Театр с химерами

26 июня, 14:07 Распечатать Выпуск №25, 27 июня-5 июля

20 июня в Международном центре культуры и искусств (бывшем Октябрьском дворце) авторский театр Раду Поклитару "Киев Модерн-балет" показал балет "Вий" по мотивам повести Николая Гоголя.

© Сергей Левин

На последней странице программки зрители могли увидеть монтаж из двух портретов "братьев-близнецов", почти ровесников — хореографа Раду Поклитару и композитора Александра Родина. В реальной жизни их вряд ли спутаешь, но здесь, на смонтированном фото, это сходство поражает: побритые головы, бороды, обращенные вниз немного демонические взгляды, которые не встречаются друг с другом. И хотя в новом спектакле "Киев Модерн-балета" Поклитару и Родин не конкуренты, а сотворцы, однако даже их партнерство отражает тот самый антагонизм реального и виртуального, который до сих пор заставляет нас вздрагивать от имени предводителя гномов с отвислыми до земли веками и заполнять театральные залы, чтобы увидеть что-то такое, что позволит нам лучше понять самих себя.

Лишь тому, кто очень давно перечитывал Гоголя, могло показаться, что Раду Поклитару просто адаптировал хрестоматийный сюжет к структуре двухактного балета. На самом же деле, как и во всех предыдущих постановках классиков, он сохранил его дух, но не букву, а конфликт, если так можно сказать. Сделал более реальным и даже более социальным, где на личные отношения всегда накладывается принадлежность к современным гибридным "классам", каждый из которых для другого является своего рода потусторонним миром.

Вий_1
Сергей Левин

Художник костюмов Дмитрий Курята создал по-настоящему гоголевскую одежду: ватага семинаристов и бурсаков, в центре которой философ-протагонист Хома Брут (Владислав Детюченко) и двое его побратимов-сорвиголов — богослов Халява (Андрей Чаплык) и ритор Тиберий Горобець (Дмитрий Кондратюк), одетые в темные длиннющие сюртуки ("по сие время: слово техническое, означавшее — далее пяток"). Девушка Хомы Василина (Екатерина Глоба) из той же компании, и отношения у них, скорее, шутливо-дружеские (у Гоголя этот проходной персонаж появляется уже после первой ночи Хомы в церкви, когда он пытается выяснить, из какой материи пошиты ее сорочка и плахта, и в ответ получает лопатой по спине).

Но еще более существенно Раду переиграл линию старого казака Сотника (Артем Шошин) и его дочери — красавцы-ведьмы Панночки (Елена Салтыкова), а затем и Вия с его многочисленной челядью. В балете они любовники то ли из высшего света, то ли из потустороннего мира, вторжение в который стоит жизни самому Хоме. Этот мир — ярко-красный на цвет, невероятно эротичный (и Сотник, и Панночка танцуют полуобнаженные), может прельстить не только наивного Брута, но и всю массовку бурсаков, которые во втором действии меняют человеческие лица на безобразные маски и переходят на темную сторону. Где, кстати, два вожака: вполне реальный Сотник и "теневой" Вий, из глазных впадин которого Панночка медленно извлекает две красные полоски материи — те кровавые слезы, которыми она сама плачет в гробу в повести Гоголя.

Вий_2
Сергей Левин

В этом спектакле нет сценографа и как таковой традиционной сценографии. Есть лишь немаленькие чемоданы, за которыми бурсаки учатся, выпивают и поют песни. А главное — огромный куб посреди сцены, на который проектируется объемный видеоряд Ольги Никитиной. И виртуальная реальность, "аквариум", в котором Хома Брут созерцает свои эротические сны, — идеальный материал для современного балета. (В конце концов, чем как не половым актом является гоголевская сцена с ведьмой, которая оседлала Брута, а в конце их общего полета превратилась в красавицу-панночку, и все те пронзительно сладкие ощущения, которые Хома не может себе объяснить? И даже после первой ночи в церкви Хоме и дальше кажется, что все ночные события — это лишь сон.) 

Вий_3
Сергей Левин

И еще одну вещь время от времени замечаем на видеопроекции — виртуальную руку, которая то вбрасывает персонажей в "кубическую" параллельную реальность, то выдергивает их оттуда, уже в который раз ставя вопрос о пределах и свободе нашего выбора.

Почему выбор Раду пал именно на композитора Александра Родина, объяснить легко. Сотрудничество ныне 44-летнего композитора с "Киев Модерн-балетом" началось со спектакля "Видіння Рози". Его в 2014 г. поставил Алексей Бусько, воспитанник театра Поклитару, на сцене киевской Муниципальной оперы для детей и юношества. И формально это спектакль именно этого театра, Муниципальной оперы. Два года назад, в апреле 2017-го, Раду показал премьеру балета "Вверх по реке". В его основе — фицджеральдовская "Загадочная история Бенджамина Баттона", но как всегда трансформированная, и музыка для струнного квартета Александра Родина. 

Вий_4
Сергей Левин

На этот раз Родин написал большой двухактный балет для симфонического состава с дополнительной перкуссией. И надо сказать, что такие партитуры, на создание которых идут месяцы тщательной работы, теперь большая редкость. В этой музыке есть подробно прописанные характеры, сильные эмоции, есть умение время от времени надевать маску композитора-романтика, но оставаться при этом на современной волне, идти вполне в ногу с тем, что на своей части поля делает Раду Поклитару. К счастью, ни первому, ни второму не приходится здесь соревноваться с классикой — канонизированного балетного "Вия" просто нет. 

Точнее, не было до сих пор. Теперь он у нас есть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Вам также будет интересно