Швейцарский арт-менеджер: "Налоговая система Украины должна быть изменена в пользу культуры"

27 апреля, 17:44 Распечатать

Светлана Васильева еще в 2001-м переехала вместе с мужем и дочерью в Швейцарию. 

Светлана Васильева

Швейцарка украинского происхождения — арт-директор фестиваля ArtDialog  Светлана Васильева — рассказала об опыте проведения крупных арт-проектов в Европе, а также поделилась своими мыслями относительно реализации реформы в сфере культуры в нашей стране. 

Светлана Васильева еще в 2001-м переехала вместе с мужем и дочерью в Швейцарию. Там она продолжила музыкальную деятельность в крупных оркестрах. С Украиной ее связывают очень многие жизненные и творческие обстоятельства. Она выпускница Национальной академии музыки им. П.Чайковского по классу скрипки, работала в оркестре Национальной оперы Украины, стояла у истоков создания оркестра "Киевские солисты" под руководством Богодара Которовича. На днях Светлана приехала в Киев в рамках конкурса Горовица. 

— Светлана, а как получилось, что в Швейцарии вы стали заниматься не только музыкальной деятельностью по классу скрипки, но еще и активным культурным менеджментом?

— Моя профессия и мое призвание — скрипка. Но я всегда была организатором различных мероприятий. 

Еще в 2005-м я прошла обучение по специальности "Культурный менеджмент ARTOS" при Лозаннском университете, чтобы понять, как функционирует вся эта кухня. 

В Швейцарии у меня есть друг, швейцарский дирижер, с которым познакомились, когда я только приехала из Украины. Он организовал свою компанию и взял меня в партнеры. 

И вот одним из весьма значимых наших международных проектов (в сотрудничестве с Jeune Opera Compagnie) был швейцарско-украинский проект Requiem2Mozart, который прошел в Киеве и Львове осенью 2008 г. Проект получил массу положительных отзывов. В нем участвовали 300 музыкантов. Словом, это был мегапроект. 

И, знаете, всех поразила некая душевность данного проекта, несмотря на его масштабность. 

Естественно, если проводишь проекты в Украине, то здесь много суеты. Все нужно контролировать до последнего. 

А уже в 2012-м виолончелистка Наташа Гутман предложила сделать фестиваль ArtDialog.  

— Ваш фестиваль ArtDialog в Швейцарии предполагает мультижанровость: балет, классическая музыка, живопись. Насколько это востребовано современными ценителями? 

— Публика везде разная. Но в принципе, изначально хотели сделать ArtDialog как мультижанровую площадку. Одни любят одно, другие — другое, но в этом и суть. Нас поддержали сразу же — и город, и власти кантональные (это по аналогии областных в Украине). То есть мы существуем на эти деньги. Больших спонсоров у нас нет. Но есть фонды, которые нас поддерживают. Их деньги как субсидия. 

— Кто из музыкантов, коллективов, арт-персон были участниками вашего фестиваля? 

— Были очень многие музыканты — из Украины, других стран. Например, Антоний Барышевский, Андрей Пушкарев, Валерий Мурга, Оксана Крамарева. 

Делали выставку украинских художников — Алексей Поляков, Георгий Зайченко, Сергей Смирнов. Это мастера, работы которых находятся в фондах различных музеев. Это было партнерство с одной частной швейцарской галереей, и украинские художники там тоже присутствовали. Так что пытаемся поддерживать украинских художников и артистов. 

— Швейцарские звезды откликаются на приглашение участвовать в вашем фестивале? 

— У нас украинские корни, и мы живем в Швейцарии с 2001 г. К сожалению, для большинства тамошнего населения нет разницы между украинцами и русскими. Мы и американцев приглашали, и израильтян. Но швейцарцы все равно считают, что это "русский фестиваль". 

Это тяжело. Но, видимо, должно пройти много времени, чтобы была дифференциация. 

На Западе у людей есть свои клише, установки. Я сейчас говорю о среднем классе людей, которые не музыканты. 

— Светлана, а вы следите из Швейцарии за громко задекларированной культурной реформой в нашей стране? Что думаете об этих процессах? 

— Эта реформа достаточно болезненно отразилась и на коллективе, в котором я работала. Это действительно болезненно для музыкантов. Но другого пути нет. Контрактная система есть во всем мире. Но она везде разная. 

Представьте, в Цюрихе весь балетный состав работает по годовому контракту. И это всегда очень большое напряжение. А вот певцы могут быть уволены сразу!

 То есть контрактная система — давно норма для западного артиста. И все к этому привыкли. Да, многие всегда находятся в напряжении. Но "просто так" человека уволить нельзя. Естественно, собираются комиссии, в результате нет кого-то конкретного виноватого в том, что тебя уволили. Но на подсознательном уровне люди всегда готовы к тому, что тебя могут уволить. 

Например, в Цюрихе в оперном театре в 2008-м поменялся интендант. И в связи с этим 30% вокального состава было уволено. Также практически весь балет, все балетмейстеры, вся администрация. Ведь когда приходит новый директор, то вместе с ним в театр внедряется и новая политика. Да, это может быть и постепенный процесс, иногда старые проекты продолжаются. Но много чего начинается "сначала". И это так. 

— А в Украине в связи с контрактной системой видите проблемы?

— Здесь боятся потерять работу, это естественно. Ведь более социально защищенной системы, нежели советская, нет и не было. Ты попадал в коллектив, и уволить тебя было практически невозможно. Соответствуешь ты профессиональному уровню или не соответствуешь. Но ведь не все же поддерживают творческий уровень и развиваются? Кто-то не хочет, кто-то по здоровью не может, кто-то на что-то обижен. В творческих коллективах это всегда сложно. И, наверное, это правильно — поддерживать живую конкуренцию для должного творческого уровня коллектива. 

Но я, кстати, была приятно удивлена высочайшим уровнем оркестра нашей Национальной оперы Украины, когда попала на оперу "Норма" Беллини. Чувствуется, что в оркестр приходит творческая молодежь другого уровня. 

Естественно, и дирекцию театра понять можно. Это же очень сложно при контрактной системе вершить судьбы музыкантов. Но нужно либо соответствовать критериям, либо уходить из театра. Правда, субъективизм всегда присутствует. 

Нужно понимать, кто имеет власть, а кто — подчиненный. На Западе именно так, ты к этому привыкаешь, не можешь говорить, мол, я "народный". Если ты не подходишь, тебя вежливо уволят. 

— Со всеми ли украинскими чиновниками удается найти общий язык по ряду международных проектов? Все ли из них понимают важность евроинтеграционных процессов? 

— Все зависит от личного контакта: к кому ты приходишь, с какой
целью. Мне кажется, что к любому человеку можно найти подход, убедить его, расположить его к себе. В наших структурах в основном осталась советская система. В мое время нужно было прийти в оркестр, поставить скрипку — и все. А сейчас нужна активность. Возникли такие имена, как Раду Поклитару. Есть певцы, балет. Ресурс очень большой. 

Другое дело, "чего" не хватает? 

Не хватает (на уровне политики) понимания того, что никогда не поднять уровень страны без культуры. Экономика — да, это может как-то влиять на уровень жизни или на развитие чего-то. Но если говорить об имидже Украины на Западе, то это только культура, спорт, дипломатия. Три вещи. Умение договариваться, идти на компромиссы, дружить. 

— Это как модный сейчас эмоциональный интеллект. 

— Да, именно эмоциональный. Сейчас это очень модное понятие, которое более актуально, нежели IQ. Словом, уважение к человеку, уважение к творческой профессии, поддержка. Да и налоговая система в Украине должна быть изменена в пользу культуры. Ведь всегда высокая культура нуждалась в поддержке. Тараса Григорьевича выкупили, по сути, меценаты. Николай Васильевич Гоголь часто жил на "спонсорские" деньги. И по-другому быть не может. Если ты богатый, ты должен отдавать деньги на благотворительность, культуру. 

— Многие говорят, что в Украине система культурного менеджмента слишком забюрократизирована… 

— Возможно, в Украине система недостаточно структурирована? Например, если сравнивать с Францией, то там бюрократия сильно развита. А в Украине всегда можно договориться, большую роль играет личный фактор. Быть может, в Украине нет четко отлаженной системы? И поэтому правая рука не знает, что делает левая — что касается организации менеджмента. 

Например, когда я прилетела в Борисполь, то в аэропорту работает вся пропускная система. А вот в Америке на десять самолетов работают всего три окошечка. Любая система — бюрократическая. Бывают сложные люди, противные или капризные, но очень важно, как организовать процесс.

— Какие украинские коллективы хотели бы пригласить в Швейцарию в ближайшее время? 

— Для меня было бы большой
честью пригласить в Швейцарию театр Раду Поклитару — Киев модерн-балет. Еще замечательный балет нашего оперного театра, там танцоры очень хорошие. 

Естественно, Киевский камерный оркестр Национальной филармонии Романа Кофмана. В Украине есть замечательные музыканты — Дмитрий Ткаченко, Алексей Ботвинов. Есть много достойных имен! Не могу говорить о драматическом театре, поскольку это не моя область, может, это получится в будущем, почему бы и нет? 

Мне кажется, сейчас общий творческий уровень украинских коллективов вообще поднялся, и есть мастера, которые достойны представлять Украину за рубежом. 

— А в чем, на ваш взгляд, феномен наших украинских звезд на Западе? Таких, например, как Карабиц, Монастырская, Дидык, Лынив, других? 

— Естественно, это творческий потенциал. Плюс украинская ментальность. Нет гонора, амбициозности. С такими людьми легко работать. Есть желание интегрироваться, служить, может быть занижена самооценка, но это иногда и помогает приспосабливаться к непростым обстоятельствам жизни. 

— Вы достаточно много лет проработали в Киевском оперном. Потом получили опыт работы в европейских творческих структурах. Можете обобщить либо сравнить этот свой опыт? 

— В украинских коллективах все основывается на дружбе между коллегами, якобы все вместе, одни интересы, приятное общение. А на Западе каждый сам по себе. Из-за того, что зачастую национальность людей разная, нет таких эмоциональных связей. 

Там музыкант прежде всего — функционер, должен отлично выполнять свою работу. И ни на что больше не размениваться. 

В Украине больше концентрируешься не на работе, а на гуманном аспекте, на человеческой сфере. Тебя мотивируют другие вещи. А там ты должен придти, быть подготовленным на 100% , а все остальное — потом. 

— В чем непосредственно Украине нужно пытаться перенимать европейский опыт? 

— Нужно на первое место ставить работу, а не эмоциональную составляющую. Прятать иногда неуместные амбиции, потому что они только дестабилизируют и разрушают, нежели созидают. А еще быть ответственным за твой маленький элемент, который ты должен выполнять на 100%. И, наверное, нужно научиться работать.

— Недавно в Национальной опере Украины прошел конкурс на должность гендиректора — художественного руководителя. Выиграл прежний руководитель, с большим опытом работы в этом же театре. Это хорошо или плохо?  

— По-моему, ничего не изменилось. Были конкурсы, но это формальность. Явно и коллектив не готов менять руководство, потому что, как видим, на сегодня нет достойного кандидата. В таких больших структурах существуют своя внутренняя политика и определенные обязательства руководства перед коллективом. 

И если вдруг поменять что-то кардинально, то может быть стресс для многих творческих людей. Ведь любой новый руководитель — это особая политика того или иного театра.  

Считаю, что на сегодняшний день нужно медленно уходить от модели репертуарного театра, необходимо внедрять новые формы. Но важно одновременно смотреть, как публика на это реагирует. Насколько для маркетинга самого театра это выгодно. 

В Швейцарии есть специальный комитет, который принимает определенные кадровые решения, дескать, у руководителя контракт заканчивается и, скорее всего, продлен не будет. Так вот, представьте, у нас было голосование в 2017-м, что директора коллектива уволят аж в 2022-м! И за этот период времени будет реализовываться политика по введению нового человека. Это достаточно медленный процесс, но максимально стабильный для всего творческого состава. 

Разломать проще всего. И указать на некоторые недостатки проще простого. А вот как конструктивно поступить — для этого всегда нужны мудрость, опыт, желание работать на перспективу. 

— Светлана, как часто вы сегодня берете в руки скрипку с учетом вашей загруженности по менеджерской линии?

— Я занята на 30% как скрипач в оркестре. Я работала с такими выдающимися музыкантами современности, как Зубин Мета, Джон Элиот Гардинер, Теодор Курентзис, Армин Жордан, Николаус Арнонкур, Владимир Федосеев, Иван Фишер, Мишель Плассон, Даниэле Гатти, Франц Вельзер-Мёст, Нелло Санти, еще с выдающимися оперными режиссерами и балетмейстерами, среди которых Хайнц Шперли, Иржи Килиан, Алексей Ратманский. Навыки музыканта не теряю. Но помимо этого хочется делать различные арт-проекты. Меня это больше привлекает. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно