ПЕСНИ ЗАБЛУДИВШЕГОСЯ ПРОХОЖЕГО

09 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 9 августа-16 августа 2002г.
Отправить
Отправить

Рефрен одной из песен Богдана Веселовского, исполняемых Остапом Зоричем, звучит так: «Пізно. Я сам блукаю серед ночі...» И снова, уже в другой, напоминает нам об этом жалоба-печаль: «Я сам, самотній я...

Рефрен одной из песен Богдана Веселовского, исполняемых Остапом Зоричем, звучит так: «Пізно. Я сам блукаю серед ночі...» И снова, уже в другой, напоминает нам об этом жалоба-печаль: «Я сам, самотній я. Я сам пізно вночі...» Понятно, что мотив одиночества — не основной в этих песнях, более того, в них царит дух всепобеждающей влюбленности, но я сделала акцент именно на нем, так как этот мотив передает состояние не только лирического героя, но и самого певца. Он действительно как будто заблудился во времени, опоздав лет на 70.

С другой стороны, согласно аксиоме, вроде бы неопровержимой: новое — это хорошо забытое старое. Так можно сказать и о тех песнях, которые поет Остап Зорич. Новизна песен и его исполнения — в такой редкой сегодня хрупкой гармонии слов, музыки и пения, в многоцветности нежных, чувствительных, волнующих и утонченных песен. Пусть не пугают эти определения, ведь при всех этих характеристиках песни доступны каждому, кто хоть немного увлекается музыкальным жанром. Так почему же их, исполненных певцом еще лет пять назад, нигде не слышно — ни по радио, ни по телевидению, ни в концертных залах? Ведь при тотальной песенной попсе, которая интенсивно производится и беспрерывно заполняет окружающую среду, подобно смогу от выбросов авто, дефицит качественной песни очень острый.

«І жаль пройняв її терпкий», — угадывает мое состояние певец, рассказывая о настроении спящей георгины... Прекрасный образец любовной лирики Владимира Сосюры, любимого поэта Веселовского. Почему же сегодня так оскудел язык всесильного и всепоглощающего чувства, которое считается самым высоким и самым ценным даром в жизни человека? «Тривожиться душа...» — снова улавливаю слова песни как ответ на мои риторические вопросы.

Впрочем, о публике и потере ориентиров категорично утверждать не стоит. Среди нее нахожу многих единомышленников — им, как и мне, песни Остапа Зорича нравятся. Прочитайте хотя бы несколько писем, присланных после радиопередачи слушателями и хранимых Остапом Зоричем как аргумент в защиту своего творчества, права его песен идти к публике.

«Вот что значит живая песня…»

«Дорогие товарищи из радиопередачи «В обідню перерву».

Я хотел бы, чтобы мое письмо прочел товарищ, старший по возрасту (но не моего — 81). Дело в том, что в одной из передач — предновогодней или новогодней — передавали песни и музыку Зорича. И вот когда услышал из динамика голос и песню его, меня словно теплая волна воздуха от ног до головы обогрела, чего я раньше никогда не ощущал. Мне показалось, что я где-то в полной тишине, очень четко слышу каждую нотку песни и музыки. Вот что значит живая песня и музыка, а не механическая, которую мы ежедневно слышим.

Будьте добры, чаще обращайтесь к прошлым временам, их песням и их исполнителям, которых позабывали. Слушая те песни, мы, инвалиды войны, перестаем чувствовать свои болячки, чувствуем только положительные эмоции, за что я благодарен вам. С уважением — Ведорбалиев».

Если творчество Остапа Зорича не является сенсацией, то оно — открытие. Открытие своеобразного таланта в самом популярном жанре. И когда ко мне в руки попал диск с его песнями, они не просто погрузили меня в картину почти идиллическую, но и заинтриговали. Захотелось узнать — откуда эта жар-птица залетела в наши края? Как оказалась и почему заблокирована? (Диск, к слову, несмотря на качественную запись, издан фактически любительским способом, но об этом немного позже.)

Кто он, украинский Синатра?

«Ваша передача дала відповідь на питання, яке постійно пригнічувало: невже тільки росіянам (Петро Лещенко, Олександр Вертинський) чи американцям (Френк Синатра) під силу було створити музику і слова, які так хвилювали нас в роки молодії і ностальгійно спонукають старших людей шукати запис цих творів тепер?» (Винница. Борис Леонидович Рудницкий, 70 лет).

Действительно, о судьбе Петра Лещенко мы знаем из многочисленных публикаций и радиопередач — певец, который жил в Румынии и был очень популярен в Европе 30-х годов, после Второй мировой войны попадает в ГУЛАГ и погибает. Но его песни и сегодня остаются привлекательными для жителей одной шестой части планеты, а в пик его популярности этими песнями буквально грезили.

У украинцев все по-другому — они редко создают себе идолов. Чаще наоборот: то, что имеют, не ценят.

Песни Богдана Веселовского родились во Львове в 30-е годы. Бесполезно искать в энциклопедиях это имя. Воспользуемся рассказом Остапа Зорича, посвятившего исследованию его творчества несколько лет.

«Имя это в Украине неизвестно. Мне удалось отыскать большое сокровище, пласт культуры, который был неизвестен в силу идеологического противостояния. По моему мнению, одними из первых творцов украинской эстрадной песни были Богдан Веселовский и его друг Анатолий Кос-Анатольский.

Как я узнал о Веселовском? Однажды услышал песню, которая меня заинтересовала — это были записи канадского певца Антона Дербиша. Я начал тянуть за ниточку, обращаться к знакомым в Москве, Канаде и мне назвали фамилию Веселовского. Вскоре ко мне обратилась Елена Веселовская, вдова песенника. Она была тронута: «Слава Богу, что кто-то в Украине вспомнил о нем!» Шел 1996 год. Мы начали переписываться. Я попросил госпожу Елену прислать сведения о своем муже, его фото. Благодаря нашей переписке материалы о Веселовском возвратились на родину — было напечатано несколько статей о нем в «Патріоті України».

Родился Богдан Веселовский в 1915 году в Вене, позже его отец переехал в Стрый, где был окружным судьей. Мать — украинка, возглавляла общину украинских женщин в этом городе. Богдан учился в Стрыйской гимназии и музыкальной школе, после чего поступил во Львовский университет. Параллельно учился во Львовском музыкальном институте им. Лысенко.

А теперь перенесемся во Львов (период между войнами), жизнь которого овеяна романтикой кафе. Тогда была популярна польская эстрада. В противовес ей Богдан Веселовский писал свою легкую танцевальную музыку, которая также звучала в ресторанчиках и кафе. Исполнял ее оркестр Леонида Яблонского (в широком употреблении — «оркестр Ябца»). Там играл и Кос-Анатольский. В складчину с Веселовским они купили аккордеон. Это была интересная эпоха — после развала империй угнетенные нации возрождались — прежде всего интеллектуально.

Когда началась война в Закарпатской Украине, Богдан Веселовский пошел воевать, после чего остался в Вене, где они с Еленой Охримович-Зализняк и поженились. В годы войны родились двое сыновей, и в 1949 году с помощью украинской канадской общины семья переезжает в Канаду.

Богдан Веселовский долгое время работал на канадском радио в украинской секции. Однажды по канадско-советскому обмену ему разрешили приехать в Украину — тогда он побывал во Львове, встретился со своим родственником Остапом Охримовичем, в Каневе посетил могилу Тараса Шевченко. Возвратившись в Канаду, вскоре умер (1971). Завещал, чтобы его прах сожгли, а урну захоронили в Стрые, в семейном склепе — жена выполнила его волю.

Остап Зорич, ценя созданное композитором, приехал в Стрый, предложил местной власти увековечить память их земляка, назвать одну из улиц именем Веселовского, установить мемориальную доску на доме, где он жил. Надеется, что к его предложениям прислушаются. Видимо, это произошло бы намного быстрее, если бы песни Веселовского звучали чаще, если бы стали достоянием широких масс. Если бы…

«Хотя бы для старшего поколения»

Остап Зорич мечтает продолжать записи песен, которые собирает в украинской провинции. Ему больно оттого, что культурная политика в Киеве не учитывает нужды людей. Услышал как-то, что городская администрация собирается в день какого-то очередного праздника сделать приятное людям старшего возраста. Предложили фейерверк. Но разве им это нужно?

У певца есть идея, если не в больших концертных залах, то в кинотеатрах организовать серию концертов. А еще — провести турне по областям (по этому поводу к Президенту Украины обратились известные деятели украинской культуры). Есть наработанные программы украинской эстрады 30-х годов, украинского танго под названием «Мов поцілунок сонця». Параллельно с концертами хотел бы выпустить компакт-диск с записями этих программ в сопровождении эстрадно-симфонического оркестра. Это музыка для старшего поколения, ведь в свое время она была изъята и ей давно пора прийти к слушателям — вспомните поток благодарности в приведенных выше письмах.

Для осуществления этих замыслов нужны средства. Диск с записью 15 песен Зорича, вышедший небольшим тиражом в 1998 году, частично финансировался МФ «Відродження», но были вложены и собственные средства. Непросто подобрать музыкантов — даже после нескольких недель репетиций приходилось от кого-то отказываться, искать тех, кто отвечал бы особенностям танцевальных песен. Аранжировку и частично корректировку текста выполнял сам певец.

Есть мечта организовать постоянный ансамбль (уже есть название: «Гей-га!»), который бы исполнял песни Веселовского — Елена Веселовская дала разрешение, записи на упомянутом диске ей понравились.

А еще очень хотелось бы сделать 30-минутный музыкальный фильм — Остап сам написал сценарий и уже видит этот фильм в деталях, ведь тексты песен — это готовые сюжеты. Цель фильма — приблизить зрителя к 30—40-м годам, показать культуру небольшого городка.

Остап Зорич, пытаясь реализовать эти проекты, в течение нескольких последних лет обращался за поддержкой и в Министерство культуры, и в Главное управление культуры Киевской администрации, но пока откликов на свои предложения не получил.

Впрочем, то, что в его силах, уже сделано. Стараниями Остапа Зорича и при финансовой поддержке Лидии Матияшек-Чорной сняли четыре видеокассеты воспоминаний Елены Веселовской о муже. Фильм о Веселовском по сценарию Зорича планирует снять на «Укртелефильме» Олег Бийма. Необходимо провести съемки в Стрые. Там Остап Зорич уже провел два концерта. Часть документов о композиторе передал в Стрыйский краеведческий музей. Во Львове состоялся вечер памяти Веселовского. Тогда же Зорич познакомился с поэтом Николаем Петренко, который написал текст песни «Намалюй мені ніч» — оказывается, есть два варианта этой песни: Мирослава Скорика и Богдана Веселовского.

Остап Зорич считает, что современная эстрада примитивна — просвещенный человек ставит себя выше и ей противостоит. Но потребность в красивой эстраде, песенном творчестве не исчезает. А в том, что у нее богатые традиции, мы сами убедились. Поэтому имеет смысл возвратить ей доброе имя.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК