«Конкурировать будут не телеканалы, а исключительно медиагруппы». «Интер»: программа передач на завтра

16 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 6, 16 февраля-23 февраля 2007г.
Отправить
Отправить

Еще месяц назад «Интер» резонировал неоднозначной ситуацией в трудовом коллективе. На сегодня страсти, кажется, поутихли...

Еще месяц назад «Интер» резонировал неоднозначной ситуацией в трудовом коллективе. На сегодня страсти, кажется, поутихли. А уже через месяц, 15 марта, должно состояться собрание трудового коллектива, где менеджмент канала должен представить проект нового механизма урегулирования трудовых взаимоотношений. Напомним также, что в начале 2007-го под «интеровское крыло» прильнули и три канала — К1, К2 и «Мега-спорт». Такой союз нерушимый образовал довольно сильную мультибрендовую медиагруппу — серьезнейшего игрока на телерынке. О «программе передач на завтра», о возможных перспективах отечественного телерынка «ЗН» рассказал Владимир ГРАНОВСКИЙ, член правления телеканала «Интер», сегодня один из главных идеологов «первой кнопки страны».

— Наверное, объяснимо, что первый вопрос о ситуации на канале и о том конфликте, который взбудоражил общественность. Как бы вы могли сегодня «диагностировать» эту ситуацию?

— Я абсолютно понимаю мотивацию некоторых людей, которые были «задействованы» в том конфликте. Понимаю, потому что отсутствие информации и переизбыток слухов всегда рождает нечто подобное. Мне не очень хочется повторяться, однако замечу, что во многом та ситуация была искусственно спровоцирована. По большому счету часть коллектива попросту отреагировала на дезинформацию. И, не разобравшись во всем как следует, пошла на обострение — так появилась «инициативная группа», так возникли некоторые ложные предположения «нас хотят закрыть». Но даже после того как произошла встреча с собственником канала, с менеджментом, все равно ведь не все проблемы остались решенными. Поскольку в любом случае нужно менять систему правовых отношений и систему зарплат. Я всегда был сторонником такой системы, когда «тело» зарплаты составляет 80%, а 20% — возможные бонусы и премии. В ситуации, которая нам досталась в наследство, все как раз наоборот: двадцать на восемьдесят или что-то около того. Естественно, такая формула программировала напряженность в коллективе. Человек должен получать гарантированный доход. А премии — это уже предмет рассмотрения менеджмента. 15 марта, на собрании трудового коллектива будет обсуждаться в том числе и эта тема.

— За прошедшее время некоторые профи все же ушли с телеканала. Например, оказалась оголенной музыкальная редакция. Понятно, что у каждого свои причины — как частные, так и творческие. Можно ли говорить о каких-то невосполнимых потерях, ведь наш телерынок довольно ограниченный, все на виду, как говорится, каждый человек на счету?

— Это не совсем так... На телеканале ведь еще предстоит и реорганизация. Если сказать точнее — структуризация. Канал впоследствии сам должен выбирать на рынке производителя. То есть выступать в роли заказчика. Это касается всех направлений. В том числе и музыкально-развлекательного. Я с огромным уважением отношусь, например, к профессионализму Валентины Басовской. И абсолютно не сомневаюсь, что дальнейшее наше сотрудничество возможно. Но уже от нее самой зависит, создаст ли она продакшн-студию и предложит ли телеканалу нужный качественный продукт. Поймите, для того чтобы выросло двадцать хороших продюсеров, должно быть восемьдесят плохих… А это тоже момент времени, фактор выбора. Могу сказать, что сегодня мы не всегда довольны качеством новостей на телеканале — иногда может быть просто «закадровое» сочинение на заданную тему. На «Интере» также нет качественного политического ток-шоу. А планы по реализации таких проектов есть. Надо усилить кинолинейку. Предстоит усилить форматность новостей — чтобы было более жанровое разграничение: это репортаж, это журналистское расследование. Это все вопросы редакционной политики, которые вскоре и хотим обнародовать. Так же, как и огласить свою идеологическую направленность.

— Что вы имеете в виду, когда говорите об «идеологической направленности»? Принадлежность к той или иной политсиле?

— Если будем видеть, что в обществе происходят процессы, которые не отвечают понятиям о либерализме, если будем ощущать, что усиливается роль государства в контроле над теми секторами, которые считаются конкурентными, если возникнет речь о нарушении прав человека, то глас канала по этим поводам — и есть идеологическая направленность. Государство должно заниматься вопросами правил регулирования… А задача редакционной политики — отстаивать права людей. В том числе и по языковым вопросам. В любом случае телевидение не может исправить ошибки политиков. ТВ должно отличать ошибку от «неошибки», потом информировать об этом — посредством телесюжетов. На сегодня одна из важнейших задач — наращивание потенциала нашей информационной службы. Но важно и наличие внятной политстратегии в стране. Если она есть — медиа ее обязательно донесут.

Простой пример… Ни одна политсила пока не заняла четкой позиции относительно государственного устройства страны — парламентская, президентская республика… Есть дискуссии, есть споры на эту тему. А внятной позиции нет ни у одной стороны. Традиционно ТВ считается мощнейшим политинструментом. Состоятельные влиятельнейшие люди всегда покупали и создавали телеканалы, в основном, с одной целью — влиять на общество, удовлетворять потребности какого-нибудь так называемого «главного зрителя». Если канал приносил деньги — это приветствовалось хозяином, который зачастую все равно не делал ставку на телеканал, как на рентабельный бизнес. Стоит также сказать, что и зрители зачастую воспринимают ТВ как инструмент политического влияния — то есть они догадываются, что вода льется на одну мельницу. И если бы не одно обстоятельство, то, наверное, эта тенденция сохранялась бы и впредь…

— Что это за обстоятельство?

— Прогрессирующий рынок рекламы. Ежегодный прирост рекламных бюджетов постепенно привел к тому, что телеканалы стали обращаться не к политикам, а реагировать на пристрастия зрителей. Осведомленность в политике — лишь «компас» для ведения бизнеса и планирования своих расходов.

— Сегодня заметно обострилась борьба на телеолимпе за почетное третье место (после «Интера» и «плюсов»). Это схватка между каналами условной «второй группы»…

— Я не согласен с этим определением. Телеканалы Пинчука — СТБ, ICTV, «Новый» — это вовсе «не вторая группа». Это мощные самостоятельные каналы, которые способны производить серьезный продукт. Они занимают свою значимую нишу. Они приучили к себе зрителя. Ни для кого не тайна, что на отечественном телерынке сегодня три крупнейшие медиагруппы — «Интер», «1+1» и каналы Виктора Пинчука. Роднянский, например, основатель и совладелец «1+1», сделал ставку на творческий потенциал, на людей, на команду, на концепцию, на позиционирование «плюсов» как украинского канала. Результат был впечатляющим. Пинчук же выстроил свою стратегию на количестве успешных каналов, на приглашении звезд российского ТВ. «Интер» же развивался организационно как бизнес, со своим сейлз-хаусом, выходом на спутник, продакшн-базой, зданиями и студиями, в конце концов, массой дочерних предприятий. И суть в том, что речь сегодня идет не о конкуренции между отдельными телеканалами, а о соревновательности между определенными медиагруппами.

— Не отсюда ли стремление «Интера» создать свою медиагруппу с привлечением К1, К2, «Мегаспорта»?

— Нам пришлось проанализировать прошлое телеканала. И здесь примечательно возвращение на «Интер» в качестве главы правления Сергея Созановского, поскольку он стоял у истоков канала. Именно с его нынешним приходом начинается реализация того проекта, о котором вы говорите. Оформление отношений с этими каналами еще не завершено. Однако стратегическое решение принято.

— В чем заключается это решение?

— В том, что «Интер» намерен работать с более широкой аудиторией. Но не через сетку вещания, а посредством других телеканалов. То есть, имея несколько каналов, медиагруппа «Интер» будет обращаться к разным целевым аудиториям. В телевизионном рекламном социуме уже возникло ложное представление о том, будто бы «Интер» собирается в интересах собственника «вытягивать» эти каналы из того положения, в котором они находятся (имеются в виду низкие рейтинги). Это не так. Мы активизируем свои усилия на брендировании. «1+1», например, недавно начал перепозиционировать некоторые каналы — так появились «Кино» и «Сити». И эта стратегия оказалась оправданной, поскольку начинать ребрендинг «1+1» ради большей аудитории не только рискованно, но и априори бесполезно: зритель привык к «плюсам» в таком виде, в каком канал существует уже десять лет. У зрителя уже давно сложилось и устойчивое восприятие канала «Интер». Поэтому некоторые эксперименты по радикальному и не всегда продуманному ребрендингу терпят неудачу…

— Вы намекаете на попытки предыдущего менеджмента «Интера» несколько «омолодить» аудиторию канала, о чем еще не так давно было много разговоров?

— Любые непродуманные эксперименты с аудиторией — опасная затея. Эту аудиторию надо закреплять за собой. Телезритель будет взрослеть — и переходить в другую нишу. И ТВ должно представлять возможность такого перехода с одного канала на другой. Причем этот зритель по идее должен оставаться внутри определенной медийной группы — вне зависимости от тематического или жанрового выбора: новости, музыка, кино… Возможно, в связи с некоторыми экспериментами по «омоложению» мы и потеряли по некоторым показателям — у канала пять процентов снижения доли за год. Сейчас все восстанавливается. И я уверен, что нужно бороться за лидерство в каждом слоте. Должны быть лучшие новости, должно быть лучшее кино, должны быть лучшие ток-шоу. А заигрывать «не со своей» зрительской группой, уверен, не следовало бы. Поэтому, повторюсь: уже не каналы будут конкурировать между собой, а исключительно медиагруппы. И для решения разных маркетинговых задач «Интер» планирует использование разные бренды, то есть он становится мультибрендовой группой. Это не «захват рынка». Это не создание монополии. Это создание разноплановых коммуникационных площадок. Пока это поняли только СМЕ (совладелец «1+1») и «Интер». И не только поняли, но уже работают в этом направлении. В конце концов создание мощных брендов увеличивает капитализацию и стоимость компании.

— Хотите сказать, что «Интер» в ближайшем будущем будет гораздо труднее «купить», потому что «оптом», а не «в розницу»?

— По отношению к украинскому ТВ мы почему-то всегда хотим применить одну и ту же схему — некий олигарх продает свой канал некоему другому олигарху. Уверяю вас, что эта стратегия постепенно изживет себя. Потому что на смену таким сделкам приходит вполне четкая и реальная перспектива выпуска корпоративных ценных бумаг на фондовый рынок. То есть ІРО. И если медиагруппа удовлетворит запросы портфельных инвесторов, то нет смысла передавать канал из одних рук в другие целиком. Открытый фондовый рынок даст каналам куда больше преимуществ, чем другие финансовые инструменты, точнее — полная продажа. Но могу заметить, что до сегодняшнего дня мы не получили ни одного серьезного предложения о покупке канала. То есть «Интер» интересовала не цена, которую предложат, а мотивация покупки. Не увидели понимания того, зачем этот канал кто-то хочет купить. Единственный мотив покупки — политика. Но и это последствия старой стратегии. Это бесперспективно, поскольку в таком случае телебизнес может стать убыточным и впоследствии может быть снова перепродан. Причем не обязательно с профицитом.

— От мультитем к «мини-проблемам»: бренды брендами, но ведь во многом лицо канала определяет личность. Дефицит личностей — по-прежнему острейшая тема на отечественном ТВ. «Интер» не исключение.

— Это достаточно общая тема. И здесь, по-своему, важен и философский аспект. У нас на ТВ ровно столько личностей — сколько их и есть. Больше не станет. Но в этой теме важно вспомнить исторические причины… Почему наши лучшие умы — философы (например, Юркевич), писатели (тот же Булгаков), прекрасные переводчики — в разное время оставляли Украину, как бы «обесточивая» ее гуманитарный потенциал? Почему и сегодня журналист нуждается в широком гуманитарном образовании (зачастую от узкой специализации мало пользы)? Личность на ТВ — это не «заказ по желанию», это не контрпрограммирование в сетке вещания… Это вечный дефицит. Или такая личность есть, или ее нет. Иного не дано. Например, уже для телевизионщиков, скажем так, нового поколения, которые пытаются раскрыть свои творческие личности, даже недавнее прошлое кажется анекдотом — те же темники. Но для того чтобы тому же молодому телевизионщику сделать хорошие новости, мало одного журфака — надо знать и философию, и литературу. Гуманитарная сфера подпитывает. Тогда уже ничего нельзя сымитировать. Как нельзя сымитировать любовь, волю, свободу, веру…

— В какой степени сегодня правомерно говорить, что украинское ТВ — европейское?

— Уверен, абсолютно европейское.

— А может все-таки оно чаще сканирует «таблоидные» наработки российского ТВ, пытаясь идентифицироваться с ним?

— ТВ всегда близко к общест-венным настроениям, к массовым запросам. В той же России на телевидении сегодня в первую очередь людям интересны певцы, киноактеры, если вы заметили. У нас — политики. Украинскому зрителю, оказывается, их жизнь гораздо интересней! Наши политики заменили на ТВ поп-звезд. Но каждому зрителю — своя программа. А если же вы хотите найти иную интеллектуальную нишу — тогда смотреть ТВ вовсе не обязательно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК