Столичные стандарты

12 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 46, 12 ноября-19 ноября 2004г.
Отправить
Отправить

Наверное, я вряд ли открою Америку, если скажу, что неталантливых детей не бывает. Хотя наверняка найдутся желающие поспорить с данной аксиомой...

Роман Лопатинский
Роман Лопатинский
Роман Лопатинский

Наверное, я вряд ли открою Америку, если скажу, что неталантливых детей не бывает. Хотя наверняка найдутся желающие поспорить с данной аксиомой. И все же группа Горовиц-дебют, соревновавшаяся на прошлой неделе в Доме ученых за звания юных лауреатов и дипломантов, в очередной раз позволила убедиться в истинности данного утверждения.

В отличие от своего старшего брата — Международного конкурса молодых пианистов памяти Владимира Горовица, дебютная группа всегда отличалась меньшими масштабами и популярностью. Но у нее совершенно особая атмосфера, не в последнюю очередь связанная с камерностью этого музыкального мероприятия, которая, впрочем, имеет и обратную сторону: скромные восемь флагов, составившие декорацию сцены, знаменовали, скорее, международный состав жюри, а не участников. И если быть объективной, нельзя не заметить, что Горовиц-дебют — конкурс все же для своих, так как из-за рубежа на него практически никто не приезжает.

На мой взгляд, детский конкурс — это всегда особенный праздник: для большинства детей, занимающихся таким серьезным делом, как исполнительство, на этом жизненном этапе самое главное — хорошо сыграть, а уж лидерские амбиции на втором месте. Чего не скажешь о юношеских конкурсах, где духом соперничества, ревности пропитан даже воздух.

Сразу решила не разделять детей на победителей и побежденных, лауреатов и тех, кто не дотянул до звания, да и оглашать турнирную таблицу в общем-то малоинтересно. На таком конкурсе как никогда актуальным становится выражение «в жизни главное не победа, а участие» — уже само выступление перед столичной публикой для малышей стало значительным событием, возможно, одним из самых волнующих в их юной жизни. Просто поражало, какими серьезными и собранными выходили на сцену восьмилетние ребята, как по-взрослому они вели себя за роялем, демонстрируя такую волю и стремление донести до публики все, чему так долго учились.

Четыре конкурсных дня соответственно разделили на четыре номинации: три возрастных группы и еще одна, в которой участники исполняли только концерты для фортепиано с оркестром. И наименее интересным оказался этот день: нервничали и дети, и их педагоги, которым предстояло подниматься на сцену вместе с учениками и аккомпанировать в роли оркестра. Вероятно, именно волнение стало причиной того, что мало кому удалось выступить в полную силу, да и концертная программа не каждому исполнителю оказалась по плечу.

Откровенно говоря, сама идея «оркестрового» тура хороша только для того, чтобы члены жюри выявили счастливчиков, которым предстоит на заключительном концерте в лучах славы выступить с настоящим симфоническим оркестром на лучшей концертной сцене страны, в Национальной филармонии. Но для педагогов, готовящих своих питомцев к участию в конкурсе, искушение оказалось непреодолимым — многие дети с явным трудом осилили только само исполнение концерта, не говоря уже об образной сфере и прочих тонкостях, которые остались за бортом в борьбе за технику и элементарную вызвучанность фактуры. Очень достойно прозвучал концерт Гайдна у Валерии Шушкевич, который был не только по силам, но и явно по душе исполнительнице.

Вообще, главной бедой конкурсантов можно назвать амбиции их педагогов — как часто в погоне за виртуозностью они позволяли себе забыть о главном: личности маленького музыканта с ее уникальным, все еще искренним и честным внутренним миром, неразочарованной душой и горячим сердцем… Общение с ребенком посредством музыки позволяет узнать о нем в сто, нет, в тысячу раз больше, чем любые разговоры — опытные педагоги это хорошо знают. А нагрузка в виде головоломных пассажей, призванных потрясти воображение своим раннесозревшим мастерством, зачастую оказывается не только серьезным фактором риска для молодого исполнителя, но и совершенно лишним грузом ответственности — все силы и время уходят на то, чтобы вызубрить и отрепетировать технику, а на «начинку»-то и не остается.

Еще одна тенденция, которую выявил конкурс, — отличная работа крымских педагогов уже не в первый раз обращает на себя внимание. Именно оттуда приезжают не просто одаренные дети, но ученики талантливых педагогов. И, надо сказать, сравнение не в пользу воспитанников киевской десятилетки, привыкшей быть традиционной законодательницей детских музыкальных мод.

Основная черта крымских ребят — их углубленность в самую сущность процесса музицирования. Эти дети играют себя, а не своих педагогов. По-моему, талант преподавателя как раз в этом и заключается — научить малыша самовыражению, а не подстричь его под определенный стандарт. А вот у большинства киевских детей приверженность этому «столичному стандарту», к сожалению, налицо: четкая, уверенная игра, технически сложные программы, очень взрослые по уровню , но увы, не всегда по содержанию, правильное интонирование, общепринятые трактовки… Все это занимательно, но не интересно. А дети, которые зачастую «мажут», иногда попросту забывают текст, но играют себя — вот она, та самая изюминка, которую так хочется распробовать и насладиться мгновением ее незабываемой сладости.

Одиннадцатилетняя Аня Ховалкина из Керчи — Прелюдию Рахманинова до диез минор сыграла так, что захотелось прослушать заново. Еще один мальчик из Керчи, Дима Беляк, в младшей группе разделил первое место с Дашей Бухарцевой из Одессы. А Надя Киселева, все из той же Керчи, в группе В получила первую премию не только за серьезную и сложную программу, с которой достойно справилась, но и за природный артистизм и ту уверенность, с которой она вышла на сцену и каждый раз снимала руки с рояля. Сразу было понятно — в победе она ни на минуту не сомневается.

Харьковчане тоже порадовали — особенно девятилетний Герман Радин, который исполнял джаз. Мальчик явно получал удовольствие именно от такой музыки, как, судя по всему, и члены жюри, слегка утомленные обилием классики, хотя особой жесткостью программных требований конкурс не отличается. А харьковчанка Кристина Сапеляк выиграла первое место в оркестровой группе.

Самой большой бедой конкурса стало, как ни странно, помещение Дома ученых, которое оказалось совершенно не соответствующим по своим размерам количеству желающих послушать дебютантов — публика состояла не только из педагогов и родственников конкурсантов, но и огромного педсостава столичных музыкальных школ, не говоря уже о простых меломанах и приезжих преподавателях: стояли в проходах и даже за дверьми, от жары в зале некоторым становилось нехорошо.

Вообще-то, детский конкурс для меня явление крайне неоднозначное. Ведь дело даже не в том, что дети соревнуются, и это неизбежно чревато настоящими драмами для тех, кто сыграл неудачно или просто, как мог, но оказалось, что кто-то смог гораздо лучше. И не в том, что кто-то увезет с собой медаль, а кому-то вообще ничего не дадут. Просто конкурс — явление жесткое, это ведь даже не спортивные соревнования, где есть либо четкая планка, выше которой не прыгнешь, либо объективные критерии оценки. Тут все решает крайне капризный и субъективный фактор «нравится-не нравится». В основном именно от него и зависит мнение члена жюри. Но как объяснить маленькому исполнителю, что дело не в том, что он сыграл плохо, а что его игра «не понравилась»? Это и взрослому-то обидно…

Конечно, конкурсная мотивация — крайне эффективный стимул, но не правильнее было бы проводить для самой младшей группы «Дебют» не конкурс, а, скажем, фестиваль, где нет места победителям и побежденным? Да, в этом случае участников бы стало меньше — нужно признать, что охотников за дипломами и званиями сегодня очень много как среди педагогов, так и среди родителей юных дарований. Им невдомек, чем чреваты погони за лауреатствами и как быстро гаснет неповторимая индивидуальность в горниле конкурсов и дележа мест. Со своей миссией выделить ярких и талантливых детей фестиваль бы справлялся, возможно, и более успешно, так как не было бы этой ответственности за результат перед дедушками-бабушками, родной школой и педагогом.

А с другой стороны, мощный стимул, который активизирует самые азартные черты характера ребенка, целенаправленная работа, стремление стать первым, и только первым, потому что остальные места на пьедестале с детской непосредственностью и максимализмом и местами-то назвать нельзя.

Хвалить нельзя ругать — расставьте запятые на свое усмотрение. Метод, которым пользуются опытные музыканты, выращивая новую исполнительскую смену, понимая, что музыкальное клонирование не менее опасно, чем генетическое, и что не в конкурсах счастье, если они становятся целью, переставая быть эффективным тонизирующим средством. И хорошо бы было поменьше стандартов, а побольше личностей как исполнителей, так и учителей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК