ТЕЛЕМАНИЯ «СТУДИИ 1+1»

20 сентября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 20 сентября-27 сентября 1996г.
Отправить
Отправить

Начало нынешнего сентября - годовщина серьезных перемен на украинском телевидении, на двух общенациональных каналах...

Начало нынешнего сентября - годовщина серьезных перемен на украинском телевидении, на двух общенациональных каналах. И хотя, по-видимому, заявленные свыше организационные (или реорганизационные) перемены грядут уже в самом обозримом будущем, о чем теперь гадают, говорят и пишут, обратим наше внимание на события творческого порядка. А именно - на новый телевизионный сезон «Студии 1+1», в частности - на две его первые недели.

За год мы хорошо усвоили, что «Студия 1+1» - это фильмы и сериалы, это «Династия», «без которой нам не жить», и киноленты - «лучшие из лучших», самые новые, на разные вкусы, для всех и «не для всех»... Но теперь «Студия 1+1» - уже больше, чем просто (просто?) ошеломительный подбор фильмов. Начнем с того, что ее эфирное время увеличилось в несколько раз (в субботу - семь часов, в воскресенье - более восьми). Продолжим тем, что она отныне тесно сотрудничает с такими серьезными, зарекомендовавшими себя с наилучшей стороны отечественными телепроизводителями, как «Нова мова» и «Територія А», транслирует новые авторские программы, а также пополнила творческий коллектив первоклассными авторами и ведущими. Ну и попытаемся ответить на вопрос: каким образом это стало возможно?

Значительное увеличение эфирного времени в выходные вполне объяснимо развлекательным направлением вещания и, наверное, тем, что не только зритель, но и руководство телевидения оценило успехи, а также перспективы. (Последнее, в свою очередь, с хорошей стороны характеризует начальство, о чем стоило сказать, ибо сие не часто встречается. Увы).

В качестве фильмов, которые нам предложат, уже не приходится сомневаться (естественно, не все - шедевры, но и желать невозможного, согласитесь, тоже не стоит). Первые сентябрьские недели лишний раз убедили в этом: «Восемь с половиной» Феллини, «Небо над Берлином» Вендерса, «Империя страсти» Осимы, «Тридцать три» Данелии, «Преступление по страсти» Кена Рассела, «Дорогой ценой» Донского, американский киноцикл «Молодой и безрассудный»... Мало? Я назвал не все. А впереди - опять призеры Канна и Берлина и просто отличные фильмы Бессона, Олтмена, Альмодовара, Родригеса, Майка Ли, Гриневея и т.д.

Новые сериалы - каждый хорош по-своему: остросюжетностью - «Полицейский из Лос-Анджелеса», наивностью - «Первые поцелуи», документальностью - «Криминальная Россия», историчностью - «Вспомним те годы...», а также неимоверным количеством российских кинозвезд - «Королева Марго». Игровой сериал «Ключи от форта Буайяр» тоже забавен - неким симбиозом когда-то популярных передач «Ану-ка девушки!» - «Ану-ка парни!» («за них мне боязно - с ума сойти»), помноженным на «подготовительный класс» интеллектуального казино господина Ворошилова (во французском варианте, конечно).

Но особое внимание хочется остановить на оригинальных еженедельных передачах - «Телемании», «Проти ночі», а также - на авторах-ведущих.

Двухчасовая «Телемания» - на самом деле новая передача для УТ-1, как ее характеризуют создатели - контрастная, конфликтная, с выдумкой, даже несколько дерзкая. Совершенно разные сюжеты (около десяти) объединяются ведущим, который действительно ведет зрителя по прихотливому коридору «Телемании», открывая ту или иную дверь. Правда, в процессе открывания этих дверей возникает некоторая коллизия, порождаемая тем, что поочередно в программе работают два совершенно разных ведущих - Микола Вересень и Юрий Макаров. Ведущие-то разные, а двери одинаковые, то бишь тематическое содержание телевизионных «комнат», как правило, предопределено их цикловой идентичностью. Но о проблемах («о форме») немного позже, сейчас - о содержании.

Подобная субботняя передача просто обязана предложить зрителю что-то воистину прекрасное, изысканное - то ли в виде необычного концертного номера, то ли восхитительного жизнеописания. Для начала авторам-составителям удалось это вполне: блистательный Михаил Барышников танцует на Бродвее, в изумительных декорациях, живой (не академический) балет; поет обворожительная Натали Коул; история Коко Шанель - противоречивая история изысканной моды. Не обойтись тут, конечно, без экзотики: язык татуировки; типичная шведская тюрьма, смахивающая на пансион. Нельзя и без шокинга: «Ночные исповеди» с Юрием Рогозой (которые даются, видимо, непросто - уж слишком много курит!). Весьма примечательно присутствие двух исторических рубрик: «Ukraine» - очерки Алексея Зотикова и «Своя Доля» - телевизионная часть многосложного хроникального проекта творческой мастерской «Ярило». Неожиданно в «Телемании» возникает «Библиофил» с Константином Родиком, кажется, действительно знающим все о содержании отечественного книжного рынка и напоминающим, что... не теле-единым...

Особое место в этой разношерстной компании сюжетов отведено «Трем вопросам» о главном - о любви, о счастье, на которые журналистам «Нової мови» отвечают киевляне. Найти интересные ответы на подобные вопросы, конечно, непросто. Например, о счастье случился единственный выстраданный (мальчиком лет двенадцати): «Сейчас я счастлив. Еще бы несколько компакт-дисков купить - и все...» Несмотря на объективные трудности, оба сюжета, вышедшие в эфир, можно считать в большей или меньшей мере удавшимися из-за найденного прекрасного хода - предложения спеть об этом, главном. Люди в песне зачастую оказываются открытее, искреннее, красивее, чем в прямых ответах на вопрос. Они сразу же поднимаются над обыденностью своих размышлений и своей жизни и тем самым выводят весь разговор на совершенно иной уровень. В этом смысле характерней оказалась любовная тема - с каким-то предельно простым и щемящим пением украинских народных песен. Что, согласитесь, тоже показательно.

Но - обещанное. Проблема по-своему прекрасна. Повторюсь: ведущие совершенно разные, чему причиной их психофизические данные.

Микола Вересень хорошо нам известен как ведущий «Вікон у світ». Год тому назад он сразу же обратил на себя внимание не характерным для отечественного ТВ поведением перед телекамерой. Пластика его тела (!) и речи, на мой взгляд, вообще уникальны в этой телевизионной профессии. Но политические новости (и это чувствовалось) все же заставляли его сдерживать «слово на выдохе», что ли. Вот это соответствие «вдоха» и «выдоха», гармония свободного, «нецензурированного дыхания» - важнейшее в публичном телевизионном искусстве. Кажется, второй сентябрьский дебют Миколы Вересня позволил ему сделать принципиальный шаг к своему внутреннему абсолюту. Таким образом, уход ведущего из политических новостей представляется естественным. (Там, где надо быть застегнутым в пиджак неписаного протокола, лучше себя чувствуют другие, скажем, Александр Ткаченко, отточенная «Післямова» которого, вернувшись в компании «Студии 1+1» на первый канал, в очередной раз оказалась под угрозой девятого вала самомнений определенной части украинского политического истеблишмента). Микола Вересень в «Телемании» нашел свою перспективу, что буквально выразилось в оформлении студии и в месторасположении ведущего - по крайней мере, рамка экрана теперь не властна ограничивать пластику его общения со зрителем, пластику, которая, кроме прочего, энергетически организовывает пространство вокруг ведущего.

Юрий Макаров представляет иную коммуникативную традицию. Таким он нам известен как остроумный киногид «Студии 1+1» (вместе с Людмилой Клепаковой, имеющей свой «рисунок роли» - и работающей сейчас над воскресной «Киноностальгией»). Макаров принес на украинский телеэкран свою неповторимую краску, которую я назвал бы холодной (не оценочное) интеллигентской (не ругательной) иронией. Его лицо почти неподвижно, мимика минималистична. Это не всем нравится, но это стиль! Весьма интересна и своеобразна внутренняя архитектоника его телеобраза, в которой можно заметить и некоторые противоречия. Дело в том, что Макаров беседует со зрителем намеренно от себя, постоянно подчеркивая свое мнение о том или ином фильме, свое отношение к тому или иному событию. Но, вместе с тем, как уже было сказано, остается программно (хоть и не тотально) ироничным к миру своих экранных интересов и вообще - к миру.

Таким образом, Юрий Макаров - это человек, как бы «пришедший со стороны», он, вроде бы, «только касается» тем и материалов (они «высвечиваются» у него за спиной - на мониторе). А Микола Вересень - человек «изнутри» «Телемании» (он и визуально находится в центре студии).

Такие разные ведущие, по моему мнению, должны открывать разные, точнее - свои двери в коридоре «Телемании». Каждый из них - больше, чем просто соединительное звено между отдельными сюжетами. Вот, например, закулисные кинорепортажи - это истинно «макаровское», в то же время как «вересневе», возможно, все же заключается в универсальной обработке разнородного материала.

«Проти ночі» («Нова мова») с Ольгой Герасимьюк - еще одно настоящее телесобытие, представленное «Студией 1+1». Ни подобной передачи, ни такого рода ведущей я не припомню на доступном мне телевидении. Предчувствие стиля можно было уловить в закадровых репортажах, которые Ольга Герасимьюк практиковала в «Післямові». Но они, откровенно говоря, чем-то раздражали. Синкретичность творческого образа восстановило появление ведущей на экране, естественно, в новой передаче. Если банально, это можно объяснить известным эффектом «негативного обаяния» (не обидное). Но все значительно интереснее и глубже.

Эта передача, в которой практически ни о чем «светлом и хорошем» не рассказывается, результативно многофункциональна. Она несет компенсаторную нагрузку (сродни «фильмам ужасов»), действует на подсознание, как настоящая «ворожба», имеет непреодолимые никакой критикой художественные, эстетические ценности.

Я не буду перечислять темы «ужасных» сюжетов, рассказанных в пятницу (шестого и тринадцатого) «проти ночі». (Кстати, пятница - точный выбор дня выхода в эфир: когда украинский люд еще не остыл от безумного недельного марафона, чьи призраки, точно после тяжелого сна, еще не покинули чертоги душ человеческих). Лишь замечу, что даже нейтральные («пришедшие») сюжеты ведущая мастерски делает «своими» - одной фразой (например: «у нас також є традиція - щодня їсти» или «люди діляться на злидні і ще на більші злидні»), а чаще - даже одним, но характерным, движением губ, одним взглядом...

Эта передача естественно живет в мире, определяемом, по большому счету, только двумя категориями, - «эрос» и «танатос». Упрощенно говоря, ведущая отвечает за первое, а жизнь (в сюжетах) - за второе.

А что же зритель? А зритель - Хома Брут, помните: «Он чувствовал какое-то томительное, неприятное и вместе сладкое чувство, подступавшее к его сердцу». Да, ведущая проделывает со зрителем почти то же самое, что гоголевская героиня с Хомой во время памятного полета, и как бы кличет к известной взаимности, увы, находясь вне обратной коммуникации.

Ольга Герасимьюк создала воистину язычницкую передачу. Ко всему прочему, во многом - это чувственное, даже «обонятельное» телевидение, анализировать которое непросто (или непривычно). Ну хотя бы из-за его откровенности.

Предвкушая «Меломанию» - «живые концерты» Меркюри, Пресли, Кокера, Б.Б.Кинга, Мак-Картни (etc.), я совсем не ожидал еще одного приятного сюрприза - нового ведущего, коим предстал кино- и телережиссер Сергей Лысенко. Конечно, меломан, но... Ведь блестящее предисловие к концерту «короля рок-н-ролла» пленило не столько исчерпывающей информацией, сколько ни на кого не похожим стилем общения с телевизионной публикой. Я охарактеризовал бы его так: энергичное, наступательное (но не навязчивое) обращение к зрителю. И еще речь, рожденная убеждением. На мой взгляд, это был редкий для отечественного телевидения случай, когда в эфире украинский язык перешел какой-то «табуированный» обертонный барьер. То, что случилось, даже не совсем еще понятно, но, по ощущению, важно... К сожалению, вторую передачу, о Лу Риде, Сергей Лысенко провел иначе - «с застрявшей в горле гласной». И сразу же стал похожим на многих, даже внешне. Хорошо, если дело за малым - откашляться...

Мы всегда знали, что кино - «это большие деньги». Сегодня в каждой газете можно прочитать, что «большие деньги» - это телевидение.

Ведь им надо уметь распорядиться, или, как принято говорить «в народном хозяйстве», их надо эффективно освоить. Именно тут начинаешь понимать, почему Александр Роднянский - не директор или президент «Студии 1+1», а ее генеральный продюсер. Именно продюсер, которому положено и который знает, как это делается в телевидении: какое необходимо избрать направление, каких специалистов и на какое место работы пригласить, с кем завязать сотрудничество - как посеять зерна телемании. И, наверное, как собрать урожай...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК