Наш МХТ

8 ноября, 16:04 Распечатать Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября

Роли, которые их выбирают.

© Pixabay

Скандалы, постоянно сотрясающие наш политикум, уже давно ассоциируются в медиапространстве и среди обывателей — с цирком, с шоу-бизнесом. 

Но это на поверхности. Попытаюсь-ка копнуть глубже, примерив некоторые ролевые игры звезд нашего медиаполитикума к образцам классического мирового театра. В фельетоне это позволяется. 

Имея некоторый опыт преподавания и общения с будущими журналистами однажды отметил для себя: в вопросах жанровой специфики журналистики все дружно начинают хромать, когда всплывает термин "фельетон". Некоторые воспринимают его как архаику и эпизод исключительно из истории журналистики. Тем временем, как мне кажется, сегодня (особенно у нас) самый разгар фельетонной реальности. По этой причине заметки ниже — робкая попытка подобраться к форме фельетона на основе новейших изысканий и приключений звезд нашего медийного и политического олимпа. Тех, о которых трещат Интернет и телевизор, превращая действительность в театр "Кривое зеркало", созданный около 100 лет назад гениальным театральным критиком Александром Рафаиловичем Кугелем.

Итак, помним, что издревле весь мир театр, а все люди в нем — актеры. Владимир Иванович Немирович-Данченко страстно доказывал, что театр может обойтись и без драматурга, и без кого угодно, а вот без актера он обойтись не может. Поскольку смысл и суть театрального искусства — актерское самовыявление. Но как это относится к теме данных заметок? Очень просто все соотносится. Когда я вижу, как смакуют сексуальные онлайн-скандалы в парламенте, читают чужие переписки в смартфонах, созерцают физиономию госдеятеля с выбитыми зубами, меня ни на миг не оставляет ощущение, что это-таки тЭатр, как иронично съязвил бы Роман Григорьевич Виктюк. И даже заглавие этого фельетона расшифрую сразу и в лоб. 

МХТ — это, естественно, не театр, когда-то созданный Немировичем и Станиславским, и даже не вотчина Татьяны Дорониной, жестоко растоптанная администрацией Путина, отнявшей у нее театр . В нашем случае совершенно иное, согласно звонкой аббревиатуре. 

МХТ — это наш Маленький Хулиганский (а может быть и хуторянский, и химерный, и харизматичный, и х…й?) Театр. 

Концепцию нового театра оформили, теперь осталось распределить главные роли — среди политических медиазвезд. Вот интересно, угадаете ли, какая классическая роль в этом театре была бы припасена по размеру и ранжиру для Андрея Богдана — главы Офиса президента и сверхактивной медийной персоны. Кажется, без этой персоны не может жить ни один анонимный Телеграм-канал. Кажется, что без его присутствия нечто нарушится и что-то надломится в нашем замечательном (недатском) королевстве. Стоит ли напоминать медийные сюжеты о колоритных вояжах пана Богдана на престижные курорты, стоит ли повторяться, описывая его джокерский автопортрет без зубов и с разрисованным лицом. И действительно, какое-то неукротимое лицедейское начало сидит в этом талантливом человеке, которому в нашем МХТ я без раздумий предложил бы роль Полония в шекспировском "Гамлете". Практически идеальное совпадение персонажа и вероятного исполнителя. Оба любят все контролировать, за всем поспевать. Полоний, например, поставил шпионаж (даже за близкими) — на передний план своей руководящей деятельности. Вот он говорит одну фразу — и я слышу, как произнес бы это Андрей Иосифович: "Когда пылает кровь, как щедр язык на клятвы".  

Роль Полония в знаменитом западноукраинском "Гамлете" (Ивано-Франковск) блистательно и лихо играет Митя Рыбалевский. Он работает в Национальном театре имени Ивана Франко. С улицы Банковой до Театра Франко всего-то 5 минут легким шагом. Так что Андрей Богдан сугубо в контексте этого фельетона мог бы взять мастер-класс у актера, а изредка и заменить его. Вот это было бы событие! Все шекспироведы съехались бы посмотреть, а затем написать свои трактаты. 

Еще один предполагаемый спектакль нашего доморощенного МХТ — "Дон Жуан". За основу можно взять и Мольера, и Байрона, и, прости Господи, Лесю Украинку. Несомненно, вы все согласитесь, на главную роль безо всяких проб будет утвержден депутат от "Слуги народа" Богдан Еременко вместе со своим смартфоном. Так сказать, главный медийный дон-жуан украинского парламентаризма. И вот, представьте, как совершенно органично фразы Дон Жуана звучат в его устах: "Простой отказ — одно мгновенье боли!", "Она вздохнула, вспыхнула, смутилась, шепнула "ни за что" — и согласилась" ("Дон Жуан" Байрона). 

И куда же в этой теме без него — без Чацкого? Ведь грибоедовское "Горе от ума" — это, так сказать, антология актерских амплуа. 

На роль господина Чацкого из среды нашего артистичного парламентаризма я предложил бы министра развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины Тимофея Милованова. Которого один высокопоставленный олигарх публично обозвал, мягко говоря, "безумцем". После резких и оскорбительных характеристик, словно выпорхнувших из уст Фамусова, наш реальный герой с нервной и вежливой интонацией Чацкого стал оправдываться, переминаясь с ноги на ногу: мол, да, я безумец. И тут же две фабулы сошлись. Ведь Милованов (как и Чацкий) приехал в наш МХТ из просвещенных западных просторов: он обучался в США, Германии, хлебнув там, так сказать, воздуха экономической свободы. И, явившись домой на побывку, столкнувшись с жестокими нравами местного политикума, мог бы запросто произнести грибоедовское: "Я странен, а не странен кто ж? Тот, кто на всех глупцов похож…" Или: "Поверили глупцы, другим передают, старухи вмиг тревогу бьют". 

Я, кстати, люблю киевский спектакль Молодого театра "Горе от ума" в постановке Андрия Белоуса — и могу нафантазировать, какой был бы стресс, если бы Чацкого на этой сцене действительно сыграл бы министр Милованов. Весь Кабмин пришел бы на премьеру. 

Мало-помалу подбираемся к главному лицедею нашего замечательного МХТ. Причем лицедею безо всяких кавычек. Ведь актерское дарование Владимира Александровича Зеленского никто и никогда не подвергал никакому сомнению. Он и сейчас каждый раз пытается включить его, когда судьба Отечества в опасности. Но жизнь — не пьеса. Тут дубль не сыграешь 

В отношении роли для него в нашем виртуальном МХТ можно было бы долго спорить. Но Гамлета я бы пока ему не поручал. Слишком много текста, много крови, много жертв. Зачем нам эти жуткие ассоциации? Надо бы что-нибудь повеселее, пооптимистичнее. 

И — тут как тут — на ум пришел образ, сшитый будто на него, улучшенный модельерами-авторами Иваном Нечуем-Левицким и Михаилом Старицким. Конечно же — Свирид Петрович Голохвастый, собственной персоной. 

Когда в начале нулевых в Киеве снимали мюзикл "За двумя зайцами", я дико расстроился, что главную роль продюсеры поручили не Владимиру Зеленскому, а Максиму Галкину. Галкин-Голохвастов больше мурлыкал, был мягкотелым, каким-то неядреным. А Зеленский уж точно сыграл бы острее, злее, авантюрнее. И Алла Борисовна Пугачева (в образе так называемой Прони Прокоповны, а на поверку — Тони Коровяк) вышла бы замуж за Зеленского в первой четверти фильма, скомкав весь последующий сюжет, потому что таким как он — не отказывают. 

Порой судьба распоряжается так, что помимо воли приходится играть в Голохвастова даже на самой вершине политического Олимпа. Когда, например, постоянно выбираешь между царскими стульями США — кто ближе, кто дороже? Загадочный Байден или веселый Трамп? Там умные, здесь красивые — а ему хоть разорвись. Чем не копия сюжета "Двух зайцев", только уже с иными, политическими обертонами. И даже в Вашингтоне наш Голохвастов мог бы изречь строго по сценарию: "У меня изнутри завелся к вам стремительный карамболь", "Я скоропостижно хочу жениться на них, и они согласны". И на закуску — фирменное: "Это ж ведь очень и очень! Да! Да! Но — нет!" 

И вот это голохвастовское "Да! Да! Но — нет!" в каком-то смысле концептуальный слоган нашей политической доктрины, нашего орденоносного МХТ.

Если вернуться к жанру фельетона, то в последнее время меня со всех сторон почему-то дергают руководители наших отечественных театров. Они где-то пронюхали, что ближе к Новому году утвердят некую новую культурную концепцию, согласно которой сотрут или ужмут права и полномочия традиционных репертуарных театров. Спрашивается, а я тут при чем? Кастрюлю, что ли, надевать на голову и идти вместе с ней на улицу Франко, в кабминовское ведомство — и стучать о дубовую дверь? Мне, например, не очень верится, что формируя отдельные доктрины дойдут до крайностей или фельетонного маразма, ликвидировав репертуарный театр в стране. При том, что подобные репертуарные образцы есть в странах Европы и они никому не мешают. 

Ну а если ликвидируют и актеров отпустят на вольные хлеба, то свято место пусто не останется. У нас будет кому сыграть и Дон Жуана, и Полония, и Чацкого, и, естественно, Голохвастова. Этот театр переиграет всех. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно