украинская, и американская сторона?

— Конечно, были определенные трудности, в основном связанные со сложными графиками американских актеров. Но пришлось под них подстраиваться и даже переделывать какие-то части декораций… 

— А существовал ли языковой барьер на площадке между американцами и украинцами, участниками одной съемочной группы? 

— Знаете, мы работали "по богатому", у каждого иностранного актера был свой ассистент, который одновременно выполнял и функцию переводчика. Это мировая практика. На съемочной площадке основной язык был английский. Лично я владею английским не в совершенстве, но в какой-то момент привык, влился в среду и чувствовал себя как рыба в воде. Словом, было комфортно, за пару дней все шероховатости ушли. Все работали с улыбкой, с интересом и вдохновением.

— Как вам кажется, голливудская сторона во всем прониклась украинской спецификой "Захара Беркута"? 

— Это, конечно, больше вопрос к режиссерам. Но, как мне кажется, Роберт Патрик и Томми Флэнаган восприняли "Захара Беркута" как некую библейскую притчу. Ведь в произведении есть мотив самопожертвования. И сами актеры уже в достаточно философском возрасте. А американским актерам, как, впрочем, и украинским, всегда интересны роли, в которых есть конфликт отцов и детей. Ведь Тугар Вовк теряет дочь, а Захар Беркут, по сути, приносит в жертву жизнь своих сыновей, а сам в конце умирает… Думаю, в фильме будет прекрасный диалог на вече межу главными героями — о вечных ценностях, о принципах жизни. 

— "Захара Беркута" со временем ждет и мировой прокат. Так вот, как будет воспринят этот сюжет на основе украинской классики международной аудиторией?

— Как я уже отметил, в сюжете Франко заложены вечные, близкие всем темы — любовь и предательство, отцы и дети. Практически это история о Ромео и Джульетте, так как это дети из враждующих семей, и они влюбляются друг в друга. Иван Франко написал свое произведение достаточно быстро, писатель был явно вдохновлен мировой классикой. А уже мы в свою очередь старались в наших украинских условиях, с нашими бюджетами добиться достаточно высокого уровня в плане визуальных эффектов, красоты декораций и каскадерских трюков. 

В этом фильме много боев, лошадей, падений, огня, словом, экшна. И этот экнш тоже работает в лучших традициях голливудских блокбастеров. 

— Кстати, голливудские звезды не сильно рисковали? Трюки выполняли за них каскадеры? 

— Да, сложные трюки выполняли каскадеры. Но американские звезды достаточно подготовленные. Они универсальные актеры! Я думал, что они приедут к нам избалованными ребятами. Но они включились и профессионально отдавались этой работе: не уходили с площадки, не жаловались, что им холодно или жарко. А мы работали и в жару, и в дождь, было много ночных съемок. И они настолько профессионально отработали, что я снимаю перед ними шляпу. 

— В процессе съемок, возможно, возникали непредсказуемые, непрогнозируемые ситуации, которые придают процессу работы особый драйв? 

— Форс-мажоры возникали часто. Вот, например, была одна потрясающая смена, когда запланировали ночную сцену с множеством спецэффектов, огня и огромной массовкой в 300 человек с пением и хождением по горящим углям. Естественно, центр действа — Роберт Патрик (Захар Беркут), который в этот же день после съемок улетал. Он открывал "праздник". И вот Патрик поджигает арки из бревен, открывает праздник, взывает к богам. Начинается веселье, словом, Тухля гуляет, ведь еще никто не знает, что пришли монголы, и буквально через несколько дней начнется война. И вот Роберт отснялся, объявили небольшой перерыв. Сделали фото на память, актер уехал. И вдруг… буквально через 15 минут… начинается страшная гроза, молния, гром, дождь льет стеной. Все заливает, невозможно снимать! Мы уже шутили, что это Роберт Патрик во время съемки вызвал настоящих богов, а сам уехал в Голливуд! Так что съемку тогда перенесли, доснимали в другой день. Но все были уверены, что это "сделал" Патрик, обратившись к высшим силам. 

— Сейчас в прокате немало новых украинских фильмов. О них спорят критики и зрители. Какие из этих картин наиболее интересные для вас как для художника, кинопрофессионала? 

— Я много работаю в украинском кино. И мне интересны и современные сюжеты, и исторические. С удовольствием работал над "Уровнем черного" с Валентином Васяновичем. Замечательная работа "Племя" с Мирославом Слабошпицким. После "Захара Беркута" я был художником-постановщиком фильма "Додому" режиссера Наримана Алиева. Это картина на современную тематику — война, Крым, потеря близких. Очень жду этот фильм. 

В прошлом году работал в фильме "Круты 1918" с режиссером Алексеем Шапаревым. Мне понравилась картина "Вулкан" Романа Бондарчука: по режиссуре, по игре актеров. Считаю, что это настоящее качественное кино. 

Работал и над картиной "Дикое поле" Ярослава Лодыгина, снятого по мотивам романа "Ворошиловград" Сергея Жадана. Опять-таки вскоре мы увидим новый фильм Васяновича "Атлантида", он выйдет в 2019-м — это антиутопия, некое условное будущее, 2025 год. 

— После картины "Племя" вы стали членом Европейской киноакадемии? 

— И это очень приятно. Приятно вдвойне, потому что всю творческую команду фильма "Племя" приняли в Европейскую киноакадемию. Нам прислали письмо, мол, вы сняли потрясающий фильм, поэтому и хотим, чтобы вы вступили в ряды нашей организации. Это был подарок. 

В любом случае "Племя" — один из лучших украинских фильмов за последние годы. И, пожалуй, в мире от Украины ждут скорее не "Захара Беркута", а картины наподобие "Племя". Однако, уверен, наша история Захара Беркута придется по душе иностранным зрителям, они оценят этот проект. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно