Роман Григорив: "В Украине родилось новое направление — аэрофония"

18 мая, 16:52 Распечатать Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая

Формация Nova Opera — это сознательный выход за рамки устойчивых творческих стереотипов.

© Nastya Telikova Photography

Известный композитор, мультиинструменталист, один из идеологов формации Nova Opera Роман Григорив рассказал о гастролях в США (с оперой Iyov), ГогольFest в Мариуполе, спектакле "Гамлет" в подвале и новой "авиационной" концепции фестиваля этого года Porto Franko.

В последнее время имена Романа Григорива и Ильи Разумейко постоянно появляются в информационном творческом пространстве. Почти каждая их новая работа привлекает внимание и специалистов, и широкого круга ценителей современного искусства. Ведь формация Nova Opera, по мнению ее идеологов, — это сознательный выход за рамки устойчивых творческих стереотипов, это творческое нарушение предыдущих правил игры на музыкальном поле. Опера-реквием Iyov, опера-цирк "Вавилон", неоопера-ужас "Гамлет" — эти и другие проекты являются важной и актуальной страницей нашего нынешнего бурного творческого времени. Роман Григорив, к тому же, занимается популярным фестивалем Porto Franko в статусе его президента. 

— Роман, если вспомнить период утверждения формации Nova Opera, то какой этап эта история переживает в Украине именно сегодня?

— На самом деле, этот формат бурно развивается. Несмотря на его финансовую сложность. Всегда, когда мы говорим об опере, то помним обо всем ее значительном историческом бэкграунде. А наша формация как раз и является примером условной культурной децентрализации, ведь все мы делаем фактически без государственной поддержки. 

Нас поддерживает только Национальный союз композиторов Украины. Благодаря Анне Гаврилец и Игорю Щербакову, нам предоставляют помещение и возможность работать над своими операми. Национальный союз композиторов — фактически едва ли не единственное наше место силы в столице. 

Впрочем, мы преодолеваем трудности, стараемся быть флагманом на этом направлении. 

Безусловно, украинская опера существует. Есть оперы Щетинского, Цепколенко, Лунёва, Загайкевич. Украинская опера в целом и развивается в таком направлении. А вот в формации Nova Opera — другой бэкграунд. Есть коллектив, довольно стабильная репутация. И фактически все наши произведения и путешествия — это результат общей плодотворной творческой работы. И не только творческой, но еще и менеджерской.

 

— Кстати, а каких известных художников вам хотелось бы привлечь к новым проектам в рамках формации Nova Operа, чтобы в дальнейшем развивать и популяризировать это направление? 

— Если честно, очень мечтаем привлечь к нашим перформансам Марину Абрамович. Надеемся сделать что-то общее. Да, она суперзвезда, она — один из основоположников перформанса в его чистом виде. И, кстати, Илья Разумейко встречался с Мариной в Вене. Она тогда заинтересовалась нашими предложениями, но на самом деле общая дальнейшая работа — этот вопрос времени. 

Что еще хочу заметить об Nova Opera? Несмотря на то, что мы работаем без стабильной государственной поддержки, у нас есть результат — шесть опер, четыре из которых активно путешествуют по миру. 

Возможно, наиболее успешной, относительно гастрольного и фестивального движения, остается опера Iyov. Почему? Потому что требует меньших технических усилий, в отличие от, скажем, проекта "Вавилон", в котором задействовано очень много людей и техники, или неооперы-ужаса "Гамлет" в Ивано-Франковске.

— В чем, на ваш взгляд, особенность "Гамлета", которому уже почти год, а о нем постоянно говорят, он интересует не только украинских, но и европейских критиков?

— Это уникальный творческий продукт. Возможно, уникальность достигается и за счет того, что действие происходит непосредственно в подвале театра. Эту оперу-ужас нам удалось показать на Шекспировском фестивале в Гданьске. И, представьте, практически пришлось превращать главную сцену Гданьского театра в украинский подвал. Однако мы старались воссоздать настоящую атмосферу ужасов, как на оригинальной локации. 

На самом деле, это очень сложный спектакль. Там задействованы чрезвычайно затребованные украинские актеры из разных городов — Ирма Витовская, Дмитрий Рыбалевский, Настя Блажчук, Юрий Хвостенко. А еще и Nova Opera! 

Не все было легко во время работы, также не все легко и в процессе проката спектакля. Ведь у каждого артиста свои графики. Но так или иначе мы вместе, и "Гамлет" дальше живет в подвале Франковского драмтеатра. 

— Сколько времени понадобилось для работы над музыкой к "Гамлету"? Ведь трагедия Шекспира — чрезвычайная ответственность для каждого художника. 

— На музыку выделили три-четыре месяца. Но последний месяц мы практически жили в театре. Постоянно общались с режиссером Ростиславом Держипильским, актерами, хотели, чтобы это действительно была неоопера. На самом деле все, что происходило вокруг репетиций, — отдельный бэкграунд. 

Кстати, недавно фестиваль "Карпатское пространство" в Ивано-Франковске посетил всемирно известный шекспировед Майкл Добсон. Он сидел на "Гамлете" с блокнотом в первом ряду, но не знал, что делать, — фиксировать свои впечатления относительно режиссерской концепции или просто наслаждаться действом. Мне он даже показался шокированным от того, насколько радикально в этом спектакле были представлены шекспировские образы, а драматургическая линия стала неким отображением реалий Украины. 

— Вся ли музыка, которую вы совместно с Ильей Разумейко создали, вошла в спектакль? 

— Конечно, за бортом остаются некоторые наработки. Это как материалы во время строительства дома — кое-что всегда в запасе. Но, возможно, это и хорошо, ведь многое лишнее мы отсекаем. Вместе с тем постоянно работаем с чем-то новым. Например, в "Гамлете" начали работу с электроникой, и Илья Разумейко создал много уникальных индивидуальных звуков. 

Вообще, феномен франковского "Гамлета" в том, что для Украины это нетипичный проект. Какую цель ставил режиссер? Ему нужна Ирма — он и пригласил ее в "Гамлет". Ему нужна была Nova Opera — он и пригласил в этот проект наш коллектив. И вот теперь представьте, сколько этот режиссер прошел испытаний, чтобы всех объединить и реализовать проект. Ростислав пригласил нас всех в свой театральный подвал и сказал, дескать, именно здесь и будет жить "Гамлет". А уже дальше каждый из нас — музыкантов, актеров — действительно начинал свою жизнь в новом пространстве по-новому. 

— Почему до сих пор этого "Гамлета" вы так и не представили в столице? 

— Пока что не нашелся желательный киевский "подвал", который смог бы принять наш спектакль. От локации зависит очень многое. Должна быть не просто площадка, необходимо полное погружение. 

— Если продолжать тему вашего сотрудничества с театральными режиссерами, такими как Влад Троицкий, Ростислав Держипильский, то что отличает именно этих художников в работе с музыкальным материалом?

— Их отличает разная театральная эстетика. У каждого — свое видение и свой вкус, особая природа ощущения музыки. Влад Троицкий, например, вообще мыслит как музыкант. С ним очень легко работать, потому что у него есть колоссальный опыт именно в музыкальной театральной сфере. У Держипильского совсем иное — он всегда необычайно одухотворен. Когда он заряжен на определенное произведение, то ему абсолютно веришь, точно знаешь, что этому режиссеру нужно. У каждого из них колоссальная режиссерская воля. Троицкий и Держипильский — это, вообще, флагманы современного украинского театра. 

— Недавно вы гастролировали в США с проектами Iyov и "Литургия". Как восприняли за океаном нашу новую музыку? 

— Международный фестиваль современной оперы Prototype, — возможно, единственный фестиваль современной оперы, на котором показывают премьеры самых свежих, наиболее современных опер мира. И Украина в этом году впервые была там как страна, которая представляет модерновую оперу. Нас пригласила туда еще два года назад Бет Моррисон — это куратор и один из директоров фестиваля. 

В этом году на фестивале у нас было пять спектаклей и две мессы, одну из которых сыграли в украинской церкви в Стамфорде на базе Стамфордской духовной семинарии. 

На основе нашей музыки из разных опер сделали микс и практически создали новую оперу, которую назвали "Литургия". 

В Бруклине играли также в одной из древнейших церквей, где есть орган. В результате получился почти двухчасовой литургический перформанс. 

Это событие стало для Nova Opera чрезвычайно важной художественной резиденцией.

Среди зрителей, кстати, были афроамериканцы. Они восторженно слушали и реагировали. Было приятно, что, независимо от континента, украинское искусство находит отклик. 

А уже в сентябре нас пригласили на New York Fashion Week. Представьте, совершенно случайно дизайнер попала на нашу оперу. И теперь мы ведем переговоры, чтобы сыграть там Iyov.

Безусловно, это духовная тематика, которая, на первый взгляд, мало объединяется с прет-а-порте. Но Америка — страна креатива, и вполне возможно, что это и будет креативным решением. Мы видели коллекцию этого дизайнера, чем-то напоминающую костюмы из Iyov.

В статусе хедлайнеров нас пригласили также на один из самых интересных оперных фестивалей в сердце Европы — Роттердамские оперные дни. Современная украинская опера звучит сразу на двух наиболее представительных и современных концертных площадках Роттердама — в новом зале театра Nieuwe Luxor Theater и большом урбанистическом зале Rotterdamse Schouwburg Grote Zaal. 

— Ваши проекты были также в рамках ГогольFest в Мариуполе. Как прошли выступления на Востоке Украины? Восприняли ли их мариупольцы? 

— Оперу Iyov поставили 1 мая. Прием оказался замечательным. Нас поразил город и Дворец металлургов, в частности. Мариуполь — для нас особый город. Ведь это, считайте, прифронтовая зона. А дальше Харькова (на Востоке) мы не выступали. Поэтому важно было сыграть именно в этом городе оперу-реквием Iyov, которая рождалась в свое время в момент прекращения огня. Если вспомнить точно, то это был сентябрь 2015 года, когда две недели было затишье. И каким-то образом мы тогда приобщились к этому состоянию духовно. Подсознательно создавали оперу с мыслью, что именно теперь происходит в Украине. Это оказывало большое влияние. Хотя сначала были планы создать "Энеиду" по Котляревскому. 

Если о Мариуполе... То я увидел замечательный город с радушными людьми, с хорошей логистикой. Возможно, Влад Троицкий решит провести следующий ГогольFest опять в Мариуполе? 

— Через месяц стартует Международный фестиваль Porto Franko, где у вас статус президента. Чем удивлять почитателей современного искусства, если сегодня фестивальная конкуренция довольно острая? 

— Porto Franko нетривиален относительно своего контента. Этот форум, скорее, приближен к кураторскому фестивалю. Кураторы серьезно учитывают особенности концепции. Например, в прошлом году концепт предусматривал морскую тематику. Фестивальный сюжет будто привязывал к эссе Тараса Прохасько "Порт Франковск". Из всего города мы как будто сделали "пляж". 

А в этом году в основе концепции — воздушная тематика. Все, что связано с воздухом, с воздушным пространством и даже транспортом. Поэтому я и соединю два искусства — авиационное и музыкальное. 

В связи с этим родилось уникальное авторское направление — аэрофония. Это предполагает много акций — музыкальных, перформативных, театральных. Но в целом все заточено под новую футуристическую оперу Aerophonia, которая будет, собственно, главным событием фестиваля 14 июня. 

Представьте, именно такая опера в рамках Porto Franko объединяет голос двигателя самолета Ан-2 с голосами артистов Nova Opera. Авторы — Роман Григорив, Илья Разумейко, режиссура — Ростислав Держипильский. По сути, мы являемся и оргкомитетом фестиваля. 

Будет открываться Porto Franko с участием Юрия Издрыка, там будут звучать голоса диспетчеров аэропортов. Предполагается уникальный перформанс внутри самолета Aн-2, которым и отметим #stockhausen90 — юбилей последнего гения музыкального авангарда Карлхайнца Штокхаузена, пригласив на фестиваль артистов, которые работали с ним лично: ударника Ласло Худачека и певицу Юлию Михали.

Среди фестивальных локаций — Франковский драмтеатр, аэропорт, дворец Потоцких (второй раз он станет центром фестивального движения). 

Вообще, дворец Потоцких мы идентифицируем как фестиваль в фестивале. Хочется привлечь туда инвестиции для восстановления и практически реконструкции этого уникального исторического сооружения. Занимаемся мы также организацией события на стадионе (впервые Porto Franko задействовал такую далекую от центра локацию). 

Контент будущего Porto Franko отвечает воздушной тематике. Например, Украину посетит Oh, Magic! — это балет выдающегося австрийского хореографа Симона Майера с участием четырех танцовщиков, двух роботов и механического рояля. 

А еще — визуальное искусство: наука и лайф-электроника. В этом году на фестивале соединятся наука и техника, искусство авиационное с искусством музыкальным, визуальным, театральным, литературой. 

— Сегодня многие фестивали в Украине предполагают именно такой формат. Как, в этом контексте, проявлять свою художественную оригинальность Porto Franko? 

— Porto Franko в любом случае — оригинальный проект. И на самом деле в 2016 году именно ГогольFest приобщился к реинкарнации этого фестиваля во Франковске. Потому что первый фестиваль состоялся в 2010-м, потом он проходил в 2011-м, но был условным спецпроектом. 

И вот только в 2016 году благодаря Владу Троицкому и команде ГогольFest мы восстановили Porto Franko как важное культурное мегасобытие Ивано-Франковска. 

Возможно, это и иронично прозвучит, но именно в нашем городе на один квадратный метр фестиваля очень-очень много мастеров — Прохасько, Андрухович, Держипильский, Издрык, Ешкилев… Я не знаю, где еще в одном городе на одной улице, которую у нас называют Стометровкой, встречается столько творческих талантливых людей. И у самого города во время фестиваля такая мощная энергетика, которая, наверное, равняется мощности лучших самолетов. 

Кстати. Опера Aerophonia — как неофутуристическний перформанс — объединяет легендарный самолет Ан-2, артистов формации Nova Opera, объединяет сонорику авиатурбины с григорианским хоралом, монгольскими колыбельными и трип-хоповыми ритмами. Человек и машина, земля и воздух, голос и шум, сейсмические электронные басы и световое шоу — все это элементы нового проекта. В рамках фестиваля Porto Franko (в театральном блоке) также будут представлены новые спектакли Эймунтаса Някрошюса ("Книга Иова"), Оскараса Коршуноваса ("Чайка"), Ростислава Держипильского ("Модильяни"), Малгожаты Пашкер-Войцешонек ("Сладкая"), Алексея Гнатковского ("На Западном фронте без перемен"), Наталии Половинки ("Свадьба").

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно