Она была в Ираке. Тина Кароль: «Некоторые наши миротворцы условно поделили между собой Багдад на… Борщаговку, Троещину и остальные киевские районы»

18 ноября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 18 ноября-25 ноября 2005г.
Отправить
Отправить

Эстрадная звезда на передовой — это традиция во все времена, когда и пушки гремят, и музы не молчат...

Эстрадная звезда на передовой — это традиция во все времена, когда и пушки гремят, и музы не молчат. И Дитрих, и Монро, и Шульженко в свое время колесили по миру с концертами для военных. Что касается отечественной певицы Тины Кароль, ставшей главной сенсацией недавнего Международного фестиваля молодых исполнителей в Юрмале, то она оказалась первой и единственной украинской звездой, побывавшей в одной из самых горячих точек планеты. В эксклюзивном интервью «ЗН» певица поделилась своими ощущениями от «войны и мира», увиденных своими глазами во время визита украинской официальной делегации в Ирак (во главе с министром обороны Анатолием Гриценко), где базируется наш контингент, входящий в силы по поддержанию мира в Ираке.

— Тина, какое впечатление на вас произвел взрывоопасный Ирак? Возможно ли там возрождение нормальной человеческой жизни после всех бомбардировок и терактов?

— Судя по тому, что я видела, о восстановлении говорить трудно. Ведь и до прихода американцев иракцы не мирили между собой. Война у многих из них в крови, ведь противоречия с большими корнями.

Правила дорожного движения вообще не соблюдаются! В общем, у кого автомат — за тем и правда. Все разгромлено, разрушено. Бывает и такое: полдома стоит, а полдома взорвано. Это страшно. Страшно и то, что весь культурный пласт страны разграблен и разрушен. А это безумно красивые дворцы Саддама и его сыновей. И даже Вавилон в руинах! А ведь такой исторический город нельзя было трогать!

— Но пытаются восстанавливать?

— Нет, не пытаются. Например, мы были на могиле неизвестного солдата, а она там как произведение искусства… Но, к сожалению, даже тут пошарила рука мародеров. Здания и площадь парадов Саддама также разбиты. И все везде баллончиками расписано. Багдад поделен на красную и зеленую зоны. В красной почему-то находится только наше посольство и еще некоторые админздания. Я познакомилась с нашими ребятами, служившими в этой красной зоне (они охраняли наше посольство)... Когда показывали фотографии, одна особенно поразила. Это пункт контроля, при прохождении которого нужно останавливаться. При малейшей попытке не сделать этого — выстрел в голову без предупреждения! В зеленой зоне дислоцируются американские войска, отряд наших миротворцев и все влиятельные лица Багдада — министры, американское правительство.

У меня возникло впечатление бессмысленности и пустоты происходящего... Ведь иракская земля богата нефтью, которая вытекает прямо из ее пор, а можно подумать, будто это грязные лужи. Когда летели на вертолете, видели целые склады черного золота…

— Существует ли, по-вашему, реальная угроза жизни для наших ребят, которые сегодня в Ираке?

— Это война. А значит, опасность. Ведь эти границы (зеленая и красная) весьма условны… А на левом берегу Багдада вообще контроля нет и туда практически никто не ходит, даже американцы.

— Какое настроение и вообще жизнь у наших бойцов?

— Нас охраняли ребята из суперсекретного охранного подразделения. И они мне рассказывали, что сравнивают Багдад с Киевом: здесь есть и Левый берег, и Правый, на которых они условно выделяют районы, например, Троещину, Борщаговку и другие, чтобы ближе быть к дому. Еще очень скучают по нашим девчатам украинским, по салу, борщу… Все хотят домой. Слава Богу, что уже скоро 29 декабря. В регионе есть магазины, их очень хорошо кормят. Ребята даже поправились… Я ела самое лучшее мороженое, торты. Но такой вкусной и разнообразной пищи, как в Украине, там нет. Все спонсируют Америка, Кувейт, Ливия.

— Как восприняли военные приезд молодой украинской певицы? Услышав песни на родном языке, без скупой мужской слезы не обошлось?

— Некоторые обо мне вообще ничего не слышали. Потом нашли публикации в Интернете и начали восхищаться! Мне было приятно. Перед вылетом в Ирак я должна была быть в Москве на съемках новогодней программы канала «СТС» со звездами российской эстрады. Получилось отснять лишь свой номер, а на общие песни не осталась, так как уехала в Ирак. С одной стороны, было жалко. С другой — ведь я сама приняла это решение, чтобы принести людям радость. Они просто «балдели» от концерта. Там такая фотосессия началась! Мне мой продюсер Олег рассказал, что когда сидел в зале, слышал, как один парень говорил: «Вот если ее еще раз привезут в Ирак, то и я готов съездить сюда еще разок!» Наш министр обороны Анатолий Гриценко пригласил меня в будущем в Косово. Думаю, если бы нашим «иракцам» концерт не понравился, то он не делал бы этого.

— У вас была какая-то специальная подготовка накануне поездки в Ирак?

— Нет. Все случилось очень оперативно. В полночь мы прилетели из Москвы. И около часа ночи я сидела дома и писала текст для будущей песни. А в шесть часов утра уже вылетела в Ирак. Программа концертная подготовлена, мы ведь достаточно много колесим по Украине. Я пела также кое-что из известных украинских песен. Кроме наших ребят присутствовали поляки, американцы — всего были зрители из четырнадцати стран! Украинские миротворцы и поляки вручили мне медаль. Я сейчас безумно за них переживаю… Мы только потом узнали, что я — первый украинский исполнитель, а тем более девушка, которая приехала поддержать наших в Ираке. Наша группа ходила в бронежилетах и касках. Когда летели на вертолете, то впереди было еще два вертолета охранного подразделения, а позади — министра обороны. В кабине рядом со мной два снайпера — оружие на стреме, и смотрят, никто ли не стреляет.

— Ну, для них оружие как для вас микрофон…

— Где-то так. Хотя в американской армии 15% женщин. Мы жили в госпитале, где лечат не только наших солдат, но и иракцев — подорванных, обожженных — и взрослых, и детей.

— Вы сами видели пострадавших?

— Нет. Нам их не показывали. Они вообще начали рассказывать, что все здесь отлично, а автоматы на самом деле игрушечные. Вообще там довольно много украинской техники и некоторая останется в Ираке.

— Вы сказали: «Страх только притягивает негативные события»… Насколько напуганы войной местные жители?

— Для кого-то даже Саддам Хусейн остался святым. Ведь когда он был при власти, иракцы жили всего за 5 долларов в месяц. Сейчас у них зарплата около 300 долларов, хотя цены выросли.

— А вам рассказывали как на самом деле местные жители относятся к американцам?

— Говорят, они не хотят ни американцев, ни возвращения Саддама. Идет выраженная борьба кланов... Вы знаете, похожее происходит и в шоу-бизнесе — один другому хочет насолить. Я если наблюдаю проявления антипатии, хотя ничего плохого не сделала, то улыбаюсь человеку и продолжаю общаться дальше, то есть даю понять, чтобы он расслабился.

— Куда вы еще собираетесь поехать с концертом?

— В Грузию, в Литву. Будет тур по некоторым городам Германии, планируется один концерт в Минске.

— Еще поддерживаете творческие контакты с Аллой Пугачевой?

— Да, конечно. Задача нашей команды — показать, что мы многое сделали за период после Юрмалы. Скоро будем снимать клип. А потом конкретно и конструктивно обсуждать наши совместные планы.

— Как насчет обещанных ею новых песен для репертуара?

— Ну, во-первых, конкретных обещаний не было. А во-вторых, это сложно, так как существует разница во вкусах. Впрочем, не думаю, что она мне будет предлагать репертуар.

— Сейчас вы активно заняты в телепроектах, например «Хочу стати зіркою»… Не много ли на это уходит сил и времени в ущерб собственно певческой карьере?

— Да, недавно был отборочный тур — из 36 участников осталось 12. А в конце должно быть четыре. Есть уникальные, безумно талантливые дети. И страшно обидно: бывает мы всем коллективом болеем за одних, а жюри их почему-то не отбирает. Вчера ночью позвонила мама одной девочки, не прошедшей в финал, и говорит: «Вы знаете, моя дочь сидит вторые сутки в комнате, и у нее истерика…» Девочка очень талантлива. Я позвонила ей, переговорила, думаю, что-то решим.

— Мало слышно ваших новых хитов. Или идет процесс работы над ними?

— Есть хорошие песни — «Тобі», «Ты отпусти», «Рашен-бой».

Работаю с талантливым композитором Михаилом Некрасовым. Он написал массу известных песен. Кстати, на территории Лавры работает.

— Словосочетание «певица одного конкурса» не пугает вас — как одна из крайних карьерных перспектив?

— Но чтобы оказаться на Юрмале, нужно было много всего перелопатить! Посмотрите на мой послужной список, сколько было пройдено конкурсов! Почему наша страна не ценит и не воспринимает своих героев, пока они куда-то в «сторону» не уедут? Та же Руслана сколько всего сделала до конкурса! Колядки, по Львову ездила, по Карпатам. Но она была просто Руслана... А после «Евровидения» стала РУСЛАНОЙ! И кроме Кличко в Украине есть другие боксеры… За это готова горло грызть! Я одеваюсь только у отечественных дизайнеров, они такое все классное шьют и никак не хуже мировых, именитых…

Не люблю творчество «понарошку» и не люблю ходить лилипутскими шагами. В феврале, еще до конкурса, у меня была безумная депрессия — думаю, позади конкурсы, песни — и что дальше? А потом художественный руководитель Авиационного университета предложил мне отправить в Юрмалу документы. И, как вы знаете, все прошло достойно, хотя от Украины было 12 исполнителей. Мы лишь за три недели до начала узнали, что прошли. А реально подготовились дня за четыре. Я работала в Юрмале с талантливым телережиссером Александром Ревзиным. Этот человек просто открыл меня. В первый день я волновалась, и не очень хорошо выступила. Впрочем, по отношению к себе я вообще самый ярый критик.

— По причине заниженной самооценки?

— Нет, из-за стремления к высокому результату. Еще меня ругают за то, что я мало сплю, только по пять часов в сутки. Вот вчера, то есть сегодня, у нас была запись до четырех часов утра. Я всегда получаю ни с чем не сравнимый заряд от взаимообмена с публикой. Конечно, голосу надо отсыпаться, но у меня иная идеология — «поспим в гробу».

— С кем из бывших конкурсантов поддерживаете отношения после Юрмалы?

— С Брендоном Стоуном и с лауреатом первой премии Интарсом Бусулисом. С Интарсом записали уже два дуэта, и один будет в новогодней программе на «СТС». С другими просто созваниваемся. Многие говорят, что Юрмала-2005 была специфическая, и многие болели именно за Украину.

— Даже Пугачева...

— У моих продюсеров из-за этого была истерика, как у детей. А мне нужно было на сцену выходить. К тому же костюм на одних булавках держался, так как мы не везли его с собой, а арендовали в Риге.

— Есть ли у нас известные авторы, от услуг которых вы бы отказались?

— Очень от многих отказываюсь! Такое впечатление, что люди не понимают — я не Таисия Повалий! Хочется, чтобы стихи были красивые, и выходит, что вот уже третья песня на мои стихи. Часто сама дописываю музыку. Но это нормально. Важно найти своего композитора. Например, Лайма Вайкуле с Раймондом Паулсом как две половинки одного целого. Вот и у меня с Некрасовым все пока гармонично. Я, например, сейчас с вами общаюсь, а он сидит и отбирает голоса, напетые мною вчера, а это триста с чем-то дублей!

— После Юрмалы почувствовали зависть коллег?

— Я не смотрю по сторонам и не фиксирую зависть — это мусор. Это проблемы другого человека. Если вижу, что кто-то успел, а я нет, значит, я страшная лентяйка. Наука «математика» мне давалась достаточно трудно, но я хорошо усвоила математику жизни, когда приехала в 15 лет в Киев учиться в училище Глиэра без папы и мамы. А в 17 лет начала самостоятельно зарабатывать.

— Говорят, что ваш гонорар возрос до 20 тыс. у.е...

— Нет, неправда! А кто говорит такое? Это в Интернете? Многие наши украинские артисты далеки от такого гонорара. Для сравнения: Кристина Орбакайте получает около 30 тыс. долл. за концерт. Ну кто-то пониже рангом, пусть не дочь Пугачевой, а, к примеру, ее приемная дочь, но талантами не хуже Кристины, может заработать 20 тысяч... Гонорар и профессионализм находятся в пропорциональной зависимости.

— «ЗН» из номера в номер как бы зондирует тему отбора участника от нашей страны в Грецию. Вы бы рискнули туда поехать?

— Мне предлагали. Но Украина выиграла в позапрошлом году... Не верю, что наша страна может самостоятельно кого-то выбрать. Если они выберут группу, похожую на «Гринджолы»… Хоть эти ребята и из моего города, но они непрофессионалы. Пару раз выступить на Майдане — это еще ничего не значит. Было просто смешно.

— Вы по-прежнему на «боевом посту» как штатная поющая единица наших Вооруженных сил. После юрмальского успеха на «дембель» не собираетесь?

— Нет. Я очень люблю их. Вот 3 декабря будет концерт. Ансамбль сейчас «поставил на уши» Китай и занял там призовые места. Армия очень помогла мне в становлении.

— Вы очень добрая и положительная, а вредные привычки имеются?

— Я трудоголик. Бывает, перебиваю людей — надо всех построить, дать задание. Когда занимаюсь любимым делом, то, может, устаю физически, но не психологически. А усталость возникает больше от неконтролируемой массы людей. Меня это даже немного пугает.

На фото: Тина Кароль в Ираке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК