СЕМЬЯ, СОЗДАВШАЯ «КОТЕНКА»

24 октября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 43, 24 октября-31 октября 1997г.
Отправить
Отправить

На фестивале «Кинотавр» в этом году, среди ярких звезд, индивидуально приезжающих на фестивали, вы...

На фестивале «Кинотавр» в этом году, среди ярких звезд, индивидуально приезжающих на фестивали, выделялось непривычное в подобной обстановке семейное сообщество: молодые папа, мама и четверо детей, младший из которых был в коляске. Оказалось впоследствии, что детей пятеро - старший сдавал экзамены в школе. Это - семья режиссера-дебютанта Ивана Попова, чей фильм «Котенок» был в конкурсной программе. Но шел он в первый день фестиваля, когда еще не все гости и участники собрались - ведь официальное открытие по традиции лишь 3-го. Я, как и многие, картины не видела, да и лавров она на «Кинотавре» не получила. Не в силу низких художественных достоинств - фильм сделан отлично, просто так вышло. Семья же Поповых мне очень понравилась, но предмета для разговора не было, и я наблюдала их замечательные взаимоотношения со стороны. «Котенка» посмотрела на фестивале «Артек», где картину принимали великолепно и где она получила премию «За самый добрый фильм». И не упустила возможность поговорить с главным создателем Иваном Поповым, главой семьи.

- Иван, начнем не с «Котенка», а с вас - ведь вы режиссер-дебютант?

- Я очень счастлив и больше мне сказать на этот счет, слава Богу, нечего, я тоже в восторге от своей семьи. «Котенок» - семейное кино, не только потому, что он для семейного просмотра. В нем участвовали все - семейственность и кумовство процветали. Жена - художник-постановщик, мама - звукорежиссер картины, мой папа - соавтор сценария, в картине снимались двое моих детей. Я закончил Высшие режиссерские курсы у Владимира Меньшова. Еще учась, понял - хочу снять предельно простое кино, ясное. Самому было даже немного странно, потому что курсы не ориентировали на это: упор делался на изысканное кино, скорее, переусложненное. Цитируя кого-то, Меньшов сказал: хорошо, мол, снять такое кино, которое самому хотелось бы смотреть. А я дополнил - хорошо бы посмотреть вместе со своими детьми, очень люблю с ними что-то смотреть. И еще хотелось снять кино о Москве, которую очень люблю. Город, Москва, дети, потом появился котенок, который все связывает, маленькое существо.

- Глядя на экран, не могла избавиться от чувства, что где-то читала этот сюжет…

- Скажу - «Оливер Твист». Фамилия героя Федин, у Диккенса - Феджин. Потерявшийся котенок - потерявшийся ребенок: бродит по большому городу, живет в банде - Оливер Твист. Но произошло концептуальное изменение: Оливер попадает в банду к Феджину, а тот, сколь бы он ни был нам симпатичен, вор. Я не такой уж моралист, но делать симпатичного вора не мог, поэтому разбил сюжет. Жизнь Федина с кошками отдельно, а кошачье воровство, к которому вынудили обстоятельства, как аттракцион.

- Известно, что кошки сложны в дрессировке, как же вы работали с ними?

- Это оказалось гораздо легче, чем ожидалось, хотя съемки продолжались два года и за это время выросло шесть котят. Есть наполеоновская фраза - ввязаться в битву, а там видно будет… У родителей и у меня было много цирковых знакомых. С Куклачевым тоже вел переговоры, но он не подходил по типажу. Понимал, что эту роль может играть только дрессировщик. Андрей Кузнецов - талантливый человек, но у него номер пятиминутный и он работает только с сиамскими кошками. Еще у него была черно-белая кошка Диньдинька - в этом была трудность. Остальные кошки, с которыми он работает в картине, - недрессированные. Это были кошки моих знакомых, а кот Васька живет у Андрея в доме в магазине «Кулинария». Васька прекрасно у нас работал, сейчас снова живет в магазине, захаживая в гости к Андреевым кошкам. Сначала работать было очень трудно: вообще никакого опыта в кино, в таком - тем более. У Андрея - тоже: одно дело фиксированная ситуация в манеже, другое - каждый раз новое место и новый номер. Потом мы поняли, как это делается: нужно для кошки создать ситуацию, в которой она будет вести себя так или примерно так, как это должно быть, тогда кадр получается живым.

- В начале, когда котенок хулиганит в квартире, как вы его провоцировали?

- Это вообще сами делали, шуршали, манили. По трудности самым сложным был эпизод, когда котенок должен спать на груди у моего сына Санька. Укладываю ребенка, держу котенка, а тот не спит. Это продолжалось несколько часов: ребенок уже никакой, а котенку хоть бы что, все на ушах стояли. Перед каждой съемкой у меня было три варианта того, что должно происходить, - длинный, средний и монтажный. И все стало получаться.

- Есть картины, в которых Москва показана с нежностью и любовью, «Котенок» - из таких - это и заслуга оператора. кто он?

- На картине было три оператора, произошло это по разным причинам, но основной объем сделал Владимир Фастенко и, с согласия предыдущих, остался в титрах единственным. Действительно, операторская работа великолепная, хотя из-за отсутствия денег у нас не было ни крана, ни тележки, ни рельсов - ничего, но снято живо, не статично.

- Котенок очень живо реагирует на музыку, ведь один из героев фильма музыкант. а как было на самом деле?

- На самом деле он реагировал на приманку, которую мы для него готовили, к флейте это никакого отношения не имело.

- Какова судьба шестерых котят, что сыграли Тиграша на протяжении двух лет съемок?

- Двое из них живут у мамы, остальные разбрелись по знакомым. Сейчас есть союз людей, у которых совершенно одинаковые коты Тиграши. Дома мы не смогли оставить ни одного, у моего старшего сына аллергия. Но мама живет по соседству, общение не прекращается.

- Иван, а что было до режиссуры?

- По первой профессии я художник, вместе с женой учился в полиграфическом. Много работал и продолжаю работать, делая иллюстрации к книжкам. Работая как художник, берешь белый лист, карандаш - это полная абстракция, ты сам строишь из нее какую-то конкретность. В кино все наоборот - конкретная чашка, конкретный человек, а пленка - это уже абстракция. Старт с противоположных сторон - это очень интересно.

- Как семья отнеслась к решению попробовать себя в кино?

- Не одобряла, но поддержала. Моя великолепная бабушка - Валентина Попова - ученица Эйзенштейна, документалист, снимала фильмы о животных. Мама - обладательница трех НИК, папа - сценарист. Семья «хронических киношников», а жена из семьи «хронических художников».

- Какой была их реакция на готовый фильм?

- Сложно сказать. Картина-то рождалась постепенно, из монтажной все время гоняли, поэтому дома периодически смотрел материалы на видео, советовался с мамой, с женой. Конечная реакция была усталая - вроде ничего, завершил, слава Богу.

- «Кинотавр» был первым вашим фестивалем?

- Нет, сразу по окончании картины попал на Берлинский. Немцы люди конкретные: в каталоге написано «от шести лет», они и привезли автобусами шестилетних детей, полный зал. Я обалдел, думал, сейчас разбредутся, но реагировали ребята потрясающе, у меня просто текли слезы.

- Есть надежды на прокат «Котенка»?

- Фильм должен появиться на кассетах. Фестивали это хорошо, но для кино они создают какую-то иллюзорную жизнь: другие рейтинги, другой табель о рангах. Создатель кино начинает ориентироваться на очень узкий круг. Ведь раньше даже авторское кино, среди которого есть много любимых мною фильмов, изыскивало своего зрителя среди многих. Сейчас же немногие профессионально оценивают картину. Ситуация неправильная.

- С дрессурой на площадке вы справлялись при помощи дрессировщика Андрея. а дома кто помогает?

- По мере возможности родители, но они все работают. В основном все на жене, иногда, когда есть деньги, приглашаем няню.

- Иван, первое слово в кино сказано, что дальше?

- Боюсь делиться планами, тем более, что ситуация достаточно мрачная, но есть пару проектов. Сейчас работаю, в основном, как сценарист. Один фильм - «Все красное» - снимается на «Мосфильме» моим другом Лешей Зерновым, 12-серийный иронический детектив. С ним же пишем новогоднюю историю. Что будет с собственной постановкой - пока не знаю.

- Может кино сегодня быть таким серьезным воспитательным моментом, как раньше?

- Кино всегда несло как хорошее, так и плохое, всему учило. Проблема в дезориентации зрителя, не только авторов. Американское кино считается очень благополучным, но там зритель «балдеет» от своей Америки и поднимает у себя во дворике американский флаг каждое утро. Вряд ли у нас будут поднимать российский или украинский флаг во дворе, но любовь должна быть у создателей кино и у зрителей к земле, которую снимаешь и видишь на экране. Это необходимое условие.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК