ПОТЕРЯННЫЕ В ПЕРЕВОДЕ

19 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 11, 19 марта-26 марта 2004г.
Отправить
Отправить

«Lost In Translation» — именно так мог называться новый украинско-словацко-американский кинофильм, если бы молодая и энергичная София Коппола не опередила своей лентой реализацию этого международного кинопроекта...

«Lost In Translation» — именно так мог называться новый украинско-словацко-американский кинофильм, если бы молодая и энергичная София Коппола не опередила своей лентой реализацию этого международного кинопроекта. Об этом рассказали авторы фильма «Кровное единство» во время его предпремьерного показа в Доме кино 16 марта.

В условиях полного государственного забвения киноотрасли единственное, что остается мыслящим и амбициозным деятелям кино, — это искать альтернативные пути продвижения своих творческих замыслов. Международная копродукция (то есть привлечение разнонациональных капиталов для финансирования определенного кинопроекта) — наиболее перспективный способ «выбивания» денег на кино, который вынуждены использовать даже мощнейшие гранды европейской кинорежиссуры, — о нищих же украинских кинематографистах нечего и говорить! Однако механизмы копродукции в Украине только-только начали осваивать. Обычно все ограничивается финансовым участием украинских продюсеров в зарубежных проектах. Это можно сказать о фильмах «101 рецепт влюбленного повара» и «Восток—Запад» (их украинским партнером был Александр Роднянский). То же видим и в случае с только что представленным фильмом «Кровное единство». Словацкому кинорежиссеру Олегу Гаренчару и украинскому продюсеру Николаю Княжицкому (каждый — дебютант в своей отрасли) удалось воплотить в жизнь замысел фильма о столпотворении человеческих судеб и национальных культур в современном глобализированном мире, где безнадежно смешались все языки, традиции и мировоззрения.

Словак Олег Гаренчар, с 1978 года живущий в США, рассказывает, что обязательный для современного человека мотив «поиска себя» многих американцев приводит к попыткам найти свои национальные корни, потерянные в солянке американского общества. Тысячи американцев якобы отправляются на поиски своей «исторической родины», стремясь таким образом заполнить внутреннюю пустоту, преодолеть кризис идентификации. Именно это желание заставляет главного героя «Кровного единства», молодого американского программиста Мартина, резко изменить свою жизнь и вылететь в Словакию — поскольку неожиданно выясняется, что именно там живет настоящая мать, с которой его разлучили в шестимесячном возрасте. Этот сюжет не может не показаться автобиографическим. Хотя Олег Гаренчар эмигрировал в США далеко не в детском возрасте, как кинематографист он полностью сформировался в Америке, долго работал в документалистике и на телевидении, но только теперь смог создать свой первый полнометражный фильм, для чего вернулся, как и его герой, в Словакию. На этом заканчивается внешнее сходство жизненной и экранной историй, но интимная связь режиссера со своим персонажем чувствуется в каждом кадре ленты.

«Кровное единство» преисполнено аллегорическими мотивами и неоднозначными подтекстами, большинство которых отсылают к эдиповским страстям. Приехав в Братиславу, Мартин выясняет, что его мать только что покончила с собой. О молодом американце начинает заботиться его дальняя родственница, словацкая певица Андреа, которая знакомит Мартина с семьей его матери. Между Мартином и Андреа быстро вспыхивает страсть, и они проводят ночь любви прямо на рукописях стихов покойной матери — один из самых прозрачных и в то же время наиболее неоднозначных образов фильма. Отношения Мартина с Андреа, а также распутывание тайн жизни и смерти матери убеждают зрителей и героев этой истории, что пребывание молодого человека в Братиславе — не что иное, как неосознанное, невольное, но неотвратимое повторение жизненной драмы его отца. В фильме смешано столько сюжетных линий, столько психологических и философских мотивов, что иногда режиссер-дебютант теряет над ними контроль. Однако избыток повествовательной эклектики замечательно компенсируется тончайшим пониманием психологии персонажей и элегантной игрой актеров. Главные роли в фильме сыграли Рудольф Мартин и Моника Хилмерова, молодые звезды американского и словацкого кино. Во второстепенных ролях — американка Салли Кёркленд и россиянин Анатолий Кузнецов, которые доказали, что настоящий актерский талант с годами не блекнет, а наоборот — приобретает какую-то магическую сочность. И хотя иногда кажется, что каждый из актеров ведет свою собственную партию, не оглядываясь на остальных участников ансамбля, это не мешает мозаике человеческих судеб поражать своим истинным драматизмом. Каким-то чудом режиссеру Олегу Гаренчару удалось не впасть в дешевый мелодраматизм и уравновесить весьма шаткие сюжетные конструкции — обычно подобные семейные драмы невозможно смотреть уже через двадцать минут после начала. Чувствуется, что Гаренчар очень хорошо знает, о чем речь, он сам все это выстрадал.

На пресс-конференции авторы проекта рассказали, что рассчитывают прежде всего на американский прокат. И хотя в фильме американские кинематографические каноны сочетаются с чисто европейской киноинтеллигентностью, заметно стремление угодить заокеанской публике. Олегу Гаренчару не удалось избавиться от иронической снисходительности, а иногда и высмеивания своих словацких земляков: в фильме использованы все стереотипы «загадочной славянской души». Еще более интересен образ пожилого украинца Сайтера, который помогает Мартину разобраться в перипетиях прошлого. (Роль этого персонажа — кстати, единственного фактора, который сюжетно оправдывает отношение «Кровного единства» к Украине, — исполнил Анатолий Кузнецов). Украинец Сайтер — положительный персонаж, «добрый ангел» влюбленных Мартина и Андреа, который в то же время воплощает обидные стереотипы по отношению к населению Украины: закусывает вино салом, а под хмельком начинает петь горестные украинские песни. В конце концов намерения режиссера были противоположны национальной стереотипизации. Несмотря на все, фильм утверждает, что национальные, языковые, культурные барьеры обойти удивительно легко, но такие общечеловеческие недостатки, как эгоизм, отчуждение, роковая наследственность — непреодолимы. В конце фильма Мартин возвращается в Америку, а беременная Андреа остается в Братиславе, чтобы ее ребенок повторил печальную судьбу их рода. Герои фильма все же теряются в переводе — не межязыковом (почти все словаки в фильме худо-бедно говорят по-английски), а межчеловеческом.

Авторы фильма подчеркнули, что в Киеве состоялся всего лишь его предпремьерный показ. Премьера фильма планируется на одном из влиятельных кинофестивалей. Впереди — не менее важный этап постпродукции, продажа фильма и его продвижение в коммерческий прокат. Пока же опыт украинской копродукции можно считать удачным. Правда, вышло так, что украинские предприниматели и спонсоры (на их деньги частично снимался фильм) профинансировали полностью зарубежный кинопродукт. Возможно, этот опыт подтолкнет их к поддержке не только словацкого, но и украинского кинематографа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК