"Не плачте за мною ніколи" (ГогольFest и другие)

2 октября, 2017, 09:38 Распечатать

Завершившийся десятый ГогольFest объявлен "последним".

Завершившийся десятый ГогольFest объявлен "последним". И это явно более важный информповод для рефлексий, нежели боевые сводки о выдающихся кассовых сборах какой-нибудь попкорновой муры. 

 

Сколько в Украине театральных фестивалей? На этот вопрос точно не ответят ни в Минкульте, ни в департаментах, нигде. 

Фестивали эти зачастую существуют в режиме броуновского движения: нашел средства — провел (фестиваль), не нашел — тоже провел, а потом остался кому-нибудь должен. 

Недавний театральный справочник, подготовленный в недрах Минкульта в 2014-м, насчитывает порядка 26 театральных фестивалей местного и международного уровня. 

Но и этот волшебный ряд вряд ли исчерпывающий: и сильно далек от метода критического реализма. Поскольку в нашей стране каждый амбициозный региональный театр активнейшим образом пытается обзавестись "фирменным" фестивалем. Фестивалем-приложеним к заунывному репертуару.

Цели и ставки разных фестивалей зачастую идентичны, не всегда бессмысленны. Главное — обмен производственным опытом с театрами-соседями. Что почетно. Соседи за свои деньги едут к другим соседям. Им вручают грамоты. Потом соседи едут обратно. И зовут друзей к себе. И снова грамоты. Местный зритель доволен, все хорошо. 

Некие иные функции — просветительские, лабораторные, инновационные и т.д. — для многих подобных региональных смотров неведомы и необязательны.

Вообще исходя из фактора "полезности", не так многофестивалей, дарующих реальную пользу отечественному театру. Среди них, например Фестиваль молодой режиссуры имени Л.Курбаса, открывающий новые имена режиссеров. Или ДРАМА.UA, открывающий новых драматургов. И, конечно, "Молоко": полезный фестиваль, который утверждает в Одессе приоритеты современного украинского театра.

Наиболее масштабный украинский фестиваль, прописанный в регионе — "Мельпомена Таврии" (Херсон). Он отражает международный пасьянс, развивает формат масштабного фестиваля-презентации. Под одной афишей удается максимально презентовать и некоторые лучшие спектакли отечественных театров, и сценические поиски наших больших зарубежных друзей. Судя по всему, именно фестиваль в Херсоне со временем и может стать стартовой площадкой для Национального фестиваля-премии, о чем давно говорят. 

Тем временем, уже в этом году серьезно заявили о себе и новые фестивальные образования — в Ивано-Франковске, Кропивницком. Первый фестиваль — Porto Franko — плод труда и креатива местного театра и местного бизнеса. Второй фестиваль (отразивший переименование города и имя корифея) — плод госбюджета и команды Сергея Проскурни. 

И, кстати, возвращаясь в недавнее прошлое, вспоминая наше фестивальное движение в 90-е, нельзя проигнорировать еще один фестиваль
г-на Проскурни, оказавший заметное влияние на сценические процессы в Украине. Это "Мистецьке Березілля", рожденное в 1992-м. Проект изначально позиционировался как лабораторный. То есть поисковый, инновационный. Во многом нестандартный для лихих 90-х. Фест собирал в одной афише лучших. И отражал хмельное ощущение нечаянной сценической свободы сразу же после провозглашения Независимости. 

Увы, и у этого проекта оказался "свой срок". Он прожил ровно столько, сколько прожил. Хотя, конечно, мог бы развиваться и дольше, исходя из гибкости формата. 

Неслучайная параллель между тем "Березіллям" и теперешним ГогольFest возникает сама собой. Цели и задачи того "фестиваля-лаборатории" и этого "мультидисциплинарного" феста во многом похожи. Хотя разные времена, разные средства, методы и персонажи. 

За 10 лет много чего важного и принципиального случалось на территории ГогольFest. Список ратных дел и модных участников можно легко найти в Википедии, включая "улитку", "Даху-Браху", многих иностранных гостей. 

Но одним из несомненных преимуществ этого закрывающегося проекта была его осознанная "инъекционная" деятельность. 

ГогольFest не только утверждал приоритеты "ДАХа" в современной сценической культуре, но и предлагал ожиревшему (и иногда забуревшему) телу нашего "театра" инъекции "инотеатра". 

Театра, который зачастую воспринимается здесь, у нас, иногда как антимейнстрим, иногда как поставангард. То ли это что-то слишком правое, то ли слишком левое. То ли какое иное, непостижимо радикальное. 

Ежегодные театральные программы ГогольFest и верстались по принципу "инотеатра" (в наших местных представлениях). По принципу антимейнстрима. 

То, что обозначено в их шапке как "мультидисциплинарный фестиваль", предполагало также сознательный диктат взаимопроникновения жанров и стилей в современном искусстве. Предполагало вектор постдраматического театра (пусть даже в его скромных репертуарных отражениях). 

ГогольFest ломал устоявшуюся фестивальную (театральную) парадигму в Украине. И то была ломка не о колено. Не обухом по голове. 

То было желание создать параллельную реальность, модную территорию, автономную зону театральной дискомфортности (вкупе с острыми вызовами сценической современности). 

Вход на эту территорию, в эту влиятельную "секту" — не по принуждению. Только по личному желанию. Заходи — не бойся, уходи — не плач. 

Еще 10 лет назад Троицкий трезво осознавал, что для такого "инотеатра" у нас давным-давно созрел креативный "инозритель". Тот, который брезгует меню репертуарных академических. Тот, который ищет в театре не коммерческий нарратив, а требует от современной сцены — современной интенции, актуальной невербальности (извините за выражения). 

Как Немировичу-Данченко был необходим в свое время Савва Морозов, так и Троицкому 10 лет понадобился Евгений Уткин. Поскольку финансовая составляющая в проектах подобных форматов — всегда определяющая. 

Часто — основополагающая. 

Финансирование многих наших фестивалей, как правило, предполагает разные способы диалогов с действительностью: а) деньги целиком из госбюджета (фестиваль в Кропивницком); б) деньги из местных бюджетов (таковых немало в провинции); в) спонсорская помощь (здесь уж как кому повезет, и кто с кем договорится); грантовая поддержка ("заграница нам поможет"). 

ГогольFest тем временем столкнулся в трудном настоящем вовсе не с кризисом художественных идей (как бы не критиковали недавнюю программу), а исключительно с кризисом донорства. 

То, что 10 лет назад подвигало большой бизнес к участию в подобных больших арт-проектах, именно "то" теперь уверенно переориентирует свои эстетические и этические желания на иные образцы прекрасного. Начинается осознанное вложение частных средств (если таковые еще у некоторых остались) — в попкорновые художества, приносящее инвесторам максимальную и предсказуемую прибыль. 

Такие реалии очевидны, они совершенно прекрасны. 

И спичи идеалистов о расцвете в Украине современного искусства — не всегда романтика. Хотя денег — для некоторых — пока что нет и не будет. 

Именно в этом году, когда объявил о последнем поклоне ГогольFest, отмечают 70-летние юбилеи два крупнейших европейских театральных форума — Эдинбургский и Авиньонский. Так и есть. 70 лет назад, вскоре после окончания Второй мировой войны, на европейских сценах были реализованы яркие идеи театральных фестивалей — как неизбывных человеческих праздников. 

Собственно говоря, это праздник и есть: "festivus" (по-латыни). 

Утомленная и обескровленная военными потерями Европа тогда жаждала именно такого праздника — театрального, интеллектуального, многослойного, массового. 

Как известно, два долгоиграющих фестивальных проекта не зациклены на строгих жанровых форматах, они раскрывают городам и миру широчайший спектр современных сценических поисков. 

И, возможно, я сейчас упаду в романтическую гиперболизацию, но поначалу казалось, что ГогольFest в своем активном разбеге и мог бы играть в Украине роль "Авиньона" или "Эдинбурга". 

То есть театрального праздника, который всегда с тобой. И который нужен нации как интеллектуальная и актуальная награда за разные архи-испытания, разные потери. Разные-разные заблуждения. 

Конечно, хотелось бы, чтобы нашлись силы этот праздник продолжить. Чтобы Гоголь ничего не попутал, а оказался снисходительней. Тем более что зерна, посеянные ГогольFest за 10 лет, "мультидисциплинарно" прорастают в других замечательных фестивальных городах — Ивано-Франковске, Кропивницком. Как говорится, концептуально посеешь — адекватно пожнешь. С другой стороны, вспоминая Бегбедера, "самые лучшие фестивали — те, что происходят внутри нас".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно