«Крестный отец» московского концептуализма Борис ГРОЙС: «Будущее — за перформансом»

18 мая, 2012, 13:19 Распечатать Выпуск № 18, 18 мая-25 мая 2012г.
Отправить
Отправить

У меня есть ощущение, что взаимоотношения между искусством и дигитальным миром, миром Интернета, существующие сейчас, может быть, изменятся.

24 мая в столице стартует Первая Киевская международная биеннале современного искусства ARSENALE 2012. В основной программе арт-форума - сплошь суперзвезды мирового и отечественного сontemporary art, включая Луизу Буржуа, Ай Вэйвэя, Илью и Эмилию Кабаковых, Олега Кулика (всего сто художников из 30 стран мира).

В рамках проекта Украину посетил крупнейший теоретик искусства, философ, писатель, профессор славистики в Нью-Йоркском университете, а также куратор российского павильона на 54-й Венецианской биеннале - Борис Гройс.

С «крестным отцом» московского концептуализма (а для постсоветских широт - еще и одним из первооткрывателей теории постмодернизма) в эксклюзивном интервью ZN.UA - о «лучших временах, худших временах» в современном искусстве».

- Борис Ефимович, как вы оцениваете сам факт появления в Украине отечественной биеннале современного искусства?

- Охотно приезжаю на такие мероприятия. Кроме того, хорошо помню Киев начала 1970-х годов. Это был зеленый, замечательный город. Что касается биеннале, считаю, что это хорошая возможность для общественности Киева ознакомиться с тем, что происходит в мировой художественной жизни. Сориентироваться в современных процессах.

- По поводу открытия в 2010 году Уральской биеннале вы говорили, что современное искусство надо понимать как «новую индустриальность». А уже в апреле 2012 года на Международном конгрессе «Глобальное будущее 2045» в Москве известный футуролог Александр Панов произвел сенсацию докладом, согласно которому современный мир вступил в период «сингулярности», и все существующие правила и законы развития перестали работать. В любом случае, сontemporary art - тоже производное общества массового потребления. Какие, с вашей точки зрения, перспективы имеет сontemporary и, в частности, традиционные биеннале в новом времени?

- Перспективе существования биеннале (в мире) сто лет! Проблема заключается в желании людей быть информированными в том, что происходит в области эстетики, вкуса. Такое желание есть - и биеннале сегодня активно распространяются по миру. Я сейчас сам в качестве куратора участвую в Шанхайской биеннале - первой большой в Китае. Индийцы тоже думают о своем…

Это идет дальше и дальше. И будет распространяться.

В разных уголках мира люди хотят следить за тем, что происходит в эстетической сфере. И пока причин, почему они захотели бы перестать это делать, не вижу. Нет у меня и ощущения «сингулярности». Вернее, может быть, и есть - но оно было у людей всегда.

В то же время, наряду с уникальностью момента, есть и постоянное ощущение инерции. Я не могу сказать, что сидя здесь чувствую, что искусство исчезнет. Нет этого! У меня есть ощущение, что взаимоотношения между искусством и дигитальным миром, миром Интернета, существующие сейчас, может быть, изменятся.

Может, еще что-то произойдет?..

Но в принципе искусство никуда не денется - оно будет продолжаться. У меня нет чувства принципиального разрыва. И я не очень понимаю, откуда он мог взяться.

- Причины вы сами назвали в своих статьях и лекциях последних лет. По вашим же словам, в результате развития Интернета и просто технологий «художниками» де-факто становятся все без исключения. Зато зритель, традиционный потребитель искусства, исчезает. Недавно в Германии, где вы живете, группа экспертов предложила вообще закрыть в стране музеи, кроме нескольких самых представительных. Как существовать арту, когда все вокруг - «артисты», и платить за искусство никто не хочет, а государство - уже не может?

- Понимаю, о чем вы… Но дело в том, что призывы закрыть музеи звучат ровно столько, сколько существуют сами музеи. Так что одно другому не мешает. Кризис государственной поддержки музеев действительно есть. И он, несомненно, сильный. Однако… Я в своей жизни прошел «советский» период. И музеев тогда в СССР в западном смысле не было, как и многого другого. Однако искусство в Москве в 1970-е годы процветало! Много хороших художников было.

Вообще, голь на выдумки хитра! Не будет чего-то одного - будет что-то другое.

Все же, люди находят варианты. Не будет музеев в нынешнем виде - появится какая-то другая возможность. Возможности есть всегда. У меня никогда не было ощущения, что что-то «совсем кончилось», а потом «совсем началось». У меня ощущение, что все трансформируется, видоизменяется. Но в общем продолжается более-менее в том же духе. Так что я не верю в резкие перемены - к счастью.

- Советский опыт «выживания» искусства в современных условиях можно считать прогрессивным?..

- Это просто опыт. И он показывает, что искусством можно заниматься в разных условиях.

- Многие ваши друзья-концептуалисты выживали за счет работы в журналах «Веселые картинки» и «Мурзилка». А сегодня «мурзилки» закончились. Причем сразу во всем мире.

- Если человек хочет заниматься искусством - он всегда найдет возможность. Уж поверьте моему жизненному опыту.

- В Киеве в художественных кругах продолжается дискуссия о стратегиях творческого и просто физического «выживания» современного художника. С вашей точки зрения - какими они должны быть?

- Дюшан говорил, что нельзя зарабатывать своим искусством. Вообще, надо сказать, культ профессионализации проблематичен. Не надо забывать, что Декарт был офицером, многие - дипломатами. Так что не вижу в этом проблемы.

Я рад, когда художники могут зарабатывать. Ну а не могут - тоже ОК. 99,9% западных художников (и, кстати, писателей) не зарабатывают своим искусством. Они где-то работают - преподают, трудятся в галереях, журналах… Это нормальная ситуация.

- Куда ни кинь - всюду клин. Многие галереи закрываются, журналы - тем более…

- Сейчас каждый человек занимает абсолютно «все места» в художественной системе. Сам - и критик, и теоретик, и куратор. И все так делают. Вот Антон Видокль (я знаю, у вас в Киеве был), он тоже выступает в тысяче ролей: руководитель собственного арт-агентства, художник, куратор, издатель. Разделение труда, описанное Марксом, сейчас не работает - другая экономика. И люди делают то, что нужно сделать. Как-то комбинируют возможности. Это называется модным словом «прекариат». И не надо думать, что в Украине ситуация отличается от общемировой.

- Киевские галеристы сетуют, что галерейный бизнес доходов им не приносит - сплошные убытки. А недавно и в Москве закрылись (как сами они заявляют, «переформатировались») сразу три из четырех ведущих галерей, специализирующихся на современном искусстве. Что, по-вашему, происходит?

- С моей точки зрения, в достаточно широких кругах общества (не знаю, как украинского, но русского, которое я знаю лучше, - точно) нет знания и понимания современного искусства. Поэтому покупатели не ориентируются на современные эстетические критерии. Это связано со многими вещами. Но в частности - с системой образованиях. Она в университетах и художественных академиях России не уделяет достаточного внимания современному искусству, а смотрит на него с подозрением или вообще его отрицает.

У широкой общественности отношение к современному искусству, скорее, ироничное. Это напоминает ситуацию XIX века. Но что в этом удивительного? Постсоветские страны действительно во многих отношениях вернулись в XIX век. И сегодня испытывают многие проблемы, характерные именно для того периода: отрицание авангарда и современного искусства, преувеличенная роль церкви и многие другие. Это будет компенсировано со временем. Если будет больше выставок и биеннале, изменится система образования, появится больше людей нового поколения, мыслящих современно… Тогда и арт-рынок укрепится - ведь он связан со спросом, с общественными настроениями, со вкусами.

- А как, по-вашему, будет выглядеть сontemporary в обозримом будущем? Спрашиваю о набирающих силу тенденциях развития современного искусства, которые, может быть, сегодня очевидны только экспертам.

- А вот как это будет выглядеть, сказать действительно трудно. Судить можно только постфактум, когда все сами увидим.

Одна из возможных теорий, каким станет искусство будущего, связана с Интернетом. Но я в нее не очень верю, надо сказать… Как это может выглядеть? Как бы точнее выразиться… «Это» выглядит уже сейчас. Именно сегодня в центре интереса - во всем мире - находятся «событие», «акция», «интервенция», «перформанс». Несомненно, одна из причин такого интереса - в процессе подобного художественного акта не производится никаких материальных вещей, не нужна даже специальная площадка.

Рост перформанса - один из возможных выходов из кризиса.

И должен вам сказать, тенденция, что перформанс и вправду будет играть ведущую роль в современном искусстве, очень заметна.

- Как лично вы оцениваете акцию Pussy Riot в московском Храме Христа Спасителя?

- Как очень удачную! Она мне очень понравилась. Конечно, жалко, что девушки сидят… Но это - другой вопрос.

- В Украине тоже уже есть прецеденты, а скажем, совсем недавно из-за выставки «Украинское тело» закрылся известный ЦСМ

- Проблемы, с которыми сейчас сталкивается Pussy Riot, - те же, что и испытывал Бодлер в начале XIX века. После Французской революции церковь тоже искала свое место в обществе. Само общество не знало, как относится к церкви. Искусство не знало своего места…

В общем, должно было произойти размежевание, и шли соответствующие процессы.

Я думаю, происходящее сегодня напоминает (не только мне) французский XIX век. С другой стороны, такие же процессы сейчас наблюдаются и в исламских странах.

Так что не думаю, что описываемое характерно только для посттоталитарных стран. Скорее это специфично для любого общества, в котором отношения между религией и светским государством остаются недостаточно урегулированными и нет традиции такого регулирования. Поэтому и возникают стычки. Пройдет время, и все устаканится: границы будут проведены и всем будет понятно, где - сфера церкви, где - государства, а где - искусства.

- Лет 15 назад филологи пытались прогнозировать пути развития пост-постмодерна, обращаясь, в частности, к знаменитой теории чередования стилей Дмитрия Чижевского. Ждали, что вот-вот «актуальное» искусство (во всяком случае, современная литература) снова начнет искать Абсолют и вообще обратится к так называемым вечным ценностям. Хотя бы отчасти эти ожидания могли оправдаться в contemporary art?

Related video

- Мне кажется, «возвращение к Абсолюту» никогда не имело места. Это только в воображении отдельных людей! Современное искусство следует своему названию. Его предметом является современность, оно рефлексирует по поводу реального контекста своего существования: политического, социально-экономического, языкового и прочего культурного. Поднимает проблемы культурной идентичности, классовой, социальной, политической ориентации.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК