Роман Луцкий: "Мы вернули себе своих фольклорных героев"

18 октября, 2017, 12:10 Распечатать

Кино сейчас трансформируется в сторону типажности. 

Роман Луцкий в фильме "Сторожевая застава"

На экраны вышел украинский фильм-фэнтези "Сторожевая застава" (режиссер Юрий Ковалев, по мотивам книги Владимира Рутковского). Роман Луцкий, один из самых перспективных украинских актеров и исполнитель роли богатыря Олешки Поповича, рассказал ZN.UA о съемках блокбастера и о своем пути в большое кино. 

Съемки фильма начались два года назад. Премьеру переносили. Эта лента — дебют режиссера Юрия Ковалева. Смета, согласно официальным данным, — 40,3 млн грн. Действие картины переносит зрителя на тысячу лет назад: мальчик Витя знакомится с настоящими героями-богатырями Олешком, Ильей, Добрыней и попадает в водоворот фантастических приключений. 

Первые отзывы родителей и детей (а это потенциальная аудитория ленты) — искренние и положительные, а кинокритики еще скажут свое слово о "разработке" жанра фэнтези в отечественном кино. 

— Съемки "Сторожевой заставы" были довольно продолжительными и разделены на осенний блок, снимавшийся в ноябре позапрошлого года, и на летний — июнь–июль прошлого, — рассказывает ZN.UA Роман Луцкий. — Кастинг я прошел еще в 2013 году. А потом — революция, Майдан. Продюсеры говорили, что заходили в проект с одним бюджетом (когда доллар был по 8 грн), а в результате снимали, когда курс доллара был почти 30. 

Относительно локаций. Это натурная площадка студии FILM.UA на Троещине. Специально для съемок там выстроили масштабные декорации самой Сторожевой заставы. Другие локации — Карпаты, скалы Олексы Довбуша. А также Коростышевский карьер, Тетеровский кош, Буча... 

— А каким этот съемочный период выдался именно для вас — он был очень изнурительным? 

— Знаете, осенью в костюме богатыря было ужасно холодно! А когда снимали летом, то иногда температура достигала 37 градусов. А мне приходилось бегать в кожаном костюме. У других богатырей — металлические латы, которые тоже нагреваются на солнце. А вот мой кожаный костюм давал невероятный термоэффект! 

В целом, было довольно тяжело физически. Прежде всего надо было научиться профессионально фехтовать, а это совсем не похоже на адаптированное к сцене театральное фехтование. 

— Брали уроки фехтования? 

— Уроки — мягко сказано. Я понял, что моих навыков фехтования для роли Олешка Поповича недостаточно. И продюсеры договорились с группой постановщиков трюков и боев. В свободный от репетиций во Франковском театре день я приезжал в Киев на тренировку. Кроме того, занимался единоборствами на татами, верховой ездой. Так и прошел экспресс-подготовку. 

Действовал на адреналине. Думал, что этого достаточно. Понимал ответственность. Возможно, если бы проект был "дешевле", то и волнения было бы меньше. Ведь как актер я вписываю в анкету-резюме, что умею многое: фехтовать, ездить верхом… И если бы проект был малобюджетный, то мог бы подать себя как знаток верховой езды… 

В целом я очень удовлетворен уровнем подготовки и признателен тем, с кем работал. Ребята, которые ставили бои, — это профи, прошедшие серьезный отбор в массовые сцены второй части знаменитых "300 спартанцев". Наш фильм объединил лучших специалистов из Австралии, Новой Зеландии, Англии, Бразилии. Очень крутые ребята. 

— Жанр "Сторожевой заставы" — фэнтези. Этот жанр довольно дефицитный в нашем кино. Как вы чувствовали себя именно в таком измерении? 

— Для актера опыт работы в таком жанре — очень ценный. Это и интересно, и весело. А вообще — это впервые в моей жизни.

Тем более что и кино такого жанра впервые сняли в Украине. Мне повезло. Мы в Украине очень любим снимать психологическое, драматическое кино. Чтобы пострадать… 

И, кстати, хорошо, что наш фильм презентует Украину с другой стороны — как нацию победителей. И даже победителей в политической игре! Мы вернули себе своих фольклорных героев. Это не было самоцелью. Просто сняли о своих. 

Раньше я всегда думал, что мой персонаж Олешко Попович — это Алеша Попович. А когда начал интересоваться историей, то узнал, что он изначально был Олешком. Я бы не хотел что-то делить, но ведь все же он — украинский богатырь. И теперь мы его для себя открываем.

 

— Вернемся к съемочному периоду. Какие самые сложные сцены вам пришлось выполнять самостоятельно, без каскадера? 

— Было несколько сложных ситуаций… Например, падение с лошади. Первый мой конек "поцеловался" прямо на ходу с деревом. А я травмировался во время сценического боя. 

И еще я смог выполнить одну классную штуку, которую должен был выполнять каскадер. Это было в финальном бою с каменным монстром Големом. 

Каскадеры очень переживали за меня. Да и вся группа переживала, ведь я драматический актер и должен был сниматься дальше. Но это был крайний день съемок, поэтому они и согласились. Итак, меня привязали шнурком и выстрелили прямо в воду. 

Это такая пневматическая помпа, которая выстреливает на 6 метров. 

В общем, этот трюк выполняют или подготовленные люди, или каскадеры. Но я захотел сделать эту финальную сцену сам. Взял ответственность на себя. 

— Было страшно? 

— Ну да, страшно. Но был и адреналин, желание полетать. А чем я отличаюсь от каскадера? Просто они больше приспособлены к таким сценам, чуть ли не каждый день имеют с этим дело. 

— В последнее время вас называют среди самых ярких актерских открытий нового украинского кино. Как относитесь к таким отзывам критиков? 

— Если говорить о начале пути в большом кино, то это 2012-й. Хотя я и не дебютант. "Братья" — уже мой четвертый фильм. И, возможно, именно благодаря роли в "Братьях" и происходит то самое "открытие". Кто бы что ни говорил, но это приятно. 

Если спросить у актера, чего он хочет, — любой актер скажет: "Славы". Возможно, кто-то хочет ее больше, кто-то меньше. Но ведь актер — это сознательная и публичная профессия. Ты выходишь к зрителю. На тебя смотрят. Ты в центре внимания. И потому не будем рассказывать, что актеры не хотят популярности, не хотят быть в центре внимания… Хотят все! 

— За короткое время вам пришлось поработать с разными кинорежиссерами — Викторией Трофименко, Еленой Фетисовой, Романом Ширманом, Батой Недичем, Юрием Ковалевым. Кто из них, на ваш взгляд, глубже всего копнул ваше актерское нутро? 

— А еще у меня был опыт работы с режиссером Александром Денисенко. В самом деле, соглашаюсь с вами, актерское нутро чаще всего раскрывают на полном метре. Все талантливые режиссеры, которых вы назвали, очень разные. Поэтому и подход к актеру у них разный. 

С кем комфортнее? Не могу это определить. Потому что я актер не конфликтный. Могу найти общий язык с каждым режиссером. Чувствую, что режиссеры тоже ищут ко мне ключик. И если говорить о "Сторожевой заставе", то с Юрой было работать и легко, и комфортно, и интересно. Собственно, сам жанр фэнтези предусматривает легкость. И вообще, со всеми своими режиссерами я бы с удовольствием работал снова и снова. 

— Сегодня в Украине снимают много фильмов. Поэтому обострилась и конкуренция среди молодых актеров. Чувствуете ли конкуренцию именно вы? 

— Вау! Это же классно, когда есть конкуренция! Для того чтобы актеры держали себя в тонусе, она и нужна! 

У меня было и такое, что отказывался от 4–5 проектов. И в тех проектах, наверное, сыграли актеры, близкие мне по типажу. 

Но я отказывался, потому что мне некоторые проекты были не нужны. А если бы я слишком обострялся и фокусировался на конкуренции, то ни за что не отдал бы никому ни одного проекта. Я рвал бы и рвал! Строил бы свою фильмографию количеством, а не качеством. 

У меня есть опыт работы в сериальном производстве. Такая работа дает актеру материальную обеспеченность. И это очень важно. Потому что нужно же на что-то жить. Я раньше бывало говорил: "Сериалы? Да никогда!" Но недавно попробовал себя в сериальном жанре. И это совсем другая, интересная кухня. Она отличается от полнометражного кино. 

— А правда, что между кастинг-директорами происходят отчаянные войны, чтобы привлечь к тем или другим проектам именно "своих" актеров?

— Наверное, такие войны существуют. Я просто не сталкивался с этим. У меня есть замечательная Алла Самойленко, к которой могу обратиться, обсудить с ней разные вопросы: идти мне на тот или другой проект или не идти? В сущности, она и привела меня в мир большого кино. 

— А как вы познакомились с Аллой? 

— Это был 2012 год. Я репетировал во Франковске спектакль "Слишком женатый таксист". Идем на перерыве пить кофе. И слышим, что в театре говорят: дескать, приехали из Киева, из киностудии PRONTO FILM делать пробы для кино. Поворачиваемся, а нам уже дают звонок на сцену. И я попросил, чтобы меня с друзьями быстро пропустили на те пробы… 

Нас пропустили, мы коротко рассказали о себе. Записали видеовизитки, поговорили с Аллой. И — на сцену. 

И, знаете, иногда с юмором воспринимаешь, когда тебе говорят: "Если вы нам будете нужны, мы вам позвоним!" Ага, позвоните… 

Но мне в самом деле позвонили! 

И это было довольно неожиданно и очень приятно. Особенно когда утром тебя будят и говорят: "Роман, нам надо, чтобы вы приехали на пробы". 

Я приехал на PRONTO FILM. Алла Самойленко, кастинг-директор, говорит: "Ромочка, здесь, кроме "Братьев", еще один проект запускается — фильм "Параджанов". Я бы советовала тебе и туда сходить". 

И я пошел, в тот же день. 

Почти одновременно был на пробах и к "Братьям" Виктории Трофименко, и к "Параджанову" Сержа Аведикяна и Елены Фетисовой. 

Проходит несколько дней. И все это время меня не отпускало какое-то странное ощущение: я постоянно ждал результата. Актеры часто говорят о какой-то там "энергии". А оно, возможно, и в самом деле что-то в этом есть. Потому что уже на третий день мне приснился сон, будто я стою на проходной студии, и Серж Аведикян мне говорит: "Пиши! Записывай — Роман Луцкий!" 

Я проснулся… И через десять минут телефонный звонок. Это Алла: "Рома, я тебя поздравляю! Ты прошел кастинг и в первый, и во второй фильм!" 

Таким было мое знакомство и с Аллой Самойленко, и с большим кино — сразу попал в два полных метра. 

Я постоянно советуюсь с Аллой. Можно сказать, что она меня "ведет". Очень доверяю ее вкусу, профессионализму, интуиции. 

— Нельзя обойти вопрос и о вашем родном очень популярном театре в Ивано-Франковске. Сказался ли активный съемочный период на репертуаре, в котором вы задействованы? 

— Да, на некоторые спектакли сделали замены. А некоторые постановки не играли, когда я снимался. В некоторые ввели других актеров на мои роли. 

Как бывает? Иногда срочно надо ехать в Киев. А театр — репертуарный. Очень серьезный театр. И считаю, что актер без театра — это не очень хорошо. 

Как-то общался с журналистом и сказал, что театр для меня — это тренажерный зал. А потом, когда вышла статья, моя жена говорит мне: "Рома, ты же обозвал театр тренажерным залом! Ты что?!" 

Но я думаю — а почему бы и нет? Возможно, и не надо сравнивать с тренажерным залом, но ведь театр держит актера в форме, в тонусе. 

— Кстати, как жена воспринимает ваши продолжительные командировки, кинопопулярность?

— Ей сложно. У меня маленький сын, ему год и два месяца. Я понимаю, как ей тяжело. Но в скором времени я уже возвращаюсь в Франковск на продолжительный период. И буду рядом с ними.

Ну а потом, когда сын подрастет, смогу брать его с собой на съемки, чтобы не расставаться надолго. 

Это счастье, что жена меня понимает, поддерживает. Понимает прежде всего, что такое публичность, когда каждый день на Facebook к тебе добавляется по 50 друзей. Она понимает, что среди друзей есть и мои фанатки-девушки, а это также часть работы. 

— Ваша жена врач?

— Да, врач-психиатр. Последнее место ее работы — отделение, где лечатся буйные психически больные… 

Прежде всего она моя замечательная жена, замечательный человек, моя женщина. Иногда мы шутим между собой, говорим, что со временем наш сын будет называть нас "предки", "родаки", "старики". А возможно, сын будет говорить "моя мама — псих, а отец — клоун". Это, конечно, шутка! 

— Не планируете переехать в столицу на постоянное проживание, ведь здесь у вас много работы, есть много театров, куда вас охотно возьмут? 

— В последнее время меня довольно часто об этом спрашивают. Но не вижу смысла куда-то переезжать. Просто переехать, чтобы работать в столичном театре? Чтобы жить в столице? А зачем? Ведь Ивано-Франковск — прекрасный город. У нас один из лучших театров страны, у нас лучшая труппа, замечательный режиссер — Ростислав Держипольский.

А если когда-нибудь будет очень много работы в столице, то время все определит. Мы воспитываем сына, живем в центре замечательного города, всюду — пешеходные зоны… 

И не факт, что переехав в Киев и попав в какой-то столичный театр, я останусь в такой же форме и найду такую же творческую атмосферу... Далеко не факт! 

К тому же сегодня уже несложно преодолевать расстояния. Отыграв спектакль, я успеваю на два или три поезда в Киев. 

— Наши критики и зрители порой жалуются, что в современном кино ощущается дефицит настоящего героя, сильного мужчины. Собственно, вы такой образ и воплощаете на экране, на сцене. Но, возможно, видите себя в каких-то других амплуа? Острохарактерном, комедийном?

— Конечно, вижу. Но нужен конкретный проект, конкретная "другая" роль. Режиссеры должны рисковать и не бояться открывать актера. 

В общем, кино сейчас трансформируется в сторону типажности. Но испытать себя в других амплуа я бы очень хотел. 

Роману Луцкому — 31 год. Он родился в селе Боднарив Калушского района Ивано-Франковской области. Учился на театральном отделении Института искусств Прикарпатского национального университета им. В.Стефаника. С 2008-го — актер Ивано-Франковского театра имени Ивана Франко. Театральные работы в спектаклях: "Солодка Даруся", "Нация", "Три сестры", "Ромео и Джульетта", "Лісова пісня", "Оскар и Розовая Госпожа", "Енеїда". Снимался в фильмах: "Братья. Последняя исповедь", "Параджанов", "Теперь я буду любить тебя", "Столетие Якова", "Сторожевая застава".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно