Роман Бровко: "Суд над Стусом напоминает евангельские события"

14 июня, 15:25 Распечатать Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня

Через несколько месяцев фильм о Василие Стусе "Запрещенный" выйдет на широкие экраны (5 сентября, ко Дню памяти поэта).

В Сети выложен трейлер ленты, за первую неделю набравший 200 тысяч просмотров. Режиссер фильма Роман Бровко признается, что сцена суда над поэтом в фильме есть и "представлена фактически с документальной достоверностью". 

Фильм снят кинокомпанией UM-GROUP (бюджет 38,1 млн грн, господдержка — 19,5 млн грн) и показывает последние годы жизни поэта, борьбу с системой и попытки опубликовать последний сборник стихов, который Стус пытался передать из тюрьмы на свободу. 

Еще прошлым летом эта лента под рабочим названием "Птица души" оказалась в центре скандала, связанного с исторической сценой суда, в которой присутствует адвокат поэта Виктор Медведчук. В соцсетях даже возник флешмоб #МедведчукМиНеЗабули. 

Режиссер фильма Роман Бровко в интервью ZN.UA рассказал, как именно представлена сцена суда над Стусом в уже готовом фильме, какова реакция на фильм была у людей, знавших поэта при жизни, а также заметил, что фильм "Запрещенный" — для широкой аудитории, поскольку творцы ленты рассчитывают на кассовые сборы.

фильм Заборонений Бровко
Роман Бровко

— Роман, прошлым летом ваш фильм под рабочим названием "Птица души" оказался в центре скандала, связанного с политиком Виктором Медведчуком, в свое время адвокатом поэта. Скажите, в каком ключе представлены сцены суда над Василием Стусом в вашем фильме? 

— Ради максимальной достоверности сцена суда фактически выдержана в документальном ключе, передана согласно материалам дела. Без искажения фактов, без вырывания фраз из контекста, без художественных интерпретаций и без сгущения красок. 

Разрабатывая эту сцену, студия консультировалась с юристами, чтобы не выйти за рамки дозволенного законом. Для меня как режиссера это было сложно, ведь в этой сцене не оставалось свободы для творчества. Все отрабатывалось в строгих юридических границах, использовались только те фразы, которые содержались в протоколе, без каких-либо творческих вставок. 

Это тот случай, когда определенные юридические позиции были весомее, чем видение авторов фильма. 

В целом эта ситуация стала серьезным прецедентом для всего украинского кинематографа, поскольку все поняли, насколько весома юридическая сторона в создании фильмов байопиков. Есть строгие нормы закона: снимая сцены о людях, которые до сих пор живы или у них есть потомки, надо согласовывать с ними те события, которые появятся на экране. 

Нам пришлось все согласовывать: право на использование имени Стуса, право на использование личной информации и право на использование стихов. Это обязательное условие закона, действующего как в Украине, так и за рубежом. Я об этом знаю, поскольку у меня продюсерское образование. Такие вопросы всегда ложатся на плечи юристов и продюсеров студии. 

— Вы справились с этой нелегкой задачей — показать сцену суда над Стусом фактически с документальной достоверностью?

— Это была очень сложная задача. Суд длился много часов, и даже если бы все кино было посвящено суду, не удалось бы показать и половину событий. Поэтому в кино есть одна сцена, содержащая ключевые события суда. 

В первой, расширенной версии сценария, эта сцена была только в виде воспоминания — флешбека, ведь главные события сюжета разворачивались именно в Пермской колонии, когда к Стусу приехала работница КГБ с заданием уговорить его на сотрудничество с системой. И Стус вспоминал сцену суда в качестве примера того, что в Советском Союзе умели фабриковать обвинения против неудобных людей. 

На определенном этапе сцену действительно вырезали по мотивам как юридическим, так и чрезмерного хронометража фильма. 

Но потом вокруг фильма вспыхнул резонансный скандал, стало понятно, что сцена суда над Стусом интересует общество значительно больше, чем что-то другое в этом фильме. Конечно, мы реагировали на потребности целевой аудитории и общественный запрос. Поэтому ради показа в кино сцены суда нам пришлось удалить восемь других важных сцен. Из-за этого выпали целые сюжетные линии, мы должны были полностью изменить монтаж фильма. 

Поэтому у нас получилась абсолютно новая версия фильма, которая существенно отличается от первичного сценария. Конечно, от таких коренных изменений фильм что-то теряет, но и получает что-то новое. Хорошо это или нет? Будем считать, что время даст ответ. 

— Если обратиться к фактическим историческим событиям, то, как думаете, адвокат поэта — Виктор Медведчук — мог бы что-то сделать ради защиты своего подсудимого? 

— Этот суд был спектаклем, решенным заранее. В судебном зале находилось много свидетелей, свидетельствовавших против Стуса, даже прибегали к клевете, чтобы ухудшить его положение. Некоторые люди вообще впервые в жизни видели Стуса, но обвиняли его и говорили то, что им велено было сказать. 

Власть на этом суде собрала всех, кого можно: "стукачей", завистников, купленных и запуганных свидетелей, даже каких-то пьяниц, с которыми Стус сидел во время своего первого заключения. 

Цинизм заключался еще и в том, что со Стуса взыскали большие средства за приезд свидетелей, свидетельствовавших против него. Правда, были и порядочные люди, свидетельствовавшие в поддержку Стуса, но их слова суд не очень-то учитывал. Например, Михайлина Коцюбинская сделала все возможное для защиты Стуса, а Светлана Кириченко вообще воскликнула: "Я буду свидетелем на том суде, где Василий Стус будет обвинять, а вы будете сидеть на скамье подсудимых!" 

За эти слова сама Светлану Кириченко угодила в тюрьму. Если бы даже все друзья и коллеги свидетельствовали в пользу Стуса, приговор суда это не изменило бы. В конце концов, сесть могли бы и они.

Следовательно, это сцена о том, как в Советском Союзе вели себя с людьми, которые шли против системы. Вроде все цивилизованно: есть судья, народные заседатели, свидетели, даже есть право на защиту. Но все уже решено заранее. Возможно, был шанс получить менее суровое наказание в обмен на раскаяние, но Стус этого не сделал. Поскольку иначе это был бы уже не он, а один из тех многоликих, но забытых историей людей, прогнувшихся перед системой. 

Cуд над Стусом напоминает мне евангельские события: когда Иисуса за его действия приводят к первосвященникам и дают возможность отречься от собственных позиций в обмен на помилование. Далее, как все мы знаем, была дорога на Голгофу и казнь. 

Стус так же получает свой Суд и свою Голгофу. Суд стал для Стуса местом ключевого самоопределения, местом, где его позиция стоила сурового наказания — и вместе с тем увековечила его как героя Украины. 

— Кто сыграл молодого Виктора Медведчука? 

— Это украинский актер Роман Халаимов. Я с ним лично раньше не работал, это была наша первая работа. 

— Роман, почему так часто менялось название вашего фильма? Сначала "Птица души", потом "Стус", а окончательное название ленты — "Запрещенный"?

— Мы пытались определить нашу целевую аудиторию: активно коммуницировали, анализировали предпочтения и соответственно выстраивали творческую стратегию. 

"Птица души" — название последнего сборника Василия Стуса, который он написал, отбывая свое наказание. Этот загадочный сборник бесследно исчез. Скорее всего, его изъяла администрация колонии, и, возможно, он до сих пор хранится в тайных архивах. 

В сюжете ленты интрига разворачивается именно вокруг этого сборника, который пытались вынести на свободу. 

Но... Сборник "Птица души" известен только ограниченному кругу литераторов. А у широкой массы эти слова вообще не ассоциируются с именем Василия Стуса. 

Название фильма "Стус" было выразительным и могло привести в кинотеатр большее количество людей, но оно слишком прямолинейное. 

Следовательно, "Запрещенный" — это приговор, который нес на себе всю жизнь Стус из-за своей принципиальности. Его правда колола глаза. Стуса не печатали при жизни, советская власть все делала, чтобы его творчество и имя бесследно исчезли. Ведь никто из поэтов тех времен так остро не критиковал власть, как это делал Стус. Поэтому поэта считали "антисоветчиком" и обвиняли в том, что его действия компрометируют советскую власть, а националистические призывы направлены на подрыв "великого и нерушимого Советского Союза". 

Именно из-за этого Стуса даже обвиняли в интеллектуальном терроризме и попытке подорвать тогдашнюю систему. 

Прошло тридцать лет, но имя Стуса до сих пор является символом сопротивления системе. Кроме того, оно — словно колючка для приверженцев советского прошлого. 

Стус настолько неудобен и запрещен, что табличку с его именем сепаратисты сразу сорвали с фасада Донецкого национального университета, названного в его честь. 

— Чем вас как режиссера заинтересовал сценарий Сергея Дзюбы и Артемия Кирсанова?

— Я всегда любил историческое кино, считаю его очень важным и стратегическим для развития национального самосознания. Украина богата историческими фигурами, поэтому истории этих людей должны быть донесены обществу. 

Для меня важно, чтобы историческое кино и его герои были актуальны для нашего настоящего. Как видите, поэт Василий Стус и сегодня интересен для людей. 

— Были сообщение, что поначалу сын писателя не воспринял сценарий фильма о своем отце. Какая ситуация теперь? Вы советовались с Дмитрием Васильевичем, когда снимали фильм? 

— У меня лично не было ни одной встречи с сыном поэта. Во время создания фильма я занимался производственными вопросами: отбирал локации, работал со съемочной группой, проводил кастинг актеров, который был очень сложным из-за большого количества исторических фигур. 

А собирали и согласовывали информацию сценаристы. Они опросили многих людей, знавших Стуса лично, записали сотни часов интервью, которые, кстати, скоро лягут в основу документального фильма о Стусе. Я, конечно, пересматривал и анализировал эти материалы, чтобы учесть всю важную информацию в процессе создания фильма. 

В целом, считаю, что не совсем правильно — комментировать информацию, которую мне давали другие люди, ведь это, так сказать, информация "из вторых рук". 

Мне лично повезло пообщаться с сестрой Василия Стуса. Очень приятно было услышать от нее слова: "Вы так хорошо показали Василия, словно знали его лично". Это для меня — самая высокая награда и самая большая искренность. Тогда я впервые после всех этих скандалов почувствовал, что недаром взялся за этот фильм. 

Маргарита Довгань и Николай Жулинский также поблагодарили за фильм, назвали его "очень этическим и достоверным, соответствующим действительности". 

— Жанр фильма "Запрещенный" — триллер. Вы считаете, что жизнь поэта Василия Стуса достаточно насыщена для триллера?

— Жизнь Стуса была очень похожа на остросюжетный триллер с множеством испытаний. Вы только представьте себе силу характера человека, бросившего вызов советской системе! Стус взял себе в оппоненты Советский Союз. Он громко и беспощадно критиковал систему, тогда как современники боялись даже шепотом пересказать политический анекдот. В те времена люди опасались выделиться из массы, не отваживались заявлять свою позицию, а недовольство высказывали шепотом. Тогда говорили, что даже стены имеют уши. 

Иное дело — Стус. Во время премьеры фильма "Тени забытых предков" он встал и выкрикнул на весь кинозал свою выразительную фразу: "Все, кто против диктатуры, встаньте!" Этот призыв прозвучал так сильно и громко, что докатился до властных кабинетов партии. Этот поступок стоил Стусу карьеры, его выгнали из аспирантуры и взяли под особый контроль. Стус встал на путь, с которого уже трудно было повернуть назад. Стус был крепким орешком в свое время. Несмотря на все испытания и запрет печататься, он никогда не считал себя сломленным, в отличие от Тычины и других поэтов, которые вынуждены были писать то, чего от них требовала партия. 

Поэт знал, что наказание за смелость может быть суровым и неотвратимым. Но он снова и снова пересекал пределы дозволенного. Когда другие шепотом говорили ему: "Остановись!", он отвечал: "Кто-то должен это делать".

— Эта упомянутая вами историческая сцена, когда Василий Стус заявил о репрессиях интеллигенции во время показа фильма "Тени забытых предков", есть в вашем фильме? 

— Да, эта сцена стала одной из ключевых в "Запрещенном". Она богата историческими фигурами. Среди героев были Параджанов, Чорновил, Тычина, Бадзьо, Кириченко, Коцюбинская. Это была очень масштабная съемка — около пятисот человек массовки в исторических костюмах. Чтобы одеть столько людей, причесать соответственно, потратили около 12 часов.

— Как думаете, чем фильм будет интересен молодому поколению? Как поощрить молодых, чтобы именно они пришли в кинотеатр на "Запрещенного"?

— Мы очень хотели заинтересовать этим фильмом молодежную аудиторию, ведь именно они — наиболее активные посетители кинотеатров. Поэтому старались показать Стуса достаточно современным и прогрессивным, делали сцены, которые могли бы привлечь молодежь. 

Но в процессе работы над фильмом и во время коммуникации с общественностью мы все больше убеждались, что нашей основной целевой аудиторией являются люди более старшего возраста: те, кто застал советские времена, ну и, конечно, — национально настроенные люди. Так что мы учитывали и их вкусы, вносили изменения в фильм. Поэтому он стал двигаться в сторону исторического байопика, жанра, популярного у более взрослой аудитории. 

Хотя вторая половина фильма, показывающая события в исправительной колонии, сохраняет признаки триллера, есть саспенс, ощущение угрозы и очень неожиданные сюжетные повороты. Так же есть остросюжетные сцены, и даже сцены, относящиеся к категории "18+". 

Василий Стус был очень прогрессивным человеком и опережал свое время. У него всегда была своя личная позиция. В одной из сцен фильма жена Стуса говорит: "Ты говоришь то, о чем миллионы молчат". Конечно, молодые люди мало что знают о советской эпохе и реалиях тогдашней жизни. Но этот фильм остается актуальным и сегодня, ибо ценности, за которые боролся Стус, вечны — свобода слова, свобода убеждений, верность своим принципам, отстаивание собственного достоинства. 

Поэтому этот фильм должен быть понятным разным людям во многих странах мира. Позиции, которые отстаивал Стус, — это основа любого демократического общества. Для молодых это— яркий пример человека, который всегда отстаивал свое достоинство, оставалась верным своим убеждением и боролся за справедливость. 

— Каков хронометраж будущей картины? Много ли сцен пришлось сократить? Какие это сцены? 

— Версия фильма для кинотеатра составляет менее 110 минут. Обычно в кинотеатре каждые два часа должен состояться один сеанс. Поэтому фильм должен длиться около 100 минут. Больше двух часов могут идти только американские суперблокбастеры, которые обычно пользуются сумасшедшим успехом у нашего зрителя и потому гарантируют полный зал и высокие кассовые сборы. Чтобы отвечать этим условиям, мы сократили фильм почти на 30 минут, а это около 20 сцен. 

— Просматривая трейлер фильма, можно отметить, что лента довольно эстетична. Кто художник по костюмам? Долго пришлось работать гримерам? 

— Да, мы старались создать довольно эстетичный фильм, с яркими визуальными образами. Это большая и длительная работа команды, в составе которой трудились около ста человек. Оператор-постановщик ленты — Константин Пономарев, молодой, но очень креативный. Для него это был дебют в полнометражном фильме. 

Художник по костюмам — Дарья Кочнева. Было довольно тяжело, но и интересно искать вещи в стилистике той эпохи. А в нашем кино события происходят в период с 1960-го по 1985-й. Художником по гриму работала Ольга Ахтарния, она же работала над такими картинами, как "Благородные бродяги" и "Позывной Бандерас". Работа над гримом была еще более трудной, ведь в нашем фильме — около 30 исторических фигур. И именно средствами грима приходилось достигать максимального сходства. Художник картины — Владимир Романов. Перед художником-постановщиком задачи тоже стояли сложные, ведь Киев слишком быстро меняется, и очень трудно находить объекты, отвечающие определенной исторической эпохе. 

Фильм получил немалую государственную поддержку, однако как для исторической ленты — это небольшие средства. Создание среды, в которой живут и действуют герои, требует больших усилий и значительных финансов. Бюджет типичного украинского исторического фильма составляет около 1,5 млн долл., в США же — от 50 до 100 млн долл. Так что с такими финансовыми реалиями конкурировать крайне трудно. 

— Визуально актер Дмитрий Ярошенко очень похож на поэта. Как проходил кастинг на роль главного героя? Почему именно этого актера утвердили? 

— На роль Стуса мы рассматривали около 25 кандидатов, у каждого из них были как преимущества, так и недостатки. За кастинг отвечала Елена Артемова. Она искала актеров фактически по всей Украине.

Дмитрий Ярошенко — это определенный консенсус выбора, ведь он очень похож на Василия Стуса. Конечно, некоторые особенности и черты характера актера отличались от характера Стуса, ведь каждый человек уникален. Стус был экстравертом, тогда как Дмитрий Ярошенко — интроверт. Он слишком глубокий человек, я бы даже сказал, человек со сложной философской глубиной. Василий Стус на самом деле был более вспыльчивым и темпераментным. Очень взрывным. Этим они отличались. Поэтому создать образ Стуса было крайне нелегкой, но очень интересной задачей. 

Дмитрий фактически все время ходил с книгой — сборником стихов Стуса: изучал их, углублялся в них, старался ощутить настроение. В результате люди, лично знавшие Стуса, соглашаются, что образ вышел очень похожим и достоверным. 

Во время работы возникало довольно много творческой полемики: Дмитрий Ярошенко старался давать глубину характера и философские раздумья, тогда как я побуждал к большей экспрессии и выходу эмоций наружу. 

Вообще, создавать исторические образы очень трудно, ведь надо соблюдать достоверность в образе и вместе с тем создать мощного киногероя, по образцу тех, к которым наш зритель привык в голливудском кино. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №31, 24 августа-30 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно