Как дети в "Школу"

2 февраля, 17:04 Распечатать Выпуск №4, 3 февраля-9 февраля

Телевизионный интерес к школьной тематике, к играм подростков всегда оправдан.

Премьерный сериал "Школа" ("1+1") стал одним из лидеров запросов в Google, принес каналу в январский прайм высокий рейтинг. 

И вызвал ожесточенные споры в среде учителей, учеников и просто телезрителей. 

Стоило мне разместить на странице в Facebook наивный вопрос: "Хто дивиться "Школу"? Думки і враження?", как вмиг набежала сотня рецензентов. И у каждого — свои аргументы.

"Я смотрела серию или две. Не критично. Для этого жанра… Речь слушается нормально, не коряво и не искусственно… Ничего плохого сказать не могу. Есть хорошие сцены… Директор школы у них забавный", — пишет Марина Анисович. "Сум, збентеження, подив. В нас стільки талановитих акторів, режисерів, авторів, а знову збирають команду з вулиці…" — пишет Ольга Собко. "Ніхто ніколи не зніме то всьо, шо там робиться. Але треба з чогось стартувати… От про підвищення зарплати обіцяли — на ділі фіга. І жоден канал ніде не нявкнув. А ви тут про кіно — епопея ціла. В жоден формат не втиснеш", — пишет Олена Мизинчук. "Що він Гекубі. Що йому Гекуба. Кіно і мистецтво розійшлися", — пишет литературный критик Дмитрий Дроздовский. "Это же у нас первый такой пример, ведь правда? Не рискует никто про школу — вдруг не проскочит, рейтингов не будет. Вот про больничку всегда в топе. Пусть и про школу посмотрят. И рейтинги — это хорошо", — пишет актриса Олеся Власова. "Дети в восторге, говорят, что, наконец, появился фильм, в котором правда о школе. Разве что не верят в благородных преподавателей. Как я поняла, наконец, долгожданное кино", — пишет Ирина Десятникова. "Профанація, як і більшість того, що роблять наші канали. Раніше серіали були призначені для домогосподарок і бабусь, тепер узялися за підлітків. Рейтинги показують, що вони зробити свою чорну справу. Смаки нашого глядача зіпсуті остаточно", — пишет кастинг-директор Алла Самойленко. 

"Такі серіали треба знімати та показувати кожен тиждень, чим більше будуть знімати, тим краще будуть фільми, для початку — непогано", — пишет Татьяна Кулицкая. 

И это только избранное. Как говорится, глас народа. 

Эта "Школа" — далеко не "Игра престолов", и даже не "Мост" (подобного дождемся не скоро). 

И эту же "Школу" совершенно не следует путать со "Школой" десятилетней давности на российском ТВ (сценарий сочиняла украинский драматург Наталья Ворожбит, снимала модная Валерия Гай-Германика). 

Темы двух "Школ", в общем-то, родственные, близкие. Но средства выразительности и авторские подходы к тематике — достаточно разные. Я бы даже сказал — разнообразные. 

Нашу теперешнюю обсуждаемую "Школу" отличает от иных исключительно украиноязычная среда. В этой обители ума и разума также замечен модельной внешности учитель английского Алекс (хорошо, видимо, платят в украинских школах). 

И именно эта "Школа" — как бы — любительский документальный срез пестрой картины учебной и околоучебной жизни с довольно наивным, а то и трепетным художественным подходом. 

Иногда дрожащая камера и не всегда привычно комфортная съемка пусть не вгоняет перепуганные массы в ступор: а вдруг кто подумает, что это новый малобюджетный экспериментальный сериал Ларса фон Триера? 

И сам этот проект, и особенности его реализации, на мой взгляд, следствие не только отчаянного креативного поиска наших телевизионщиков, но еще и фактор минимизации бюджетов на каналах-монополистах.

"Школа", которую многие аргументированно критикуют, а многие упрямо смотрят, — эдакий ситуативный продукт очередного переходного периода на нашем ТВ. Когда олигархических денег действительно меньше, когда рекламный рынок не сулит перспектив, когда российский контент либо "запрещен", либо по иным причинам недоступен. 

И вот тут-то и остается программный вопрос: так чем же латать сетевые дыры, особенно в прайме? Ведь не "Кварталом" единым, как говорится. 

В этом плане "Школа", оказавшаяся в нужное время и в нужном месте, стала предметом интереса вовсе не ввиду своих исключительных творческих достоинств. Попросту такая вот "Школа" — скорее всего — не столько "кинематографический", сколько социально-психологический телевизионный тренд сезона. Поскольку здесь попадание не в эстетические чаяния высокочтимой телевизионной аудитории, а исключительно в определенную целевую аудиторию. Кажется, прежде мало кем серьезно разрыхляемую на национальных каналах. 

Эта аудитория, 15-16-17-18-летние, — дети галактики и дети сетей. Но не дети телевизионного ящика. Они отрекаются от него сразу же, как только начинают осознавать его бесстыдную лживость, манипулятивность и архаичность. И мигом "эти" переселяются в галактические пространства сетей. Там есть из чего выбирать. 

И то, что "Школа" "плюсов" хоть на время, но все-таки вернула к телевизору именно этих строптивых, подрастающих — фактор успешности точно просчитанной темы. Фактор риска, без которого никогда нет успеха. 

Телевизионный интерес к школьной тематике, к играм подростков в принципе всегда оправдан. Неиссякаемый кладезь историй и мгновенное увеличение аудитории — за счет детей-родителей, учеников-учителей. 

Подобный расчет есть и в "Школе". Кто мужественно смотрит проект с первой серии, тот вспомнит, что, согласно сквозному сюжету, пара молодых преподавателей случайно оказывается в одном из украинских образовательных учреждений. Бизнес-леди по имени Катя попадает туда, чтобы найти общий язык с дочерью. И там-то и происходит ее дальнейшая сказочная встреча — с учителем модельной наружности Алексом. 

Фринж-линии, истории о школьниках само собой богаты насыщенными событиями. Многие из которых рогом уперты в теперешние интересы подростков — интернет, гаджеты, отношения, травка, попытки политкорректности, учитель-мучитель, родители-не-понимают. 

Как исполнены те или иные эпизоды — нетрудно убедиться, нажав на планшете кнопочку YouTube. Поскольку канал сразу же после телепремьер выкладывает новые серии в сеть, дополнительно собирая тысячи просмотров. 

Но, на мой скромный вкус, требовать от этих эпизодов какой-либо исключительной "художественности" — значит заведомо играть в подмену понятий. Художественность, наоборот, отсюда иногда пытаются вытравить дустом. Создавая у подростков ощущение даже не параллельной, а самой что ни на есть — реальности. Кто-то в нее поверит. И будет ждать следующей серии. Кто-то будет правильно и громко хохотать. Поскольку настоящая интересная жизнь некоторых школ (особенно в провинции) порою покажется армагеддоном по сравнению с этим-то телевизионным раем земным и образовательным. 

То, что в проект пригласили исключительно непрофессиональных актеров и подростков, сразу же вызвало тревогу в моей мятежной душе. А что если подобный рейтинговый успех с актерами-любителями (говорят, им меньше платят) будет поставлен на линейный конвейер? И куда же тогда девать сотни-тыщи актеров с корочками, которые скоро уже загрызут друг друга — из-за непомерного количества их самих и недостаточного количества проектов, в которых все они сладостно мечтают сниматься за большие деньги… Жизнь жестока, любители подпирают. 

Тем временем исполнители заметных ролей в "Школе" мгновенно стали узнаваемыми (Янина Андреева, Никита Вакулюк, Елизавета Василенко, Александр Петренко, Ирина Кудашова, Анна Тринчер, Карина Чернявская, Богдан Осадчук и другие). Некоторые из них, особенно активные подростки, обогатились сотнями-тысячами новых подписчиков в своих сетях. А сегодня — это показатель. И мне кажется, на такую интерактивность — как раз и ставка сериала. 

Поэтому еще раз подчеркну маркером одну мысль. И эта "Школа", и другие подобные телевизионные учреждения — сугубо продюсерский проект, это не всегда даже территория "искусства кино". Это, скорее, полигон для специальных опытов и важных обобщений со стороны психологов, социологов, других специалистов. 

В конце концов, и эта "Школа" — о нашем будущем. О зеркале, в которое пока что смотрят подростки. А ведь скоро вырастут. 

***

На несколько вопросов ZN.UA о резонансности "Школы" ответила один из продюсеров проекта — Ольга СЛИСАРЕНКО. 

— Оля, как лично вы объясните подобный всплеск интереса к украиноязычному сериалу для подростков, да еще и в прайме? 

— Мне кажется, очень точно попали в тему. Сейчас — детоориентированное поколение. Никогда так много денег на детей не тратилось. Возник своеобразный культ детей.

Что касается украинского языка, то дело и в языке, конечно, но также и в самой истории, которую мы затронули. Получается, что никто до нас в подобном формате эту тему так никто не поднимал. И, по сути, детям (подросткам) не предлагались подобные проекты. А уж если начинают смотреть дети, то за ними сразу родители. Надя Дорофеева сначала стала кумиром детей, потом ее стали слушать папы и мамы. На разных "мамских" форумах написано, что под Монатика засыпают младенцы, а значит — слушают его всей семьей. 

— Психолог участвует в процессе "прогнозирования" — кто и как будет смотреть подобный продукт, посвященный детям и с участием детей? 

— Специально психолога не привлекаем. Но когда берем определенную тему в разработку, то, безусловно, общаемся с психологом (он есть у нас в штате), обсуждаем, насколько все это ново, свежо, как это повернет в сторону актуальности. 

— В случае со "Школой" не избежать сравнений и ассоциаций с фильмом Гай-Германики и Ворожбит…

— Да, я смотрела тот проект. Он успешный, в свое время его сопровождал резонанс. Но даже за эти десять лет очень многое изменилось. И в системе школьных взаимоотношений, и в ценностных и социальных ориентирах самих детей. Вот у наших детей сейчас есть мечта — быть популярным, успешным блогером. И множество времени они проводят в соцсетях. Если у подростка вдруг забираешь телефон, то ему кажется, что он выпадает из этого социума, где надо постоянно лайкать, что-то отслеживать. То есть у них уже сформировалось два мира — реальный и виртуальный. И в фильме мы как раз об этом и говорим. Вот у нас есть героиня — девушка-блогер. И, представьте, не ради человека, а ради блога она готова переступить какую-то грань! Мы сразу решили, что много историй и конфликтных линий будет строиться как раз вокруг интернета. Поэтому к "Школе" мы добавили хэштег. 

— Вы, безусловно, читали как добрые, так и злые отзывы о фильме. Строгие критики "Школы" говорят, что это треш, это плохо, это старомодные съемки, а актеры вроде не говорят, а стихи читают… 

— Я скажу по поводу позитивного. Многие родители, которые смотрят этот фильм с детьми, как раз от детей и узнают, что похожие истории часто происходят не в киношных школах — и торговля травкой, и многое другое. Как бы то ни было, но этот момент узнавания и идентификации — очень важный. Ко всему, именно этот продукт относительно революционный для нашего телевизионного рынка. 

— В чем же его революционный потенциал? 

— Как известно, у нас и с экономикой проблемы, и ТВ не выгодное, не самоокупаемое. В этом плане мало кто предполагал, что за маленький бюджет удастся сделать настолько праймовый по цифрам продукт. На самом деле это беспрецедентная история, поскольку в праймовой линейке все стоит гораздо-гораздо дороже. Если сериал — то совершенно другие деньги. Если актеры — то звезды. А у нас актеры — любители. И приглашали их в фильм не потому, что решили сэкономить, а была такая задача: пригласить людей, которые понимают, о чем рассказывают. Собственно, каких-либо профессиональных актеров и не может быть в подростковой школьной среде. 

— Как искали и как нашли своих актеров? 

— Искали по интернету. Главная установка — должны быть красивые люди. Потому что это никакая не чернуха. В то же время хотели, чтобы приглашенные исполнители точно попадали в образы, которые уже были прописаны. Увидели Никиту Вакулюка — и никаких сомнений: красивый мужчина. 

— Но он не драматический актер? 

— Он прежде всего модель. 32 года. У нас снялась замечательная Янина Андреева — красивая и необычная. Телеведущая, журналистка. Тему травли в школе она сама пережила когда-то. И вообще школа для нее всегда болезненная история, потому что сменила четыре школы, были трудные отношения с одноклассниками. Исполнители других ролей подростков — этим 15, 16 лет. Например, у одной нашей юной актрисы накануне сериала было 50 тыс. фаловеров в Инстаграм, теперь у нее 140 тыс.фаловеров. 

— Если условно сочетать реализм предложенных вами историй и чистый вымысел — каково соотношение? 

— В основном, все наши школьные темы основаны на реальных событиях. Я сама всех своих друзей интервьюировала — из числа тех, у кого дети школьного возраста. Так что сценаристы, как говорится, сверяли часы со временем. 

— Среди упреков в адрес "Школы": мол, украинский язык здесь более характерен для преподавателей филфака, а не озорной среды подростков. 

— Хотелось, чтобы была живая украинская речь. Чтобы это был украинский язык, которым, например, легко, красиво разговаривают всем известные телеведущие. Вот, скажем, Катя Осадчая, Руслан Сенечкин, Юра Горбунов — прекрасный, живой украинский язык. Старались также использовать много живых оборотов, которые в своей речи используют подростки. Знаете, если бы это было не живым, а мертвым, то вряд ли бы дети это смотрели. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Галина Волкова Галина Волкова 3 лютого, 18:17 Сериал отстойный и бездарный. Какой там живой украинский язык?! Он искусственный, режет ухо. Игра "актеров" (всех без исключения) ниже плинтуса. Ситуации вымученные и ходульные. А сравнение с фильмом Гай-Германики не выдерживает критики. Там тоже был небольшой бюджет, но вот делали его очень талантливые люди. И фильм в результате получился действительно классный. Он жесткий, местами страшный, но живой и заставляет думать. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Vadim Melnik Vadim Melnik 4 лютого, 18:47 К сожалению, вынужден согласиться: язык украинский неестественный. Вроде, правильно всё,а ухо режет: не не говорят так в Украине!! Игра артистов слабая (чтобы не сказать плохая). С фильмом Гай-Германики сравни вать не буду,ибо не видел российский фильм. А как говорил Жванецкий: Я его не знаю, поэтому ничего плохого сказать не могу. )) А вот наш фильм на один раз. Т.е.,как "Роксолана" или "Чорна рада" 90-х. согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно